- Город

Дина Рубина: Одна из самых бесполезных вещей — спрашивать писателя, о чем его книга

Метро Москвы вошло в топ-20 лучших компаний для женской карьеры

Китай прокомментировал решение ограничить въезд своих граждан в РФ

Тишковец дал прогноз на лето в Москве

Депутаты Мосгордумы избрали нового руководителя аппарата столичного парламента

Почему квартиру в Москве надо покупать прямо сейчас

Дибров объяснил, почему упал в обморок в кинотеатре

Названы самые желанные подарки к 23 Февраля и 8 Марта

Политологи объяснили слова Зеленского о выборах в Крыму

Названы самые неподходящие звуки для будильника

У рэпера Джигана родился сын

Диетолог назвала главную опасность современной тушенки

Дмитрий Шепелев ушел с Первого канала

Протоиерею ответили на слова о «бесплатных проститутках»

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

«Обитель любви народной»: Киркоров показал свой VIP-вагон изнутри

Дина Рубина: Одна из самых бесполезных вещей — спрашивать писателя, о чем его книга

Дина Рубина на презентации новой книги отвечает на вопросы читателей

ФОТО: Олег Фочкин, «Вечерняя Москва»

Три года назад началась новая книжная эпопея Дины Рубиной под общим названием «Наполеонов обоз». Поклонники писательницы имели возможность оценить две части трилогии — «Рябиновый клин» и «Белые лошади». Теперь же мы наконец узнаем, чем закончится главная любовная линия романа и что станет с фамильными сокровищами, хранящимися в швейцарском банке, — финальная часть «Ангельский рожок» вышла из печати. Журналист «Вечерки» побеседовал с писательницей о ее новой книге.

Дина Ильинична, вы завершили трилогию и теперь, как автор, который лучше всех это знает, можете сказать, о чем эта книга.

— Одна из самых бесполезных вещей на свете — это спрашивать писателя, закончившего книгу, о чем она. Писатели могут писать книгу год, два, а иногда 26 лет, как было с моей книгой «На солнечной стороне улицы». А дальше писатель сделал свою работу, и уже задача читателя рассказать, про что этот роман. Это огромный для меня труд, который выстраивался и рос вместе со мной. Герои рождались, взрослели, любили и ушли от меня в конце концов. Я испытываю сейчас странное чувство благодарной опустошенности, тоски и в то же время радости, что я избавилась от этого моего колоссального труда. А вот про что роман — я не знаю сейчас и пытаюсь понять сама.

Будет ли ваша трилогия экранизирована?

— Пока об этом говорить рано, тем более что я суеверный человек, но предложения по первым двум частям есть. Просто давайте не будем забегать вперед, роман только вышел.

А что с другими вашими книгами?

— «Белую голубку Кордовы» ждет еще одна попытка экранизации. Идет работа над сценарием. Им занимается российско-американская кинокомпания, которая сделала предложение и по «Наполеонову обозу». Но посмотрим, что они скажут, когда увидят, как я описываю в третьей части израильскую тюрьму... У меня был опыт отказа от экранизации. Или печальный опыт с фильмом «Синдром Петрушки», он вызвал у меня потрясение. Не хотелось бы, чтобы и с другими книгами такое произошло.

Как книга продается?

— Обе первые книги трилогии были в топе продаж и разошлись соответственно тиражами в 120 и 100 тысяч экземпляров. Третья часть вышла тоже большим тиражом — 65 тысяч. Одновременно началась продажа аудиоверсии и электронной книги.

Кто ваши читатели, и как вы с ними общаетесь?

— Я очень много встречаюсь с читателями, причем и в больших залах на несколько тысяч человек, и подписывая книги в магазинах. Иногда это бывает 400–600 автографов за один раз. И каждый что-то тебе говорит. Среди них самые разные люди, всех возрастов и сфер деятельности. И меня очень радует, что на встречах много молодежи. Хотя не всегда понимаешь язык, на котором они говорят. Лет 20 назад я впервые услышала от читателя слово «круто» и чуть в обморок не упала. А сейчас я иногда выпадаю в осадок. Когда ко мне на взлете самолета, расстегнув ремни, под крики стюардесс «Немедленно сядьте на место!» идет женщина с моей книжкой и говорит: «Ничего, что я вас перебиваю в интерактиве?», а другая желает мне креатива и позитива, я снова выпадаю в осадок и думаю: «Боже, где ты читаешь мои книги?» И тем не менее это замечательно — общаться именно с российской публикой, потому что это океан языка, который, верю, одолеет интернет и «имхо» (по-моему скромному мнению — прим. «ВМ») со всей его грязной составляющей.

 У меня большая коллекция писем читателей. Иногда забавных, иногда очень трогательных и уникальных, содержащих невероятный, детальный литературоведческий анализ, который может заткнуть за пояс любого передового, популярного и какого угодно литературоведа. А я отвечаю на эти письма.

Есть ли предложения по изданию трилогии за рубежом?

— Это как повезет. Западные издательства очень хорошо считают. Издать трилогию, заплатив автору, переводчику и еще оплатив тираж, — очень дорого. А вдруг книга будет лежать? Но, тем не менее, во Франции ее уже начали издавать. А вообще у меня в жизни все всегда начиналось с Польши. Меня там любят и перевели все романы, даже не знаю почему. Последний из переводов, и тоже в Польше, уже на сороковом языке мира, это эсперанто. Это хорошо, тем более что сама я языков не знаю.

Вы закончили трилогию, немного передохнете, а потом ведь снова будете писать. Что ждать читателям?

 У меня накоплено много набросков с интересными сюжетами. Но надо решить, что меня сейчас больше цепляет. Каждая история имеет свою ауру и энергетический потенциал. После поездки в Испанию и Португалию я очень хочу написать о судьбах русских женщин, которые, оказавшись на Западе иногда в весьма непрезентабельном окружении, если не сказать сильнее, пробивают головой, плечами, руками эту жизнь и становятся просто невероятно мощными бабами... Я бы хотела написать о нескольких таких судьбах. Возможно, это будет повесть из нескольких сюжетов. Пока не знаю.

Читайте также: Международная ярмарка интеллектуальной литературы пройдет в Москве

Новости СМИ2

00:00:00

Михаил Бударагин

Сурков уходит. Сурков остается

Вардан Оганджанян

12 лет без Летова

Георгий Бовт

Как не допустить новой донбасской войны

Анатолий Горняк

Трусы, носки и галстук. Мужики, с праздником!

Камран Гасанов

Достойны ли льгот многодетные отцы

Василий Солодков, директор Банковского института ВШЭ

Почему Сбербанк меняет хозяина

Антон Крылов

Нашелся россиянин, вмешавшийся в иностранные выборы

Примеры решают верно, а геометрию знают плохо

Химия помогает изучать планеты

Пролетевшая в небе звезда. К 170-летию со дня рождения художника Федора Васильева

Летающие поезда скоро станут реальностью