- Город

Яхина о сериале «Зулейха открывает глаза»: Это очень смело — оставить такую первую серию в эфире

«Аэрофлот» извинился перед хозяином погибших кошек

Болгария объявила двух дипломатов РФ персонами нон грата

Старейший хирург России: что нужно знать об Алле Левушкиной

Как живет столичная доставщица эмоций

Сбежавший из Уханя рассказал об эпидемии коронавируса

Новые лица правительства России: коротко о вице-премьерах

Синдром «ждули»: почему женщины выбирают в мужья заключенных

В словах Водонаевой нашли признаки уголовного преступления

«Он почти не изменился»: одноклассник рассказал, каким был Мишустин

Елизавета II отобрала у Маркл подаренное на свадьбу кольцо

Станут ли россияне жить лучше после отмены комиссии за ЖКУ

Будет ли зима в Москве: Росгидромет сделал окончательный прогноз

Протоиерей объяснил, сколько святая вода сохраняет свои свойства

Брежнева ответила фотографией на слухи о разводе с Меладзе

Яхина о сериале «Зулейха открывает глаза»: Это очень смело — оставить такую первую серию в эфире

Гузель Яхина провела творческую встречу со своими поклонниками

ФОТО: Скриншот с видео ТК МИР 24

Гузель Яхина провела творческую встречу со своими поклонниками и рассказала корреспонденту «ВМ» о сериале, который скоро выйдет на экраны по мотивам ее бестселлера «Зулейха открывает глаза».

— Когда вы поняли, что должны писать книги?

— Я родилась и выросла в Казани, мечтала учиться на сценариста, но стала учителем немецкого языка. Позже переехала в Москву: нужно было как-то устраиваться, зарабатывать. Жизнь закрутилась...И только в тридцать с большим гаком я поняла, что нужно сделать выбор. Меня тянуло писать, но очень много работала (Гузель трудилась в рекламном бизнесе — прим. «ВМ»), была семья — муж, ребенок. Но однажды сказала себе: нужно сделать книжку, а дальше будь что будет. И все близкие меня поддержали.

— Ваши близкие: муж, мама, свекровь – они поддерживали Вас?

— Да, безусловно. Они поняли меня. Мне очень хотелось написать роман о раскулачивании и ссылке. Роман раскручивался несколько месяцев, пока я вдруг не поняла: получается каша - из образов, сцен, диалогов - и я не могу с этим совладать. Пошла учиться на сценарный факультет в Московскую школу кино, написала развернутый план романа, а потом уже и внятный текст сценария. А вот со второй моей вещью вышло ровно наоборот: открыла я свой «чемоданчик со сценарными инструментами», но ничего не вышло. История о немцах Поволжья не желала писаться языком кино. 

— Зулейха — человек одной с вами национальности. Почему для второй книги выбрали немцев Поволжья?

— Мой дедушка преподавал немецкий, у меня есть немецкие друзья и коллеги. А Поволжье — мои родные места. Но мне было сложно перейти некий психологический барьер. Если в случае с Зулейхой я могла вспомнить рассказы бабушки и дедушки, то для «Детей моих» пришлось изучать много материала и глубоко в него погружаться. Это был настоящий заплыв в немцев Поволжья. В книге много этнографии, истории, но это лишь малая часть того, что я накопала.

— Что-нибудь вас потрясло?  

— Мемуары, написанные немцами Поволжья — в раннее советское время по горячим следам — о революции, о Гражданской войне. И конечно, язык этих мемуаров. Говоря на немецком, люди приветствовали друг друга не hallо, а «здрасьте». Обращаясь друг к другу, они говорили «товарищ» и «товарищина», то есть образовывали женский род таким способом. При этом ругались они словами, которые «привезли» в семнадцатом веке из немецких земель и сохранили до двадцатого века. Вместо «черт побери» они говорили «дракон побери». И читать эту невероятную смесь из советских слов, немецкого языка и каких-то ругательств из Средневековья было невероятно интересно.

— Перед тем, как засесть за новую вещь, бываете в тех местах, где будут развиваться события?

— Свою юность моя бабушка провела в сибирской ссылке. Но я там не была. Тайгу описывала, как ее представляла. А вот Поволжье - мои родные места. Съездила в Саратов, в города Маркс, Энгельс. Это помогло мне, наконец, засесть за роман. Музеи там прекрасны, в них можно отыскать массу информации о немцах Поволжья. Но многое и утеряно. Очень больно за этот исчезнувший мир — захотелось сохранить о нем память. 

— В том числе — и о московских немцах Поволжья?

— В рукописи романа «Дети мои» у меня была целая глава, посвященная советским немцам. Я описала исторический факт: в 1929 году прошел слух, что в посольстве Германии выдают паспорта для эмиграции. И вот главный герой едет с дочерью в Москву, потом они блуждают по Садовому кольцу... Но все эти их приключения были выброшены из книги.  

— Скоро на экраны выйдет телесериал по роману «Зулейха открывает глаза». Вы его видели?  

— Я счастлива, что главную роль сыграла Чулпан Хаматова. Я видела режиссерскую версию, и мне очень понравилось. Первая серия — очень длинная, малословная. Чулпан произносит единственное слово — за всю серию! Это очень смело — начать так сериал для массовой аудитории. Вопрос только в том, хватит ли смелости оставить такую первую серию в эфире.

СПРАВКА

Гузель Яхина — лауреат премий «Большая книга» и «Ясная Поляна». Награды она получила за свой дебютный роман «Зулейха открывает глаза», вышедший в 2015 году. Это история о жизни татарки, сосланной в Сибирь в тридцатые годы ХХ века. В 2018 году был опубликован второй роман Яхиной — «Дети мои» — о трагической судьбе поволжского немца Якоба Баха. Отрывки из него были взяты для «Тотального диктанта» 2018 года.

Читайте также: Писатель-фантаст издал роман о московском метро

Новости СМИ2

Сергей Хвостик

Кокорин в «Сочи»: финита ля КОКОмедия

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Исполнение желаний. Как человеку обрести то, что ему необходимо

Антон Крылов

Спасибо новому министру культуры за незабываемое шоу

Екатерина Рощина

Счастливы вместе, но некоторые — счастливее

Дмитрий Журавлев, политолог

Для них Россия всегда плохая

Сергей Лесков

СССР засунул в рот кусок больше, чем смог проглотить

Анатолий Горняк

Коллекторы займутся ЖКХ

Новый Ноев ковчег. Ученые МГУ разрабатывают уникальный проект

Если одерживать легкую победу, прогресса не добиться

Нужно уметь рассуждать

Школьники открыли астероид