втр 19 ноября 08:43
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Яхина о сериале «Зулейха открывает глаза»: Это очень смело — оставить такую первую серию в эфире

Алексей Немерюк: «Путешествие в Рождество» охватит около 40 площадок

Депутат Верховной рады назвал способ прекращения войны на Украине

СК начал проверку инцидента с восемью больными детьми в столичной квартире

СМИ сообщили, что Юрий Соломин госпитализирован в тяжелом состоянии

Россия пропустит конкурс «Мисс Вселенная» в США

Три станции столичного метро на несколько дней изменят время открытия

Адвокат водителя из Мытищ рассказал, как у обвиняемого оказался нож

Пресняков-старший объяснил секрет долгого брака ленью

Ученые предложили новый способ защиты печени от алкоголя

Рудковская показала архивное фото с историком Соколовым

Диетолог объяснила, почему на работе нужно отказаться от супа и котлет

Танцовщица из Петербурга бросила Джонни Деппа

Стало известно, о чем дети чаще всего просят Деда Мороза

Яхина о сериале «Зулейха открывает глаза»: Это очень смело — оставить такую первую серию в эфире

Гузель Яхина провела творческую встречу со своими поклонниками

Скриншот с видео ТК МИР 24

Гузель Яхина провела творческую встречу со своими поклонниками и рассказала корреспонденту «ВМ» о сериале, который скоро выйдет на экраны по мотивам ее бестселлера «Зулейха открывает глаза».

— Когда вы поняли, что должны писать книги?

— Я родилась и выросла в Казани, мечтала учиться на сценариста, но стала учителем немецкого языка. Позже переехала в Москву: нужно было как-то устраиваться, зарабатывать. Жизнь закрутилась...И только в тридцать с большим гаком я поняла, что нужно сделать выбор. Меня тянуло писать, но очень много работала (Гузель трудилась в рекламном бизнесе — прим. «ВМ»), была семья — муж, ребенок. Но однажды сказала себе: нужно сделать книжку, а дальше будь что будет. И все близкие меня поддержали.

— Ваши близкие: муж, мама, свекровь – они поддерживали Вас?

— Да, безусловно. Они поняли меня. Мне очень хотелось написать роман о раскулачивании и ссылке. Роман раскручивался несколько месяцев, пока я вдруг не поняла: получается каша - из образов, сцен, диалогов - и я не могу с этим совладать. Пошла учиться на сценарный факультет в Московскую школу кино, написала развернутый план романа, а потом уже и внятный текст сценария. А вот со второй моей вещью вышло ровно наоборот: открыла я свой «чемоданчик со сценарными инструментами», но ничего не вышло. История о немцах Поволжья не желала писаться языком кино. 

— Зулейха — человек одной с вами национальности. Почему для второй книги выбрали немцев Поволжья?

— Мой дедушка преподавал немецкий, у меня есть немецкие друзья и коллеги. А Поволжье — мои родные места. Но мне было сложно перейти некий психологический барьер. Если в случае с Зулейхой я могла вспомнить рассказы бабушки и дедушки, то для «Детей моих» пришлось изучать много материала и глубоко в него погружаться. Это был настоящий заплыв в немцев Поволжья. В книге много этнографии, истории, но это лишь малая часть того, что я накопала.

— Что-нибудь вас потрясло?  

— Мемуары, написанные немцами Поволжья — в раннее советское время по горячим следам — о революции, о Гражданской войне. И конечно, язык этих мемуаров. Говоря на немецком, люди приветствовали друг друга не hallо, а «здрасьте». Обращаясь друг к другу, они говорили «товарищ» и «товарищина», то есть образовывали женский род таким способом. При этом ругались они словами, которые «привезли» в семнадцатом веке из немецких земель и сохранили до двадцатого века. Вместо «черт побери» они говорили «дракон побери». И читать эту невероятную смесь из советских слов, немецкого языка и каких-то ругательств из Средневековья было невероятно интересно.

— Перед тем, как засесть за новую вещь, бываете в тех местах, где будут развиваться события?

— Свою юность моя бабушка провела в сибирской ссылке. Но я там не была. Тайгу описывала, как ее представляла. А вот Поволжье - мои родные места. Съездила в Саратов, в города Маркс, Энгельс. Это помогло мне, наконец, засесть за роман. Музеи там прекрасны, в них можно отыскать массу информации о немцах Поволжья. Но многое и утеряно. Очень больно за этот исчезнувший мир — захотелось сохранить о нем память. 

— В том числе — и о московских немцах Поволжья?

— В рукописи романа «Дети мои» у меня была целая глава, посвященная советским немцам. Я описала исторический факт: в 1929 году прошел слух, что в посольстве Германии выдают паспорта для эмиграции. И вот главный герой едет с дочерью в Москву, потом они блуждают по Садовому кольцу... Но все эти их приключения были выброшены из книги.  

— Скоро на экраны выйдет телесериал по роману «Зулейха открывает глаза». Вы его видели?  

— Я счастлива, что главную роль сыграла Чулпан Хаматова. Я видела режиссерскую версию, и мне очень понравилось. Первая серия — очень длинная, малословная. Чулпан произносит единственное слово — за всю серию! Это очень смело — начать так сериал для массовой аудитории. Вопрос только в том, хватит ли смелости оставить такую первую серию в эфире.

СПРАВКА

Гузель Яхина — лауреат премий «Большая книга» и «Ясная Поляна». Награды она получила за свой дебютный роман «Зулейха открывает глаза», вышедший в 2015 году. Это история о жизни татарки, сосланной в Сибирь в тридцатые годы ХХ века. В 2018 году был опубликован второй роман Яхиной — «Дети мои» — о трагической судьбе поволжского немца Якоба Баха. Отрывки из него были взяты для «Тотального диктанта» 2018 года.

Читайте также: Писатель-фантаст издал роман о московском метро

Новости СМИ2

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Рассказать вовремя

Георгий Бовт

Человек, который спрашивал

Екатерина Рощина

Кто оправдывает Наполеончика

Александр Никонов

С чипом в кармане

Дарья Завгородняя

Экзамены уходят в онлайн

Виктория Федотова

Ваши паспорта в Интернете не нужны

Алексей Зернаков

Руки прочь от реконструкции

Вторая жизнь отходов. Как промышленность использует выброшенный мусор

Путают наречия и порядок слов в предложении

Cемиклассница победила соперников и побила рекорд

Научись играть на укулеле