Кирсан Илюмжинов: Я всех чемпионов победил — никого не осталось
Президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов на церемонии открытия матча за звание чемпиона мира по шахматам в Сочи / Фото: Михаил Мокрушин / РИА Новости

Кирсан Илюмжинов: Я всех чемпионов победил — никого не осталось

Интервью

Всемирная шахматная олимпиада, которая должна была пройти в Москве в августе, перенесена из-за пандемии на лето 2021 года. Организаторы соревнований намерены использовать этот год, чтобы наилучшим образом подготовиться к ее проведению. Экс-президент Международной шахматной федерации (ФИДЕ) Кирсан Илюмжинов рассказал «Вечерней Москве», как древняя игра может влиять на политику и что случится, когда он наберет «умный миллиард» шахматистов.

— Кирсан Николаевич, еще когда вы возглавляли ФИДЕ, то обратились к руководству Москвы с просьбой предоставить помещение для дополнительного офиса федерации в столице (основной офис ФИДЕ находится в Лозанне в Швейцарии. — «ВМ»). И недавно было принято решение оказать Всемирной шахматной организации такую поддержку. Когда открытие?

— Придет время, и нынешний, 7-й президент ФИДЕ Аркадий Дворкович назовет точную дату торжественного открытия офиса. Насколько мне известно, в предоставленном помещении предстоит сделать небольшой ремонт. Могу только сказать, что в ближайшее время подготовка к шахматной олимпиаде будет вестись уже непосредственно из московского офиса ФИДЕ, что, конечно, еще больше усилит престиж отечественной шахматной школы на мировой арене. Но на самом деле в Москве своеобразный неофициальный офис шахматной федерации был еще с 1995 года.

Кстати, в этом же году меня избрали президентом мировой шахматной федерации. Это произошло во Франции. Помню, тогда президент Борис Ельцин сказал мне: «Подними российский флаг над Парижем!» Признаюсь, для меня это было очень непростое решение — мировая шахматная организация была в глубоком кризисе, была никому не нужна. А мы решили ею заняться и вытянуть из долговой ямы. Я на тот момент был президентом Калмыкии и единственным государственным деятелем в стране, который с разрешения президента состоял сразу на двух выборных должностях — главы республики и руководителя Международной шахматной организации. Понятно, что я сразу же организовал рабочий офис ФИДЕ в Элисте, который существует до сих пор. Мало того, рабочая группа, которую мы создали для обслуживания спортивных состязаний и 33-й шахматной Олимпиады в Калмыкии, продолжает работать — ее услуги пользуются спросом во всем мире.

— Вы сказали, что, когда заступили на должность президента федерации, мировые шахматы были в кризисе. Расскажите, как удалось его преодолеть.

— Я всегда честно признаюсь, что в ФИДЕ попал случайно. Тогда была война между Анатолием Карповым и Гарри Каспаровым. Последний ушел из федерации и унес шахматную корону. И параллельно, создав другую организацию, стал проводить соревнования мирового уровня. То есть получилось, что к 1995 году существовали две шахматные организации — «карповская» в России и «каспаровская» в США. Но из-за раскола из федерации ушли все спонсоры. В Париже, когда меня избирали, 5-й президент федерации Флоренсио Кампоманес, тот самый, который в середине 1980-х годов организовал знаменитый матч Карпов — Каспаров в Колонном зале Дома Союзов в Москве, заявил о своем уходе и предложил на этот пост меня. Аргументация была такая: Илюмжинов имеет хороший политический и административный опыт и сможет объединить шахматный мир.

С другой стороны, долгов было в федерации в полтора миллиона долларов. То есть денег не было даже на чемпионаты, не говоря уже о всемирной олимпиаде. А я неоднократно выступал спонсором шахматных турниров в Москве, Армении и Калмыкии. Ведь до того как стать президентом республики, я занимался бизнесом, возглавлял Союз предпринимателей России. То есть обладал связями, чтобы найти деньги, сам выступал спонсором. За 23 года, пока я возглавлял ФИДЕ, инвестировал в мировые шахматы более 100 миллионов долларов.

Когда я приступил к своим обязанностям, первым делом постарался разрешить спор между чемпионами и объединить их. Потому что этот спор уводил от спорта не только спонсоров, но и обычных любителей. Шахматы превращались в какую-то салонную игру. В тот год в Сингапуре на Президентском совете ФИДЕ, которая насчитывала на тот момент около ста стран, я заявил, что эта организация не для двух великих шахматистов, а для миллионов любителей этого спорта во всех странах. И мы начали развиваться. Тогда в шахматы играли 100 миллионов человек. Сейчас уже насчитывается 600 миллионов.

— А откуда взялись эти цифры?

— Есть специализированная английская статистическая компания, которая по заказу ФИДЕ проводит исследования на эту тему, делает срез по странам — кто играет, кто знает правила игры и так далее.

В то время я выступил с идеей-проектом «Умный миллиард», который продвигаю и по сей день. Признаюсь, он носит даже больше политический характер, чем спортивный. Поясню. Как президенту мировой шахматной федерации мне приходилось постоянно бывать в разных странах. Даже в какой-то год установил рекорд — посетил 100 разных стран мира. Во всех этих государствах разные политические устройства, различные экономические уклады. И в то же время много общего. И почти в каждой стране есть конфликты — или внутри нее, или с соседями. Представьте, за прошлый год на планете было 117 вооруженных конфликтов. Но Бог создал людей не для того, чтобы мы убивали друг друга. И мозги нам даны не для того, чтобы мы задумывались над тем, как побольше истребить себе подобных. А что касается ресурсов, то их хватает — еще сто лет назад Константин Циолковский подсчитал, что Земля прокормит десятки миллиардов людей.

Я считаю, что все наши проблемы исходят от людей неумных, которые не могут здраво мыслить. А в шахматах же есть такой принцип: сначала подумай, потом сделай ход. Именно так должно быть в политике. Сначала подумай, как это постановление, указ, решение повлияет на людей через месяц, год, а потом уже его принимай. И если из 7 миллиардов людей 1 миллиард с детства научатся думать, прежде чем что-то делать, то с учетом того, что многие из них впоследствии станут политиками, управленцами и государственными деятелями, количество непопулярных решений в мире станет существенно меньше, а жизнь — лучше.

Поэтому в шахматы нужно играть не для того, чтобы обязательно стать гроссмейстером или мастером спорта, а чтобы стать умнее. У себя в Калмыкии я ввел обязательные уроки шахмат в школе. Буквально через несколько лет по уровню образования (тогда региональное образование оценивали по 36 пунктам — количество финалистов олимпиад, оценки, сколько медалистов, как ЕГЭ сдали и прочее) мы вышли на первые места.

— Вы упомянули шахматную корону, которую забрал Гарри Каспаров. Вы ведь в свое время ее выкупили у него. Известно, что он контрабандой вывез корону в Цюрих, чтобы не платить налоги во Франции за ее продажу. И уже там состоялась ваша сделка. Вы приобрели это золотое изделие фирмы «Корлофф» весом около 7,5 килограмма, инкрустированное 1118 бриллиантами, за один миллион долларов. Какова ее судьба?

— Да, я ее купил. Я тогда много бизнесом занимался, и у меня были партнеры. Они попросили о помощи — нужна была какая-то хорошая гарантия под крупный кредит в швейцарском банке. А как раз в сейфовой ячейке одного из швейцарских банков эта корона и хранилась. Ну я им ее и одолжил как гарантию под кредит — чего она просто так лежать будет. А потом ребята пропали — до сих пор не звонят и не пишут. Совсем недавно со мной связался знакомый банкир и большой любитель шахмат из Европы. Говорит: «Кирсан, эта корона оказалась теперь в собственности моего банка. Может, купишь ее?» Я ему отвечаю: «Я что, совсем с ума сошел, одну и ту же вещь дважды покупать?» Оказалось, эти мои приятели не рассчитались за кредит и до сих пор бегают от банкиров. Может, прочитают это интервью и совесть взыграет у них. Выкупят корону и вернут мне. Или хотя бы деньги, заплаченные за нее, отдадут.

— Вы за годы работы неоднократно встречались со многими лидерами государств. Кто из них произвел на вас самое неоднозначное, неординарное впечатление?

— Я знаком со многими уникальными людьми, не только с руководителями государств. Это и далай-лама, и папа римский. Даже с бабой Вангой был знаком. Каждый из них оставил впечатление о себе. Если же брать политиков, то на меня произвел большое впечатление Муаммар Каддафи, который настолько любил шахматы, что каждый день занимался ими со своими двумя внуками.

Расскажу историю. В 2004 году он обратился ко мне с предложением провести в Ливии чемпионат мира по шахматам — в Триполи. Каддафи выделил деньги на чемпионат. При этом, надо отметить, что на тот момент по всей стране действовала обязательная программа «Шахматы в школах». И когда в 2011 году Ливию начали бомбить, я как раз находился в Триполи, у его сына Мухаммада, возглавлял олимпийский комитет страны. Мы встретились с ним в здании Национального олимпийского комитета, и туда приехал его отец. Уже тогда в прессе начали писать, что Каддафи убит, что он ранен, что он сошел с ума и прочее. И вот сидим мы, разговариваем о политике. И я вижу, в углу стоит красивая шахматная доска с фигурами. Спрашиваю: «А почему вы на публике не показываетесь в последнее время? Ведь ходят самые разные слухи — и что вас вообще нет в живых, и что у вас серьезные проблемы со здоровьем... Может, в шахматы сыграем? Прямо на фото и видеокамеры. Если эти снимки опубликуют, то весь мир увидит, что вы и живы, и раз за шахматной доской сидите — в здравом разуме». Ему идея понравилась, и он тут же пригласил журналистов. Помню, мы на пятом или шестом ходу русскую партию разыграли, а потом сошлись на ничьей.

Вот так хитро шахматы могут быть завязаны с политикой.

— Вы семь раз избирались президентом Международной шахматной федерации. Возглавляли ее 23 года. Не тянет вас обратно на эту должность?

— На этот вопрос отвечу еще одной историей, которая произошла в Таллине в 2013 году. Там проходило заседание ФИДЕ, на котором Гарри Каспаров при поддержке США и организации, подконтрольной Михаилу Ходорковскому, выдвинул свою кандидатуру в президенты шахматной федерации. Все ждали моей реакции. А я тогда выступил и сказал: «Огромное спасибо Гарри Кимовичу. Это для меня очень большой подарок. Он говорит о том, что я 20 лет в должности президента ФИДЕ делал все правильно. Каспаров в начале 90-х годов убежал из этой организации, хаял нас, пытался альтернативные турниры проводить. А сейчас он хочет вернуться обратно, возглавить эту уже процветающую и влиятельную федерацию. Значит, я все это время работал не зря».

С другой стороны, для меня как для кандидата в мастера спорта по шахматам бороться с международным гроссмейстером и чемпионом мира — большая честь. Я благодарен Анатолию Карпову, который в 2010 году тоже выдвигал свою кандидатуру на должность президента ФИДЕ. Говорю без ложной скромности — я у обоих этих кандидатов выиграл с большим перевесом. Голосования были тайными, по принципу «одна страна — один голос». Подавляющее большинство стран проголосовало за меня.

— То есть вы выиграли у двух чемпионов мира.

— Да. Я всех чемпионов уже поборол. Никого не осталось. Так что я теперь сплю спокойно и никуда не собираюсь выдвигаться. Может, еще с Бобби Фишером бы потягался и за пост, и в шахматах еще раз. Но его, увы, уже нет. А ведь он был для меня в шахматах полубогом. И мне приходилось с ним играть. Четыре партии — и все проиграл. Я со многими играл — с Михаилом Талем, Василием Смысловым, Борисом Спасским, нынешними чемпионами. Но считаю, что Бобби Фишер был самым уникальным шахматистом.

— Кирсан Николаевич, сейчас темпоритм жизни очень сильно поменялся — даже шахматы стали быстрее. И стерлись границы благодаря интернету. А как вы видите дальнейшее развитие шахмат с учетом новых технологий.

— Еще в 1998 году в Лондоне предложил Биллу Гейтсу проект «Шахматный турнир континентов». Смысл заключался в том, что между собой играют, например, шахматисты Америки и Европы, Азии и Африки и так далее. Например, на ход дается 100 секунд. Два миллиона шахматистов Европы, которые в этот момент находятся у компьютера, выбрали вариант первого хода е2-е4, а десять миллионов h2-h4. Шахматная программа выбирает самый популярный ход. Пусть даже он будет дурацкий, но это решение большинства. В ответ американские шахматисты делают свой ход и так далее.

Но тогда Microsoft отказался от идеи, обосновав это тем, что «железа может не хватить». Мне сказали, что если в эту систему одновременно зайдут десятки миллионов человек, то, во-первых, все «железо» зависнет, а во-вторых, тогда не было таких компьютеров, которые бы мгновенно могли обработать миллиард вариантов.

И вот сейчас я хочу вернуться к идее межконтинентального турнира. Тем более что технические возможности за два десятилетия уже совершенно другие. Кстати, такие состязания также полезны и с научной точки зрения — по ним можно определить IQ нации.

ДОСЬЕ

Кирсан Илюмжинов — первый президент Калмыкии, 6-й президент ФИДЕ, президент Международной ассоциации интеллектуальных игр, бизнесмен, благотворитель, дипломат. Родился 5 апреля 1962 года в Калмыкии. Окончил школу с золотой медалью. В 15 лет возглавил взрослую сборную Калмыкии по шахматам. Окончил МГИМО. После учебы занимался бизнесом, был управляющим подразделением корпорации Mitsubishi в СССР. В 1990 году был избран депутатом РСФСР от Калмыкии. В 1993 году был президентом Российской палаты предпринимателей. В том же году избран первым президентом Калмыкии и возглавлял республику до 2010 года. С тех пор занимается только бизнесом и, продолжая летать по всему миру, пропагандирует шахматный спорт.

Дважды был женат. Есть сын и дочь. Построил рядом с Элистой «город шахмат» (Chess-City), способствовал строительству в Калмыкии буддийских и православных храмов, мечетей, костела, синагоги. В честь Кирсана Илюмжинова названа малая планета № 5570 — Kirsan.

Читайте также: Слепаков рассказал, сколько человеку нужно денег для счастья

Google newsGoogle newsGoogle news