Карта городских событий
Смотреть карту

Максим Ильяхов: Ясно. Понятно. Сокращаем

Максим Ильяхов: Ясно. Понятно. Сокращаем
Фото: youtube.com/ Максим Ильяхов

Максим Ильяхов — главред среди блогеров. Его пособие по инфостилю стало библией копирайтеров, стремящихся писать «по Ильяхову», и «красной тряпкой» для журналистов старой школы, уверенных, что инфостиль «убивает творчество».

Впрочем, Ильяхов к этим упрекам относится снисходительно. Он уверен, что сила — в правде, которую часто пытаются подменить понятием «творчество». Уметь отличать правду от пропаганды, эвфемизмы от вежливости и правки от замечаний — это, по его мнению, навыки, которые пригодятся не только в тексте, но и в обычной жизни. А она за последние несколько десятилетий сильно изменилась.

— Максим, у вас такое количество проектов, что иногда кажется, что вы — алгоритм. Курсы, лекции, книги, редакторство нескольких журналов, сервис для улучшения текста.… Зачем вам еще и личный блог в «Инстаграме»?

— Дело в том, что люди, читающие меня в «Фейсбуке», — это не те же люди, что читают меня в «Телеграме». И всегда есть категория пользователей соцсетей, которые меня еще не читают.

Поэтому я прихожу туда, где они живут, и показываю им свой материал. То есть блог в «Инстаграме» не для самовыражения, а потому, что я хочу прийти в гости к тем, кто там живет, и показать им что-то свое.

— А ваш стиль в разных соцсетях отличается?

— Когда я рассказываю что-то по сути, например про редактуру или текст, то здесь ничего не меняется, потому что этот материал одинаковый для всех. Но есть еще такой жанр, как «социальный треп». В этом случае я делаю корректировки для «Инстаграма» и «Фейсбука», ведь люди туда приходят за разным. А часто туда еще и разные люди приходят. «Инстаграм» — более веселый и дружелюбный, «Фейсбук» — более элитарный, что ли... Более деловой.

Сбалансированное меню

— Правда ли, что соцсети так популярны, потому что людям удобнее смотреть картинки, а не читать?

— Люди читают не только не меньше, чем раньше, но и больше. Они потребляют огромное количество текстовой информации. Когда вы листаете ленту и натыкаетесь на картинку с подписью — вы же подпись прочитаете? Длинные статьи люди действительно читают меньше, просто потому, что те потребности, которые закрывали лонгриды, сейчас закрывают видеоролики в «Ютьюбе». Раньше интервью с интересным мне человеком я мог прочитать лишь напечатанным в журнале, а сейчас я включаю Юрия Дудя или Ирину Шихман и смотрю его же на видео. Но содержание не поменялось. Все разговоры о том, что «ой, люди перестали читать длинные тексты», равносильны тому, что люди перестали носить обувь на деревянной подошве и перешли на резиновую. Просто появилась технология, позволившая людям чуть более удобно для себя получать информацию. Если картинка будет информативнее текста, люди будут смотреть картинки.

— Вы, как и многие блогеры, торгуете онлайн-курсами. Почему инфопродукты сегодня покупаются лучше гречки?

— Блогеры средней руки сегодня легко делают миллионы на гайдах (гайд — «инструкция, пояснение». — «ВМ») Блогеры, общаясь со своей аудиторией и понимая, что этим людям нужно, могут предложить свой ответ на потребности людей. К примеру, блогер, пишущий о личной жизни, однажды замечает, что вопросы у подписчиков в основном одинаковые. И он, вместо того, чтобы каждый раз отвечать одно и то же, может предложить готовые ответы на популярные вопросы. Это и есть гайд. И не продавать это даже глупо. Блогер же уделил этому время и внимание.

Возможно, мы уже находимся в той стадии развития общества, когда первостепенное значение имеет не информация, а ее сортировка. Неужели мало в интернете информации по здоровому питанию? Много людей об этом пишут. Но когда я захожу в сеть и спрашиваю: «Что съесть, чтобы похудеть?» — то получаю миллион разных ответов. И я выбираю того блогера, которому доверяю, и прошу: «Дай мне свой взгляд на это, потому что без тебя я не могу отсортировать информацию». Люди платят за то, чтобы кто-то сэкономил им огромное количество сил и времени и подготовил сбалансированное информационное меню.

— То есть в ближайшем будущем аналитики будут важнее творцов?

— Да, это уже сейчас есть. Ведь блогеров творцами очень сложно назвать. Они скорее пересказчики того, что было сделано до них.

— Многие журналисты уверены, что принятые сегодня коэффициенты эффективности (KPI) убивают творчество. Вы же декларируете максимальную автоматизацию редакторских процессов. Так нужны ли творцу KPI?

— Технически творчество — это создание чего-то нового. А все, что делают редакторы, — это и есть создание нового: мы каждый день пишем тексты с нуля. Другое дело, что в нашей культуре под творчеством понимается самовыражение, проявление себя как художника и артиста. И здесь надо понимать, что журналист не должен быть в этом смысле творцом. Журналист служит задачам своего читателя или издания. И чем он эффективнее в том, ради чего его нанимают, — тем лучше для него. Количество решенных задач — это и есть его KPI.

Журналисты уже давно не приходят к читателю, чтобы показать тонкие струны своей души. Вот как раз блогерство — эта та сфера, где любой может продемонстрировать свои мысли, культурный фон и начитанность. Более того, в последние пять лет появилось такое явление, как Patreon, когда читатели могут напрямую поддержать автора рублем. Журналист, ноющий, что современная редактура убивает творчество, может создать свой блог на любом сервисе, подключить Patreon, и пусть читатели платят за его творчество. Но мы же хотим сидеть на зарплате и при этом писать колонки, раскрывающие глубокие струны души, не оглядываясь на то, насколько это интересно читателю. Вот эта халява закончилась!

— У вас много постов посвящено вопросу пропаганды. Он действительно так остро стоит?

— Мы с пропагандой серьезно познакомились во времена Первой мировой войны. Мы тогда впервые увидели, что на поле можно разбросать листовки и деморализовать противника. На одной стороне — танки, артиллерийские расчеты и отравляющий газ, а на другой — пиарщик с копирайтером, создавшие эти листовки. И еще неизвестно, кто победит!

Со временем вопрос пропаганды становится все более важным. Люди все меньше живут в реальности и все больше читают соцсети. А человеку свойственно думать, что мир такой, каким его показывают. Следовательно, стоя на солнечной лужайке в окружении пушистых зайчиков, легко можно почувствовать, что все катится к чертям, а политические оппоненты гниют в тюрьмах из-за несправедливости. Это пропаганда. Сегодня благодаря технологиям общения она применяется везде и всюду.

С чиновничьего на русский

— Вы действительно считаете, что общество не доверяет государству из-за того, что власть не умеет грамотно объяснять свои действия?

— Действия государства не всегда понятны для всех. Но в защиту государства нужно сказать, что проходят довольно сложные вещи, которые сложно объяснить. В России нет такого количества высококлассных редакторов, которые на 140-миллионную страну расскажут обо всем хорошем. Но такое во всех странах есть. То есть запрос на то, чтобы люди понимали происходящее, есть, а ответа в виде институтов специалистов — еще нет.

Впрочем, надо понимать, что коммуникация — это не все. Когда в перестройку сгорели вклады, то как ни подавай это, люди все равно будут считать, что государство их обмануло. Помимо коммуникаций есть еще и объективная реальность: какие из окна видны дороги, сколько отложено на черный день? И, несмотря на то, что благодаря технологиям уровень жизни улучшается, люди будут недовольны, потому что не все это могут отследить. Но если государство научится доносить до людей, как у них все происходит, то это произойдет быстрее.

Интересно, что огромное количество российских данных находится в открытом доступе для граждан: отчеты Росстата, структура бюджета, законодательные акты. Заходи и читай! Но иногда это сделано в таком недоступном виде, что нужны аналитики, которые переведут это на нормальный язык. К примеру, вышел закон, заставивший людей волноваться.

Нужны специалисты, которые бы его объяснили. Сегодня их функции берут на себя иностранные агенты или оппозиционно настроенные граждане, которые уверяют, что это — кровавый закон. И до тех пор, пока не появятся аналитики, объясняющие это с другой стороны, у нас будет такое искаженное представление о происходящем.

— Вы и сами участвовали в госпроектах — продвигали сайт «Госуслуги», помогаете Дептрансу. С тех пор как чиновники начали учиться говорить человеческим языком, уровень доверия людей к ним вырос?

— Конечно, вырос. Особенно это видно в тех регионах, где губернаторы — активные молодые ребята или есть мотивированные команды. Ведь коммуникация — это часть добавленной стоимости. У нас под землей может ехать вагон метро, который перевозит людей. А сверху может быть добавлена стоимость хорошего интернета, зарядной станции для мобильных телефонов, официанта с прохладительными напитками. И как только какой-нибудь департамент понимает, что нужно создавать добавленную стоимость, то самое недорогое, что можно сделать, — это наладить хорошую коммуникацию. В масштабах всего бизнеса это стоит копейки.

Креативный доводчик

— Вот вы отказались от офиса и жизни в городе. Современному редактору офис вообще нужен?

— Конечно, офисы нужны. Во многих ситуациях людям необходимо находиться вместе. Другое дело, что офис перестает быть местом производства и превращается в место встреч. Возьмите 2002 год, когда ни у кого не было компьютеров. В семье за компьютером сидел ребенок, а папа, если он не был программистом, работал в офисе. Сейчас место производства — в компьютере, который можно взять с собой в любое место. А вот встретиться, почувствовать друг друга, наладить контакт — это бесценно. И в этом смысле офисы не умрут, просто переформатируются в место сотворчества.

— Алгоритмы смогут в будущем заменить редакторов?

— Уже сейчас есть технологии, позволяющие писать связанный, но бессмысленный текст. Очень скоро они научатся писать осмысленно. Тем не менее роботы не заменят редакторов, они просто кратно повысят эффективность их труда. Ведь сейчас, чтобы сочинить статью, мне нужно сидеть несколько часов, что-то выдумывать, формулировать и склонять. А через два-три года за меня это будет делать нейросеть. Это как вопрос о том, заменят ли тракторы фермеров? Не заменят, просто тракторы будут вспахивать и культивировать не один гектар земли, а сотни. Количество полезного текста для людей увеличится, а стоимость его снизится, что поможет создавать больше добавочной стоимости.

— Но в этом случае не нужны будут авторы. Ведь вы как редактор сможете работать над текстом вместе с роботами…

— Авторы будут нужны, просто вместо того, чтобы набивать страницы текста, они будут предлагать алгоритму тезисы, а алгоритмы — их дописывать. В книге Пелевина «S.N.U.F.F.» было устройство «креативный доводчик». Автор вбрасывал в него идею, а доводчик ее разрабатывал. Вот это нас и ждет в ближайшем будущем. Но автор никогда не уйдет, потому что человек должен понимать другого человека. Нам не нужны тексты ради текстов. Они нужны как установление контактов с другим человеком. Если мы знаем, что какой-то текст написал робот, то у нас нет повода его читать, потому что нам неинтересно, что думает робот. Наша биологическая предрасположенность — ориентироваться на других людей.

ДОСЬЕ

Максим Ильяхов — лингвист, кандидат педагогических наук, коммерческий писатель, редактор и разработчик сервиса проверки текста «Главред», также является ректором Школы редакторов Дизайн-бюро Горбунова. Он родился в 1988 году в Краснодаре.

В 2010 году окончил факультет иностранных языков МГУ. С 2011 года автор занимается педагогической деятельностью, совмещая ее с основной работой. В этот период он также выступал редактором проектов «Мегаплан» и «Мегапрорыв». С 2014 по 2019 год занимал пост главного редактора журнала «Т-Ж» .

Ильяхов написал более 400 статей о редактуре, контент-маркетинге и рекламе, а также создал курс «Информационный стиль и редактура текста». Специализируется на обучающих продуктах: курсах, научно-популярных книгах и учебниках.

Манифест о вере в себя

— Вы — взрослый и самостоятельный человек. По умолчанию миру наплевать на вас, вашу жизнь, личность и интересы.

— Это не вопрос везения, веры в себя, вдохновения и волшебства. Это закон физики: вы слушаете, что нужно другим, и помогаете им.

— У вас есть семья и друзья, которым вы не безразличны. Для остальных вы су ществуете как обстоятельство их жизни.

— Вы можете принести пользу кому-то из этих людей. Для них вы станете важным обстоятельством жизни.

— Кому-то вы поможете заработать, другим — лучше жить, третьих разгрузите от части забот. За это они заплатят вам деньги.

— Чем полезнее вы будете для этих людей, тем больше они вам заплатят.

— С вами все в порядке. Постепенно у вас все получается.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

7 лет существует сервис оценки качества текста «Главред». 10 баллов — наивысшая оценка текста сервисом. Правда, получить ее очень сложно. 1400 правил в базе «Главреда». База регулярно обновляется, и правил становится больше. 40 тысяч человек подписаны на YouTube-канал «Максим Ильяхов», а самое популярное видео канала — «Как пользоваться «Главредом». Оно собрало 66 тысяч просмотров.

70 тысяч подписчиков у блога Ильяхова в «Инстаграме». Максим Ильяхов — автор 4 книг: «Пиши, сокращай», «Правила деловой переписки», «Ясно, понятно. Как доносить мысли и убеждать людей с помощью слов», «Бизнес без MBA». Все они стали бестселлерами.

Читайте также: Юрий Козлов: Печатное слово вечно

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse