«Шутить лучше над личными темами»: актер Дмитрий Брекоткин о самой удачной публике и вечном юморе
Фото: Из личного архива Дмитрия Брекоткина

«Шутить лучше над личными темами»: актер Дмитрий Брекоткин о самой удачной публике и вечном юморе

Интервью

Известный актер, телеведущий, участник КВН и шоу-группы «Уральские пельмени» Дмитрий Брекоткин рассказал «Вечерке» о нежелании работать, отношении к пандемии и успехах в хоккее.

— Дима, ты же в свое время учился в техническом вузе, а когда почувствовал в себе творческую жилку?

— Не скажу, что я ее в себе в какой-то момент прям явно ощутил. Просто помню, что нравилось выступать на публике, когда был совсем маленьким. Родители ставили меня на стульчик и говорили: «Ну, Димочка, давай-ка, расскажи нам что-нибудь». И я «выдавал»... Например, монолог великого Аркадия Райкина: «В греческом зале, в греческом зале мышь белая»… Когда учился в школе и институте, увлекся художественной самодеятельностью. Скажу так, тропинка постепенно превращалась в грунтовую дорожку, затем появился первый асфальт, разметка, полос становилось больше, и сейчас мы шпарим по хайвею.

— Причем делаешь это со своими друзьями-юмристами успешно на протяжении уже многих лет. Над чем Дмитрий Брекоткин любит шутить больше всего?

Ой, даже не знаю... Конечно, лучше прикалываться на какие-нибудь личные темы, которые, например, касаются отношений мужчины и женщины. Они вечные. Все сиюминутное, связанное с какими-либо событиями, — не то. Или взять опять же монолог Райкина о «белой мыши»... Вот он тоже навсегда.

— В жизни любишь шутить или хватает сцены?

— Ответить непросто, потому как порой я вроде ничего смешного не говорю, а люди все равно угорают.

— А что тебя может рассмешить?

— Все что угодно. Проработав в юморе два десятка лет, я до сих пор не умею анализировать происходящее вокруг. Но знаю точно одно — от юмора невозможно устать. Он нас окружает повсюду. И мы с ним постоянно на связи. Да, это моя работа, но любимая. Выполняю ее ежедневно. И меня по жизни окружают веселые люди — за праздничным столом, в хоккейной раздевалке, где-то еще. Кстати, когда я познакомился со многими героями наших ледовых побоищ, заметил, что у большинства из них отличное чувство юмора. Например, у такой звезды, как Павел Дацюк, еще надо поучиться шутить.

— Ну, что касается хоккея, я знаю, что ты этот вид спорта просто обожаешь и уже давно болеешь в КХЛ за «Автомобилист», и даже играешь сам за любителей. Чем он тебя так зацепил?

— Скоростью и командным духом. Сложно передать словами, это надо ощутить на себе, чтобы понять всю прелесть хоккея как спорта. Только мне он дается с невероятным трудом. Как бы мы ни хотели, но возраст о себе напоминает. В 40 лет уже гораздо сложнее обучиться чему-то. Организм против. Я, конечно, стараюсь, но похвастаться успехами пока не могу. Всегда шучу на этот счет — вообще-то я должен выходить на лед в пятом звене, но в хоккее их всего четыре.

— Что дается тебе сложнее всего?

— Абсолютно все. Мне надо было начать заниматься хоккеем лет в семь, тогда бы сейчас, может, и звездил. Но зато сейчас я всегда готов выручить своих товарищей по команде. Если кто-то вдруг заболел или еще по каким-то причинам не может быть на тренировке, я всегда готов заменить. Приношу пользу тем, что ликвидирую дыру в составе. Это тоже важно.

—В игре как-то участвуешь?

— Пытаюсь, конечно. Случается порой, что за матч пару-тройку раз дотрагиваюсь клюшкой до шайбы. Происходит это случайно. Ребята еще хвалят за то, что благодаря мне устают наши соперники, потому как им приходится много бегать вокруг меня. Так что курьезы в хоккее возникают практически на каждом шагу.

— Скажи, а над чем бы ты никогда прикалываться не стал?

— Такого нет. Просто есть определенная аудитория, при которой я бы не хотел этого делать. И такой еще момент — чем тема более запретная, тем аудитории меньше. А когда ты находишься в кругу своих проверенных друзей-товарищей, то можно шутить и говорить о чем хочешь и столько, сколько душе угодно. Настоящий отдых.

— Какая публика самая благодарная?

— Та, которая искренне смеется. Вообще, прежде чем выдавать те или иные шутки, мы их обычно опробываем в нашем свердловском зале. И очень часто что-то после такого пробного показа вырезаем. Есть зритель, который, скажем так, борщ не ест, а жареных тараканов ему подавай.

— Случается такое, что ты рассказываешь то, что тебе кажется смешным, а в зале при этом полная тишина — ни аплодисментов, ни какой-либо иной реакции?

— О, да... Причем, не скрою, происходит подобное довольно часто. Мы угораем, а публика не понимает, что с нами происходит. Такие выступления называем «мышью». И их набралась уже целая коробочка. Конечно, мне сей факт не нравится, но не могу сказать, что сильно по этому поводу переживаю.

— Всем не угодишь...

— Вот именно. Пандемия еще все планы перепутала. С марта, как только коронавирус появился, и по осень мы не работали. В сентябре начали трудиться, сняли пул, и только стали возвращаться к обычной жизнедеятельности, как пошли разговоры уже о второй волне... И вот, пожалуйста.

— По выступлениям, наверное, скучаешь?

— Если честно, нет. Не надо ничего писать, выходить на сцену, ехать ни на какие гастроли... Зато есть возможность побыть дома, в кругу семьи.

— Может быть, это организм настолько сильно устал, что как будто сказал «стоп»?

— Не могу объяснить, почему так происходит. Просто констатирую факт, который ощутил. В любом случае, потом будет непросто вернуться в наш привычный режим работы.

— Расскажи, как ты морально переносишь все то, что творится сейчас в мире из-за пандемии?

— Все в мире случается впервые. Когда-то ведь «царила» чума. Бывало и страшнее, и смертей было больше. К сегодняшней ситуации с пандемией надо относиться философски. Коронавирус — некая контрольная. Когда люди столкнулись с войной, наверное, тоже думали, что она закончится через пару месяцев, а затянулось все на целых пять лет. У всех были свои планы, но пришлось жить в другой реальности. Гораздо более жуткой, чем в та, в которой оказались мы. Это не самая большая проблема, с которой столкнулось человечество.

«Шутить лучше над личными темами»: актер Дмитрий Брекоткин о самой удачной публике и вечном юмореФото: Из личного архива Дмитрия Брекоткина

ДОСЬЕ

Дмитрий Брекоткин родился 28 марта 1970 года в г. Свердловске. Образование: Уральский государственный технический университет им. Кирова (специальность «механик-машиностроитель»). Карьера: играл в команде КВН «Уральские пельмени», участник телешоу «Шоу «Уральских пельменей», «Шоу Ньюs» и «Южное Бутово».

«Я б в строители пошел»

Из-за плохой успеваемости Дмитрий пошел работать на стройку. Стал бригадиром, а потом и мастером строительно-монтажных работ. Позже начал совмещать работу с выступлениями.

Отсутствие зуба и эмоции

Актер признавался, что ни рост (168 см), ни отсутствие зуба его не смущают, наоборот — позволяют чувствовать себя комфортно. А из-за своей эмоциональности он не смог бы играть в шоу «Прожарка» или «Что было дальше».

Самбист

В юности Дмитрий занимался ориентированием на местности, лыжами, плаванием и бадминтоном. Но в силу неусидчивости нигде не задерживался дольше полугода. Закрепился только в самбо — получил разряд кандидата в мастера спорта.

Феликс Брекоткин

Дмитрия прозвали Железный Феликс — за твердость характера. Ему звонили и спрашивали: «Феликса можно?» Мама отвечала: «Здесь нет такого». Снова раздавался звонок: «Это квартира Брекоткина?» — «Да». — «Тогда позовите Феликса Брекоткина».

Любит ездить на лошадях

А еще актер обожает собак, автомобили и хорошо рисует. Его любимая рок-группа — «Чайф», фильм — «Мимино », мультфильм — «Приключения капитана Врунгеля». Свое свободное время он часто проводит, лежа на диване перед телевизором. Но это не значит, что Брекоткин противник активного отдыха. Наоборот, он с удовольствием занимается виндсерфингом.

Читайте также: Степан Лапин: Боюсь сцены, но режиссеры хвалят

Google newsYandex newsYandex dzen