Врач скорой помощи рассказал, как изменилось отношение к медикам со стороны пациентов
Врач подстанции № 9 станции скорой и неотложной медицинской помощи имени Пучкова Георгий Комков / Фото: Из личного архива Георгия Комкова

Врач скорой помощи рассказал, как изменилось отношение к медикам со стороны пациентов

Здоровье

В самый острый период борьбы с коронавирусом бригады скорой помощи стали авангардом. О том, как за это время изменилось отношение к медикам со стороны пациентов, «Вечерней Москве» рассказал врач подстанции № 9 станции скорой и неотложной медицинской помощи имени Пучкова Георгий Комков.

— Георгий, как вы себя чувствуете?

— Хорошо, а после фотосессии так вообще отлично (фотокорреспондент «ВМ» провела фотосъемку до интервью).

— Я спрашиваю, потому что вы выглядите достаточно бодрым, но при этом подозреваю, что в последние месяцы работы было невпроворот.

— Да, в пик эпидемии было очень много работы. Март, апрель, май — было очень тяжело. Только с середины июня немного выдохнули.

— Врачам скорой помощи первыми пришлось столкнуться с инфицированными пациентами. Не страшно было?

— Число вирусных заболеваний в зимний период имеет свойство увеличиваться. Это касается всех инфекционных, простудных заболеваний, пневмоний. Просто в этом году мы столкнулись с неизвестной инфекцией. В целом же для нас коронавирус — это просто одна из инфекций.

— Вы гордитесь своим делом?

— Каждый, кто работает на скорой, гордится своей профессией. Мы действительно работаем в таких условиях, когда всегда оказываешься первым. Что бы ни произошло: авария, ДТП, катастрофа или вспышка инфекции — именно бригада скорой приезжает первой. Когда достаешь человека с того света, летишь на машине по городу с маяками в реанимацию, сдаешь живого пациента в стационар, тогда, уже оформляя медицинскую документацию, вытирая пот со лба, понимаешь, что сделал классное дело.

— Коронавирус изменил отношение общества к врачам, у многих в головах поменялись приоритеты. Вы ощущаете это?

— Эпидемия показала изнанку работы медиков. Стало больше понимания со стороны людей, больше уважения. Водители стали уважительнее относиться, чаще дорогу уступают.

— А почему лично вы выбрали работу в скорой помощи?

— Заканчивая мединститут, каждый молодой врач хочет быстро набраться практических навыков. Скорая помощь как раз для этого подходит. Но при этом в скорой нет случайных людей, если молодой врач пришел и задержался, эта профессия редко отпускает.

У меня еще и семья врачей, отец и мама работали на скорой по 20–30 лет, я с детства хотел работать там же.

— Но ведь это очень тяжелая работа не только морально, но и физически.

— Да, ритм тяжело выдерживать. Летом хотя бы погода хорошая, солнце, какой-то позитив. А зимой часто приходится работать на улице, когда пострадавший лежит в этой слякоти.

Еще много домов старых, без лифта. Мало того что нужно наверх оборудование затащить, так ведь потом нужно пациента вниз перенести.

— Не посещает мысль: «На сколько меня еще хватит?»

— Конечно, посещает. Особенно тяжело после обеда. Накатался с утра по выездам, вернулся на подстанцию, хочется пообедать, отдохнуть, а есть только 30 минут. Здесь первый раз посещает мысль: «Зачем мне все это надо?» Но потом опять входишь в ритм — и до ночи. Часа в 2–3 город засыпает. Возвращаешься на подстанцию, ложишься отдохнуть, и часов в 5 уже приходит следующий вызов. Если зима, то машина за это время уже остыла, на улице холод.

И ты идешь на улицу, садишься в холодную машину. В этот момент тоже посещают такие мысли. А потом все по новой — так и работаем.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

4 подстанции скорой помощи построят в столице до конца 2020 53 бригады скорой помощи в рамках пилотного проекта оснастят капнографами — приборами, определяющими уровень углекислого газа в выдыхаемом воздухе 1040 бригад ежедневно работают в Москве 300 автомобилей скорой помощи закупил город в этом году.

Читайте также: Главный патологоанатом Москвы оценил ситуацию с COVID-19 в столице

Google newsYandex newsYandex dzen