Карта городских событий
Смотреть карту

«Мой ХХ век»: кинодверь в таинство человеческой жизни

Развлечения
«Мой ХХ век»: кинодверь в таинство человеческой жизни
Черно-белая лента завоевала на Каннском кинофестивале 1989 года приз за лучший дебют в режиссуре / Кадр из фильма «Мой ХХ век»

На 41-м ММКФ представили восстановленную версию фильма «Мой ХХ век» Ильдико Эньеди. Черно-белая лента завоевала на Каннском кинофестивале 1989 года приз за лучший дебют в режиссуре. Кроме того, сценарий венгерка написала сама.

В центре сюжета картины — мужчина и женщина, однако все не так просто. Персонажи лишь отражают женское и мужское начало человека — центральной фигуры любого времени. О вопросах, разделяющих или объединяющих эти два пола, будет аккуратно рассуждать режиссер.

Фильм Эньеди начинается сценой родов, презентацией модели женщины-матери, дающей новую жизнь. Прерывистый монтаж создает ощущение магии, позволяя оставить за кадром мирское — крики, муки, кровь, сфокусировав внимание зрителя на рефлексии. Закипающий чайник, пушистый кот, две новорожденные. Протекающее будто в полудреме повествование с первых кадров захватывает зрителя.

«Мой ХХ век»: кинодверь в таинство человеческой жизни Фильм Эньеди начинается сценой родов, презентацией модели женщины-матери, дающей новую жизнь / Кадр из фильма «Мой ХХ век»

В следующую секунду мы видим подросших близнецов: сиротки торгуют спичками и спят на улице. Тут дверь приоткрывается, и в рассказ вмешивается совершенно привычная магия, а кто-то скажет просто — судьба. Подобно антиподу черного кота, по улице пробегает ослик, и результатом волшебства сестры обретают дом. Правда, по отдельности. Жизнь разделяет их, превращая в противоположных по качествам людей. Дора и Лили отражают друг друга зеркально. Одна — богата, распущена и, кажется, пресыщена пресностью собственного существования, а также попытками скрасить его при помощи мужчин. Другая — бедна, начитана, целомудренна и является радикальной оппозиционеркой, выступающей за равные права для женщин.

Звезды на небе начинают перешептываться, и все по тому же мистическому стечению обстоятельств сестры оказываются в одном городе. Однако их встреча друг с другом становится опосредованной. Череда событий знакомит их с одним и тем же мужчиной (роль исполнил Олег Янковский), для которого они — одна женщина. Каждая из них воплощает разные значимые для него ипостаси. Таким образом режиссер метафорически обосновывает непостоянство феминной натуры, олицетворяя в совокупном образе мужской идеал женщины — Еву и Лилит в одном флаконе. Две параллельные линии, проистекающие из одного источника, внезапно начинают резонировать друг с другом лишь для того, чтобы породить измерение, где они будут едины.

«Мой ХХ век»: кинодверь в таинство человеческой жизни Примечательно, что роль матери и сестер исполнила одна актриса — Дорота Сегда / Кадр из фильма «Мой ХХ век»

Примечательно, что роль матери и сестер исполнила одна актриса — Дорота Сегда. Тем самым автор лишает персонажей индивидуальности, обозначая краеугольным камнем половую принадлежность или основу сущности. Следуя тому же принципу, Эньеди оставляет в тайне имя возлюбленного сестер, обозначив его одной буквой — Z. 

Ильдико не вступает в диалог, а погружает зрителя в сомнамбулическое состояние, где фиксирует его внимание на личных ощущениях. Внутренний мир смотрящего не вступает в резонанс с тихо подкрадывающимся волшебством, здесь оно интуитивно перерастает в необходимость. Каждый кадр расчетливо смонтирован, диалоги сокращены до минимума, действие обосновано, а последствия предрешены заранее. Рефлексия Эньеди одновременно охватывает вопросы смысла человеческого бытия, смешивает буддийскую мифологию с библейскими мотивами и одновременно в таинственной невербализуемой форме отвечает на них.

«Мой ХХ век»: кинодверь в таинство человеческой жизни Роль Z исполнил Олег Янковский / Кадр из фильма «Мой ХХ век»

«Мой XX век» — квинтэссенция человеческой жизни, где загадочная (но продуманная) мистерия имеет сакральную логику. Замысловатость и простота у Ильдико искусно сочетаются, образуя все тот же амбивалентный симбиоз, являющийся основой реальности фильма. Чудеса обоснованы сами собой, а разгадка известна до появления тайны, что вопреки всему только прибавляет вопросам значимости. Человеческое внезапно предстает магическим, а магия лишается всякой загадки. Внутренняя борьба каждого из героев проистекает из дуализма, лежащего в человеческой сущности. Она рождает в душе персонажей гражданскую войну с собственным естеством. Победа в сражении обретается при помощи очередного столкновения героя-мужчины с героем-женщиной. Они заполняют пробелы в познании себя, принимая участие в заранее заготовленной им игре, тем самым создавая замкнутый круг торжества природы. В конечном итоге фатум объединяет всех героев в зеркальном лабиринте: звезды на небе вновь перешептываются, появляется ослик. Эта история будет повторяться с людьми снова и снова — во веки веков.

Подкасты