Игорь Верник рассказал о ностальгии, смелом решении и неудаче в Канаде
Актер Игорь Верник / Фото: Шухрат Юлдашев / предоставлено Игорем Верником

Игорь Верник рассказал о ностальгии, смелом решении и неудаче в Канаде

Интервью

Игорь Верник сыграл одну из главных ролей в новом фильме Алексея Учителя «Цой» — о роковом столкновении, случившемся 30 лет назад и унесшем жизнь Виктора Цоя. О новой роли, знакомстве с прототипом своего героя — продюсером Юрием Айзеншписом — и 90-х артист рассказал «Вечерке».

— Игорь, вы сразу согласились сыграть в фильме «Цой»?

— Конечно, как может быть иначе, если Алексей Учитель предлагает сняться в его картине. Кроме того, взбудоражила ностальгическая возможность снова пережить ощущения и эмоции молодости, того времени. Мне изготовили парик, потому что Юра Айзеншпис (продюсер группы «Кино». — «ВМ») носил длинные волосы. Да у меня у самого в те годы была такая шевелюра, что мама не горюй! Хотя играю я все-таки не конкретно Айзеншписа, а скорее собирательный образ, но в большей степени за ним стоит, конечно, его фигура.

— Вы были знакомы с Виктором Цоем в жизни?

— В моей школьной и студенческой компании Виктора Цоя, конечно, знали, но особенно не слушали и не фанатели. Я никогда не был на концертах Цоя и не был знаком с ним лично. В молодости я ходил на «Бригаду С» Гарика Сукачева, «Машину времени», на Аллу Пугачеву.

— А с самим Юрием Айзеншписом ваши пути пересекались?

— Да, с Юрой я был знаком, но общаться мы начали уже тогда, когда Цоя не было в живых. Спустя какое-то время Айзеншпис стал продюсировать Влада Сташевского, а я вместе со Степаном Михалковым и Федором Бондарчуком участвовал в организации фестиваля «Поколение». Именно там мы с Юрой познакомились, я его запомнил с первой же встречи — Айзеншпис очень выделялся среди всех остальных. Во-первых, в той музыкальной среде он был, пожалуй, старше всех и чувствовал себя гуру. К тому же за ним простирался шлейф 17 лет, проведенных в заключении за валютные операции. Он был для нас, молодых, как авторитет, с налетом криминальности. И параллельно за ним был шлейф, связанный с личностью, с музыкой Цоя. Сам по себе Юра был человеком довольно закрытым, в нем чувствовались сила, уверенность, основательность и временами определенная жесткость. Но все это сочеталось с какой то фантастической влюбленностью в то дело, которым он занимался, в атмосферу, людей.

— Вы были с ним в дружеских отношениях?

— Я бы так никогда не сказал, мы были знакомы, встречались в разных актуальных на то время местах. На той же «Партийной зоне», которую я придумал и спродюсировал. Подсмотрел интересный проект в Торонто, когда жил и работал там несколько месяцев. Помню, пришел однажды к Олегу Николаевичу Ефремову во МХАТ имени Чехова, где на тот момент я уже служил несколько лет, и сказал, что меня пригласили принять участие в американском мюзикле. Приехал продюсер, набрал труппу танцоров и музыкантов, а на три главные роли выбрал двух вокалистов и меня. На мою просьбу отпустить меня из театра на несколько месяцев Олег Николаевич с улыбкой ответил: «Ну что ж, это интересно. Давай, поезжай, потом расскажешь!»

— И в результате вы туда поехали?

— Я сейчас вспоминаю те годы, и самому не верится, какое же это было лихое время. Мы ничего не боялись. Взял и рванул в неизвестность. И вот мы с труппой отправились в Канаду, начали там репетировать, сыграли несколько спектаклей. А потом при довольно странных обстоятельствах наш продюсер исчез, а нас выселили из гостиницы, мы все оказались на улице. Попросту говоря, нас кинули. Мы пришли с дневной репетиции в мюзик-холле, а наши вещи уже стояли внизу, и в гостиницу нас не пускали. На какой-то русской радиостанции дали объявление о попавших в беду артистах из России, и нас всех разобрали по домам местные жители.

— Почему не вернулись сразу в Россию?

— Какое-то время еще надеялись, что наш мюзикл возродится и мы вернемся на сцену. Гуляли по вечерам, обсуждали, как жить дальше, и однажды я увидел интересное зрелище. На улице стоял автобус, оборудованный под съемочную площадку, с большими окнами от пола до потолка, и внутри происходило какое-то движение. Я подошел узнать, что это такое, и мне объяснили, что это формат дискотеки, куда приходят музыканты, общаются с ведущими в клубной атмосфере. В итоге через пару месяцев мне удалось вернуться в Москву, и я пошел к Ване Демидову на канал ТВ-6 (на тот момент директору телеканала. — «ВМ») и рассказал эту историю. Он загорелся и сказал: «Давай это делать!» Я позвал своего товарища Гошу Куценко вести это шоу и Леру Кудрявцеву, с которой дружил. Для нее это стало дебютом в качестве ведущей.

— С ностальгией вспоминаете те времена?

— Конечно. Тогда только рухнул Советский Союз, и понеслось: свобода, демократия, конкурсы красоты, модельные агентства, клубы, вечеринки! Потрясающая романтика конца 80-х — начала 90-х. И я оказался в самом эпицентре. Меня позвали на телевидение — вести программу о рекламе «Рек-тайм», я долго сопротивлялся, говорил: «При чем тут я, какой из меня телеведущий?!» Но меня все-таки уговорили, и мне понравилось. Я стал вести разные программы, шоу, мероприятия с приезжающими в Россию суперзвездами — Линдой Евангелистой, Наоми Кэмпбелл, Клаудией Шиффер.

Игорь Верник рассказал о ностальгии, смелом решении и неудаче в КанадеИгорь Верник / Фото: Шухрат Юлдашев / предоставлено Игорем Верником

— А чем вам запомнится этот, 2020 год?

— За несколько дней до объявления карантина произошло очень важное для меня событие — в моем родном театре, МХТ им. Чехова, мы выпустили премьеру «Чайки» по Чехову в постановке европейского режиссера Оскараса Коршуноваса. Мы успели сыграть три спектакля и ушли на карантин. Первая половина лета была для меня чудесной дольче витой, сладким ничегонеделанием, незнакомой мне праздностью, беспечностью и отсутствием каких-либо значимых задач. Можно было просто вставать утром и плыть по течению настроения. Эту половину лета я провел с семьей — с братом, сыном, папой. А вторая половина оказалась очень насыщенной по работе.

В июле я начал сниматься в сериале «Псих» у Федора Бондарчука, где у меня очень неожиданная и драматичная роль. А в августе я уехал в Калугу, где начались съемки второго сезона сериала «Жуки». Прекрасно было из столичной жизни, окружения небоскребов окунуться в деревенскую глушь, словно контрастный душ принял. Съемки идут до сих пор, снимаем мы в маленькой деревеньке, с гусями, свиньями и овцами, гуляющими в округе. Сейчас похолодало, а мы снимаем жаркое лето. В общем, классика кино. Артисты в кадре раздеты, вся съемочная группа — в куртках и шапках.

ДОСЬЕ

Игорь Верник родился 11 октября 1963 года в Москве. В 1984 году окончил Школу-студию МХАТ. С 1986 года — актер МХАТа (затем — МХТ имени А. П. Чехова). Заслуженный артист РФ, народный артист РФ. Вел программы: «Рек-тайм», «Проще простого», «Субботний вечер со звездой», «Доброе утро на Первом» и другие. Работал на радио, снимался в клипах.

Заметили студента

Игорь Верник учился в Школе-студии МХАТ. Его выпускная работа так понравилась преподавателям, что он стал единственным студентом своего курса, которого сразу после выпуска пригласили работать во МХАТ..

Судьбу не обманешь

С супругой Марией актер познакомился «как в кино». Красивую девушку он заметил в магазине, но не отважился к ней подойти. А спустя месяц молодые люди вновь встретились в том же супермаркете. И артист не упустил свой шанс.

Отдых — это валяться у моря

Игорь Верник — не экстремал. Он считает, что самый лучший отдых — валяться на горячем песке на берегу моря. Актер не готов прыгать с парашютом или погружаться в морскую пучину ради острых ощущений. Напротив, уверен, что его адреналин — это профессия.

Буддист

Игорь Верник прошел обряд посвящения в буддисты. Этой религией его «заразил» известный американский актер Ричард Гир. На одном из светских приемов он очень увлекательно рассказывал о буддизме. После этого Верник начал интересоваться религией и даже встретился с ламой Оле Нидал.

Детские воспоминания

Артист вспоминает, как его отец пытался играть своей супруге, профессиональной пианистке, мелодию «Я помню нашу встречу с тобой». С видом, будто сейчас исполнит концерт Чайковского, путаясь в нотах и клавишах, он все же играл это произведение.

Забота о старших

Игорь Верник — учредитель Благотворительного фонда поддержки деятелей искусства «Артист». Организация создана, чтобы обеспечивать материальную помощь и моральную поддержку актерам театра и кино старшего поколения.

Ловелас российского шоу-бизнеса

Игорь Верник имеет репутацию Казановы. Ему приписывали романы с Татьяной Друбич, Кети Топурией, Дашей Астафьевой, Лерой Кудрявцевой и Альбиной Назимовой. До сих пор неизвестно, правда это или просто слухи.

Читайте также: Анна Семенович: Согласна улететь на Марс

Google newsGoogle newsGoogle news