пт 18 октября 02:16
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Лео Бокерия: Москва — абсолютный лидер по вовлеченности людей в ЗОЖ

Лео Бокерия: Москва — абсолютный лидер по вовлеченности людей в ЗОЖ

На фото: кардиохирург Лео Бокерия 

Борис Бухтияров для «Вечерней Москвы»

Великий кардиохирург в эксклюзивном интервью «Вечерней Москве» рассказал, почему он бросил пить и курить, почему многие россияне стали приверженцами здорового образа жизни, за какой футбольный клуб он болеет, о своей общественной работе на посту президента «Лиги здоровья нации» и почему Москва для него — лучший город на земле.

Мы договорились об интервью на 7:30 утра. В это время Лео Бокерия приезжает на работу в Национальный медицинский исследовательский центр сердечно-сосудистой хирургии имени А.Н. Бакулева. Но менять свои привычки академик не стал. С раннего утра он привык оперировать. Беседа началась в 14:00, когда Бокерия вернулся в свой кабинет из операционной.

«ГРУДНУЮ КЛЕТКУ УЖЕ «НАОТКРЫВАЛСЯ»

— Лео Антонович, сколько длится по времени ваша операция?

— Операция может продолжаться от трех до пяти часов. Больного доставляют в операционную, дают ему наркоз. Потом открывают грудную клетку. Я, как и многие старшие хирурги, не открываю грудную клетку. «Наоткрывался» уже тысячу раз, когда во время операций был вторым ассистентом, первым. Потом, когда начал оперировать, тоже все сам делал. За океаном было по-другому. В период хорошего советско-американского сотрудничества я часто стажировался в ведущих клиниках США. Там, например, во всемирно известной клинике Дьюкского медицинского центра резиденты доставляют пациента в операционную в четыре утра, с ним работают анестезиологи, потом больному открывают грудную клетку, далее приходит профессор, оперирует и переходит в другую операционную, где его ждет новый подготовленный пациент. В нашем Центре функционирует аналогичная система. Она практикуется во многих странах мира.

— Сколько в год операций на открытом сердце проводят в вашей клинике?

— Более пяти тысяч. В Америке есть центры, где проводят по 4200–4300 подобных операций, а в Европе вообще нет клиник, где бы по четыре тысячи делали. Причем в нашей клинике контингент больных — с первого дня рождения. Самому пожилому нашему пациенту — 93 года. Ему тоже делали операцию на открытом сердце.

«Я ПОСТОЯННО ДОЛЖЕН ОПЕРИРОВАТЬ»

— Вы всецело доверяете своим коллегам?

— Люди, которые со мной давно работают, все умеют, потому что прошли отличную школу подготовки кардиохирургов. Они знают весь путь пациента от палаты до операционной, а затем в палату и домой. Моя роль в операционной такова: я подключаю аппарат искусственного кровообращения, останавливаю сердце специальным (кардиоплегическим) раствором, делаю операцию. Когда деятельность сердечно-сосудистой системы восстановилась полностью, перехожу в другую операционную к новому больному. То есть из пяти часов операции одного пациента я нахожусь рядом с ним два–три часа. В июле операций — две–три в день, а обычно их меньше четырех не бывает. В субботу и воскресенье мы отдыхаем, кроме экстренных случаев, разумеется.

— Насколько это энергозатратно для хирурга — делать по четыре операции в день?

— На первом месте у хирурга — знания, на втором — желание оперировать. Я знаю много хирургов с большими именами, которые делают мало операций. У меня другие приоритеты. Мой учитель Владимир Иванович Бураковский говорил: «Главное, чтобы в доме все было хорошо». Чтобы так было в доме, где работаю, я должен иметь право сказать коллеге во время операции, как надо сделать правильно. Заметьте, не право директора центра, а право более опытного коллеги, делающего больше операций. Для этого я постоянно должен оперировать. Моя общественная работа, пожалуй, более энергозатратна, чем операции. Но все знают, что в первой половине дня я не занимаюсь общественными делами, потому что оперирую.

«ЛЮДИ ДОЛЖНЫ ЖИТЬ БОЛЬШЕ 80 ЛЕТ»

— Вы являетесь президентом «Лиги здоровья нации». Каких успехов достигла ваша организация за 16 лет?

— В 2003 году, когда мы создавали эту «Лигу», то заявили, что будем заниматься планированием здорового образа жизни. Тогда многие хохотали: мол, только Госплан отменили, а они планируют оздоровить нацию. Хотя в Германии, например, была подобная государственная программа, и они быстро достигли увеличения продолжительности жизни в стране. Наша «Лига» ставит реальную задачу: люди должны жить больше 80 лет.

— Людям не прикажешь в данном случае.

— В последние годы произошли разительные перемены у людей, которых мы оперируем. Еще 20 лет назад мы боялись брать 50-летнего человека на операцию с искусственным кровообращением. Сегодня я в неделю оперирую трех–четырех человек старше 75 лет. То есть пациенты такого возраста, которые в Европе были и 20 лет назад, появились и у нас. И не только в Москве, они приезжают к нам в центр отовсюду. Когда-то я приехал к очень известному шведскому кардиохирургу Викингу Бьорку, и он при мне взял на операцию 80-летнего человека. Для меня это было непонятно. И я спросил коллегу, зачем оперировать, пусть себе пожилой пациент доживает свой век. Бьорк посмотрел на меня, как на умалишенного: даже если человек проживет во здравии три–пять лет после операции — уже хорошо. На следующий день после операции этот пожилой больной уже сидел, разговаривал, расспрашивал меня о Москве. Сегодня такая же ситуация и в России: люди живут дольше, и расширились показания в кардиохирургии.

«ЕСЛИ ПОЯВЛЯЕТСЯ БОЛЬ — НАДО ПОЙТИ К ВРАЧУ»

— Какое место занимает Москва в «Лиге здоровья нации»?

— Москва — абсолютный лидер по вовлеченности людей в процесс следования здоровому образу жизни. Нигде в мире нет такого количества парков для прогулок, как в нашей столице. Сегодня вся страна «загорелась» идеей, которую реализует наша «Лига». Очень популярны акции «Прогулка с врачом», «10000 шагов к жизни», которые собирают во многих городах страны и, конечно, в московских парках очень много народа.

Москва — такой город, где есть все возможности, чтобы узнать у специалистов, здоров ли ты. Мое сердечное пожелание москвичам: если появляется любая боль, не надо ни с кем советоваться. Надо пойти к врачу. Боль — это всегда чревато, особенно боль в сердце. Любой желающий в рамках перечисленных акций получит необходимую консультацию, в какую поликлинику или стационар ему необходимо обратиться.

— Только из-за количества парков Москва лидер в «Лиге здоровья нации»?

— Лет 12 назад на форуме «Лиги здоровья нации» «Здоровье нации — основа процветания России» одна молодая доктор наук докладывала о состоянии здоровья жителей Москвы. Оказалось, что самое большое количество долгожителей проживают в Центральном округе столицы. Казалось бы, самый центр города, задымленность от выхлопных газов автомобилей страшная... Но докладчик проанализировала все показатели и пришла к выводу, что в ЦАО больше, чем где-либо в Москве, людей живут с высшим образованием. Все другие показатели здоровья по округам были сопоставляемы.

— Каким образом наличие высшего образования влияет на состояние здоровья человека?

— Образованный человек лучше прислушивается ко мнению других и более склонен к анализу полученной информации. Этот анализ заставляет избавляться от вредных привычек, вставать с дивана, вести подвижный образ жизни.

«Я КУРИЛ В КОШМАРНЫХ СНАХ И БРОСИЛ ПИТЬ»

— В Москве стали меньше пить и курить?

— Я вижу это не только во время операций, оценивая состояние сердца больного. Люди реально стали меньше курить и употреблять алкоголь, особенно крепкие напитки. Бросать надо курить, ребята. Я бросил в 1980 году.

— Не жалеете?

— Что вы. Мне много лет после того, как не стал «дымить», снилось в кошмарных снах, что я курю. А девять лет назад я вообще бросил пить. Представляете, южанин, хирург, но я бросил, потому что понял: мне это мешает жить полноценно. Сейчас я себя прекрасно чувствую и оперирую так же часто, как и 10 лет назад. Разумеется, я пишу научные статьи, выступаю с докладами. Например, в мае подвожу итоги работы за год нашего Центра на научной сессии, а в ноябре делаю отчет о результатах сердечно-сосудистой хирургии в стране на ежегодном съезде сердечно-сосудистых хирургов России.

— Как же можно совсем отказаться от спиртного?

— Когда говорят о выпивке, никто не думает о ее последствиях. Человечество придумало алкоголь, чтобы люди, собравшиеся вместе, одновременно оказались в хорошем настроении. Но любая капля алкоголя распадается в организме, а конечным продуктом этого распада является соляная кислота. Кто не знает, это самый сильный вредитель слизистой желудка, нашего основного органа, который дает нам возможность жить. Поэтому, когда мы думаем, что употребление алкоголя в малых дозах безвредно, это заблуждение. Я никого не собираюсь отговаривать, я просто говорю то, что знаю. Когда мне было 35 лет, я стал замдиректора по науке и стал летать бизнес-классом. Тогда я часто наблюдал, как хорошо выпивших пассажиров из этого самого бизнес-класса самолета в лучшем случае выводили под руки, а иногда и выносили. Это было похоже на обычай. Я сам был пьющим человеком, возил с собой в портфеле напитки — взлетели, выпили коньяк. Сейчас я тоже летаю бизнес-классом, но наблюдаю иную картину: молодые люди не пьют алкоголь в самолете. Ну, если только немножко сухого вина. В то же время, если человек ведет здоровый образ жизни, это не значит, что он не может немного выпить.

— Так все-таки немного можно?

— Почему немцы живут дольше нас? Меньше нашего употребляют алкоголь? Лет 10 назад товарищ позвал меня в Германию в отпуск на неделю. Каждый вечер я наблюдал такую картину: немецкий контингент гостиницы пил пиво. Но в шесть утра эти пиволюбы «железно» вставали и шли на пробежку, плавали в бассейне, занимались спортом, ну а вечером опять пили свой любимый напиток. А мы? Если выпили, то, как правило, «по полной». Утром нашим людям надо отлежаться или на работу прийти в плохом самочувствии. В Америке, где я часто бывал и был гостем у многих всемирно известных кардиохирургов, спортивные занятия — это культ. В любой гостинице есть фитнес-зал. При этом практически в любое время в этом зале нет ни одной пустующей беговой дорожки. При приеме на работу работодатели в США отдают предпочтение тому, кто занимается спортом.

Борис Бухтияров для «Вечерней Москвы»

ФОТО: Борис Бухтияров для «Вечерней Москвы»

«Я ПЬЮ ГАЗИРОВАННУЮ ВОДУ»

— А что вы предпочитаете пить?

— Я пью газированную воду. Я много лет занимался проблемой гипербарической оксигенации. Это — метод, позволяющий насытить организм пациента кислородом и таким образом повысить безопасность его операции. Оказалось, что этим методом также очень эффективно лечится анаэробная инфекция, в том числе сибирская язва. В кишечнике содержатся два вида микрофлоры: аэробная и анаэробная. Так вот, последняя погибает в насыщенной кислородной среде.

В газированной воде много растворенного кислорода, который и уменьшает содержание анаэробной флоры. Многие мои зарубежные коллеги после этой аргументации перешли на газированную воду. Люди постарше помнят, как в прошлом веке наши руководители страны, будучи в преклонном возрасте, пили «Боржоми», потому что знали о целебных свойствах газированной воды.

— На ваш взгляд, успешно ли развиваются в нашей столице физкультура и массовый спорт?

— Мне трудно судить, потому что провожу на работе большую часть времени. Но во время прогулок в столичных парках даже моя жена, коренная москвичка, удивляется большому количеству людей, которые занимаются скандинавской ходьбой, бегают, играют в баскетбол, катаются на велосипедах. Реально — у людей в нашей стране есть тяга к здоровому образу жизни. Я считаю, чтобы такой стиль жизни распространился повсеместно, надо усилить пропаганду здорового образа жизни и не пугаться слова «пропаганда».

— Так почему, на ваш взгляд, за последнее десятилетие в России появилось такое количество приверженцев ЗОЖ?

— Я скажу одну «политическую» вещь. В годы моей молодости все руководители нашего государства, которых показывали по телевизору во время многочисленных приемов, как правило, стояли со стаканами в руках, и эти стаканы осушались. Ничего подобного сейчас мы на экране не увидим. Поведение первых лиц очень влияет на сознание людей. Когда вы знаете, что первое лицо страны при всей его загруженности работой несколько часов в сутки посвящает занятиям спортом и физической культурой, вы невольно спрашиваете себя: а как много лично я уделяю времени работе над собой?

«СОРОК ЛЕТ, КАК Я НЕ ЗАВТРАКАЮ»

— ЗОЖ — это не только физкультура, но и правильное питание. Расскажите о вашей диете, которая позволяет вам оставаться в форме.

— Сорок лет, как я фактически не завтракаю. И это придумал не я. Наблюдал это у многих американских коллег, которые много оперировали и проживали долгие годы в отменном здравии. Как правило, утром на завтрак они позволяли себе только чашечку кофе.

У меня утро начинается с небольшой порции домашнего творога, который делает моя жена. Когда прихожу из операционной, ем йогурт или что-то из фруктов. Часам к восьми вечера приезжаю домой и кушаю нормально: первое, второе. Кофе не употребляю. Чай пью декофеинизированный (decaffeinated). Заказываю его через интернет-магазин. Вкусовые качества практически не отличаются от обычного чая той же марки.

— Вы лучше других знаете, как занятия физкультурой улучшают работу его органов. Действительно, что регулярные занятия физкультурой значительно улучают работу сердца?

— Физкультура однозначно улучшает работу сердца. Когда человек занимается физкультурой, его сосуды становятся более податливыми, легче расширяются, автоматически сужаются, кровь лучше циркулирует, насыщает клетки кислородом и забирает углекислоту.

«РЕКОМЕНДУЮ ХОДЬБУ И БАДМИНТОН»

— Какими видами спорта вы порекомендовали бы заниматься пожилым москвичам для укрепления здоровья?

— Мы не можем рекомендовать заниматься спортом всем подряд, особенно людям пожилого возраста. У каждого индивидуальное состояние организма. Самый оптимальный способ оздоровления — это ходьба. Если вы раз в неделю будет проходить пешком на свежем воздухе два часа подряд, это увеличит вашу жизнь на 12 лет. Если вы начитаете с ходьбы и чувствуете, что вам мало этой нагрузки, то обращайтесь в центр здоровья, и вам подскажут, как увеличить физическую нагрузку без вреда для здоровья. Я считаю, что пожилым и юным москвичам надо заниматься тем видом спорта, который нравится. Лично я очень рекомендую бадминтон — вид спорта не тяжеловесный, материальных затрат не требует, малотравматичен. Это очень разностороння игра, которая, между прочим, улучшает и зрение.

— Каким видом спорта предпочитаете заниматься вы?

— В детстве в Поти я часто играл в футбол, с апреля плавал в озерах, а с июня — в море. В институте играл за сборную нашего вуза. Я имею первый разряд по шахматам. Кстати, в «дворовый» футбол играл до 55 лет, пока один обиженный на меня аспирант не «врезал» крепко по ноге. Аспирантов у меня много, и я перестал гонять мяч. Зато дома у меня есть баскетбольное кольцо, где я иногда соревнуюсь с внуками. Раньше играл в теннис на просторах «Лужников», теперь во дворе своего дома стучу ракеткой мяч об стенку.

— Национальный медицинский исследовательский центр имени Бакулева — цитадель спорта?

— У нас есть в центре футбольное поле, баскетбольная площадка. Есть молодые хирурги, которые играют по субботам в футбол. Гораздо важнее, что у нас в Центре работает отделение реабилитации для детей с врожденными пороками сердца. После операции на сердце ребенок здоров. Но ранее он не занимался физическими упражнениями, и для восстановления возрастного уровня всего организма ему крайне необходима лечебная физкультура. Вот в чем логика работы этого важного подразделения.

«ДОЧЕРИ — МОИ ИДОЛЫ»

— Москва — ваш любимый город?

— Безусловно. Потому что Москва — это место, где родились мои дочери, четверо внучек и три внука. Дочери — мои идолы, они обе — врачи, доктора наук, профессора. Старшая Екатерина — кардиолог-неонатолог. В частности, она лечит аритмию сердца у плода. Она характером в мою сестру Марину, по настоянию которой я стал врачом.

— Как можно лечить еще не рожденного человека? — спрашиваю я дочь. Екатерина всегда очень эмоционально отвечает: «Ну, папа, это же очень просто!» А наша младшая Ольга — кардиолог взрослого отделения. Она вся в маму — спокойная, рассудительная, терпеливая. Моя жена Ольга Александровна и дочери окончили Первый московский медицинский институт имени И.М. Сеченова, все — с красными дипломами.

Москва для меня — это гораздо больше, чем город, где я живу и который люблю. Это город, связанный с детством моих детей и внуков.

— Помните свои ощущения, когда вы переехали в Москву?

— Очень хорошо. Сразу после школы, которую окончил с  медалью, я не поступил в мединститут в Одессе. Как раз в тот год Никита Сергеевич Хрущев отменил льготы для медалистов при поступлении в вузы. А поехать из Поти учиться в мединститут ближе всего было в Тбилиси, где своих любимчиков было достаточно, либо в Одессу, где тоже «своих» хватало. В Одессе в мединституте у меня училась старшая сестра. Когда я не поступил в институт — вернулся домой, там работал на стройке. Как-то стал привыкать, что буду работать строителем, но потом товарищ уговорил ехать в Москву. Когда сдавал вступительные экзамены в мединститут, жил на Пресне в коммуналке у тети Дины. Где-то в углу своей комнаты она мне постелила постель. Потом мне дали общежитие от института в Перловке — это 25 минут на электричке от Ярославского вокзала. Поэтому первые два года учебы в столице я город практически и не видел. Занятия в институте проходили на Моховой, потом я ехал в общежитие назад по маршруту Моховая — Комсомольская площадь, далее электричка до Перловки. В общежитии — футбол с ребятами да выпивка. А вот когда на третьем курсе нас перевели в общежитие на улицу Малую Пироговскую, я начал знакомиться с Москвой. Мне помогла в этом одна прекрасная девушка, которая училась со мной в одной группе. Потом она согласилась выйти за меня замуж. И с тех пор мы вместе.

«МОСКВА КОНЧАЛАСЬ ДЛЯ МЕНЯ НА УЛИЦЕ КРАВЧЕНКО»

— Москва не испугала провинциала из Поти своими масштабами?

— Москва в 1959 году была не такая большая, как сегодня. Она кончалась со стороны Ленинского проспекта на улице Кравченко — там, где потом построили 31-ю больницу. Я, кстати, тоже строил эту улицу.

— Будучи студентом?

— Да. После первого курса мединститута наших однокурсниц послали работать санитарками, а ребят — на городские стройки. В Поти на стройке мне платили 22 рубля в месяц, а в Москве в бригаде Героя Соцтруда я заработал 80 рублей. Работа в бригаде была автоматизирована. Помню, пришел на стройку, а меня отправили на пруд освежиться. Вероятно, выглядел очень истощенным. Вернулся через три часа на стройку, мне говорят: на сегодня работа закончена. В общем, с меня начиналась улица Кравченко, потом построили больницу, далее — посольство ФРГ... Москва в конце 50-х и начале 60-х была хорошим и уютным городом. Хорошо, что это ощущение уюта есть и сейчас. Люблю Москву и все!

«В МОСКВЕ ЕСТЬ ВСЕ»

— Чем вам приятна сегодняшняя Москва?

— Здесь абсолютно есть все. Когда в Штаты приезжаю и мои коллеги начинают хвалить местные достопримечательности и налаженный соцкультбыт, я отвечаю, что все это у нас в Москве есть и во многих местах. Ну и, конечно, с гордостью напоминаю, что у нас в Москве в нашем Центре делается самое большое количество операций на открытом сердце.

— Ваше самое яркое воспоминание, связанное с Москвой?

— Все-таки свадьба мне больше всего запомнилась. Она проходила в ресторане «Прага». Возможности были тогда ограниченные. Тем не менее свадьба была в «Праге». Кстати, и 50-летие совместной жизни мы там же отмечали. В этом году исполнится 55 лет, как мы с женой вместе. Помню, моя мама болела и на бракосочетание приехать не смогла... Свадьба — это была веха в моей жизни. После нее я еще быстрее осознал серьезность того, чем занимаюсь. Когда окончил институт, у меня уже было 12 печатных работ. Распределили меня сразу же в аспирантуру, а в 28 лет впервые пригласили председательствовать на Международной конференции в Глазго. Я ведь к тому времени уже был англоязычный, окончил курсы иностранных языков, когда учился в институте.

— Не жалко было стипендию тратить на курсы?

— Теперь абсолютно нет. «Стипуха» была 22 рубля, а двухгодичные курсы английского стоили семь рублей в месяц. Мне иногда сестра деньги присылала, помогала как могла. Она всегда говорила: «Человек должен владеть иностранным языком и уметь водить машину». Поэтому никаких проблем с иностранным языком у меня никогда не было.

— Есть у вас любимые места в столице? 

— Я люблю место, к которому я привязан своей юностью, — это Пироговка и Малая Пироговка. Там, где я жил, где мой институт. А еще «Лужники», куда я ходил на футбольные матчи, потом водил туда свою жену, которую однажды в толпе болельщиков чуть не удушили в давке. Это была какая-то игра с участием «Динамо» (Тбилиси)... Водил на футбол в «Лужники» и дочерей. Новодевичий монастырь люблю, я там часто бывал. Я ведь крещен в раннем детстве. Мама моя была очень набожной. Она всегда говорила: «Я столько молилась за тебя, что с тобой ничего не случится». Еще я очень люблю свой Ленинский проспект, наш дом 11. По этому проспекту я часто ходил пешком до площади Гагарина.

«Я ПОМНЮ, КАК СТРЕЛЬЦОВ ЗАБИВАЛ В ВОРОТА ЯШИНА»

— За какой московский футбольный клуб вы болеете и почему?

— Я по-прежнему болею за Динамо (Тбилиси). На этот счет у меня есть одна замечательная история. В 90-е годы мы начали проводить благотворительную акцию «Прикоснись к сердцу ребенка». На награждении участников акции в зале присутствовали жены Льва Яшина, Всеволода Боброва, Валентина Иванова. Спускаюсь, значит, я с подиума, и кто-то из жен футболистов меня спросил в лоб: «А ты за какую команду болеешь?» Я остановился и гордо произнес: «Болел и будут болеть за «Динамо» (Тбилиси). А моя любимая московская команда — это «Торпедо». Я видел, как божественно играли торпедовцы Валерий Воронин, Валентин Иванов, как Эдуард Стрельцов забивал со штрафного в ворота динамовца Льва Яшина! Стрельцов тогда долго примерялся к мячу, а потом как разбежался и послал мяч даже не в «девятку», я бы сказал, что в «десятку», прямо под крестовину футбольных ворот. Яшин был бессилен. Стрельцов приезжал в Тбилиси и забивал по три–четыре гола за игру в ворота «Динамо» — его боялись в Грузии, как Гитлера.

В этом сезоне я снова буду болеть за то, чтобы «Торпедо» пробилось в Премьер-лигу российского футбола. У меня, кстати, хорошие отношения с московским «Локомотивом». Игроки этого клуба приезжали к нам в Центр и навещали с подарками детей с пороками сердца. Очень уважаю главного тренера «Локомотива» Юрия Павловича Семина. Он доказывает постоянно, что возраст в профессии тренера ничего не значит.

Борис Бухтияров для «Вечерней Москвы»

ФОТО: Борис Бухтияров для «Вечерней Москвы»

«МНЕ ПРОСТО ИНТЕРЕСНО ЖИТЬ»

— Вы многого в жизни добились, но продолжаете усердно работать. Откуда вы черпаете жизненные силы и мотивацию на новые трудовые подвиги?

— Мне просто интересно жить в таком режиме. Интересно то, что я делаю, потому что я вижу результаты труда. Мне интересно, как живут мои дети и внуки. Мне интересна жизнь моих друзей. Я очень мало чего знаю, хотя был во многих странах, и у меня большая библиотека. Мне безумно интересны некоторые вещи. Недавно начал читать Ницше, и сколько, я вам скажу, в его философских трудах оптимизма. Хотя считается, что Ницше — это упадничество. Кстати, приеду домой — снова почитаю этого философа.

— Лео Антонович, что бы вы пожелали дорогим вам людям, которым вы спасли жизни и, надеюсь, спасете еще не одну?

— Я близким людям всегда желаю крепкого здоровья и благополучия. Потому что без благополучия кому нужно твое здоровье, а чтобы быть благополучным, надо быть здоровым. Ваше здоровье поможет благополучию вашей семьи, ваших друзей. Надо понимать, что лучше быть здоровым, чем больным, а еще лучше быть здоровым долгие годы, столько, сколько предписано человеку Господом Богом.

ДОСЬЕ

Лео Антонович Бокерия

Родился 22 декабря 1939 года в городе Очамчире (Абхазская АССР, Грузинская ССР).

Живет в Москве с 1959 года.

Советский и российский врач-кардиохирург, профессор. Академик РАН и РАМН. Главный кардиохирург Минздрава России. Директор НМИЦ ССХ им. А.Н. Бакулева. Президент Общероссийской общественной организации «Лига здоровья нации». Член Общественной палаты РФ. Заслуженный деятель науки РФ. Лауреат Ленинской премии, Государственной премии СССР, Государственной премии РФ и премии правительства РФ.

Женат, воспитал двух дочерей. У Лео Бокерии четыре внучки и три внука.

Почетный член Американского колледжа хирургов, почетный член НАН Грузии, НАН Киргизии, НАМН Украины, НАМН Сербии, РАХ, почетный гражданин Чеченской Республики, городов Тбилиси, Поти.

Почетный профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, ряда других университетов.

ЦИФРА

Более 5000 операций на открытом сердце детям и взрослым проводят ежегодно  в Национальном медицинском исследовательском центре сердечно-сосудистой хирургии имени А.Н. Бакулева Минздрава России.

НА ЗАМЕТКУ  

Акция «10000 шагов к жизни» проходит с 2015 года и является базовым элементом национальной общественной программы «Лиги здоровья нации» — «Здоровый муниципалитет». Эта акция основана на рекомендации Всемирной организации здравоохранения проходить в день от 6 до 10 тысяч шагов для поддержания минимума нормальной физической активности человека.

Читайте также: Сергей Лазарев: Почти тысяча организаций в Москве занимается шахматами

Новости СМИ2

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Наливайки как символ беззакония