Актер Тройник о съемках фильма «День города»: «Бесконечные авралы, странные люди — эдакий карнавал»
Актер Михаил Тройник / Фото: Татьяна Полосина

Актер Тройник о съемках фильма «День города»: «Бесконечные авралы, странные люди — эдакий карнавал»

Интервью

Исполнитель запоминающихся ролей в сериалах «Чики», «Иванько», в фильме «Хандра» Михаил Тройник все чаще появляется на экранах. В беседе с журналистом «Вечерки» актер рассказал о том, какие знания получил в знаменитой Бауманке, дал совет, как пережить потери близких людей, поговорил о том, что вкладывает в понятия «счастье» и «свобода».

— Михаил, выходит очередная премьера с вашим участием — фильм «День города». Расскажите о ней.

— Это комедия положений, самый понятный вид комедии. Там юмор создают внешние события и ситуации. У нас был хорошо продуманный сценарий, над которым авторы долго работали. Не знаю, с чем можно было бы сравнить ее в российском кино. Там есть гоголевские мотивы и что-то напоминающее британский сериал «Черное зеркало». Много интересных и неожиданных моментов.

— Как проходили съемки?

— Процесс отчасти был похож на то, что происходит в самом фильме, — бесконечные авралы, странные люди в необычных костюмах — эдакий карнавал. На съемках было много артистов массовых сцен. Я наблюдал за ними: как они включались в роль, как вырабатывали особую походку, репетировали, несмотря на то, что их почти не видно в кадре... Сама атмосфера на съемках была одной сплошной веселой историей.

— В этом кино вы играете зоотехника — технического специалиста. Но и сами вы, прежде чем решили стать артистом, учились в МГТУ имени Баумана.

— Да. Отучился четыре курса. Специализация у меня была «многоцелевые колесные машины».

— Вы изучали высшую математику и физику. Сейчас в спектаклях и фильмах порой сложные научные явления объясняют просто и красиво. Поделитесь чем-то?

— Из квантовой физики мне запомнился принцип неопределенности Гейзенберга. Он доказывает, что нельзя одновременно с точностью определить и положение частицы, и ее скорость. Насколько бы идеально точным ни был измерительный прибор, есть зона, в которой можно вычислить только разброс этих величин. То есть существуют границы, за пределами которых в один момент можно определить либо одно, либо другое. Если говорить бытовым языком, то научно доказано, что нельзя все разгадать. Что есть какая-то тайна, что-то неподвластное человеку, хоть нам и кажется, что оно подвластно и доступно. Даже когда все идет так, как ты предполагаешь, и ты понимаешь, что сейчас можешь это измерить, потом возникает предел, за которым узнать все нереально.

— Недавно вы снялись в клипе группы «Ронин» — «Горсть». Он о прощании? Как вы переживаете утраты?

— Вы правильно поняли. У меня был друг, который погиб в аварии, и для меня клип был именно про это. В такой ситуации очень важно отпустить человека, попрощаться с ним. Ты не хочешь этого делать, внутренне сопротивляешься, страдаешь, но проходишь через все эти стадии — от бешенства до осознания того, что случившегося не отменить. Потери я переживаю, наверное, как и все. Стараюсь смириться с событием. Пытаюсь погрузиться в работу, чтобы как-то себя отвлечь. Вообще когда работа есть и ее много, то и проблем в жизни становится гораздо меньше. Меня театр, конечно, спасает. Это место, где попросту нет времени быть квелым, несобранным. Тут всегда надо поддерживать дисциплину.

— Разве? Ведь это не армия и не больница...

— Да, но театр — это место дисциплины. На сцене ты должен постоянно выдавать результат. Например, тебе что-то определенное нужно сыграть сегодня вечером, и в каком бы ты ни был состоянии, какими бы ни были сторонние обстоятельства, тебе необходимо себя настроить, собрать. И это требует планомерных последовательных действий, по крайней мере для меня.

— Расскажите про ваших наставников. Чему вас научил Константин Райкин?

— Впервые я увидел Константина Аркадьевича на сцене театра «Сатирикон», где он вел класс-концерт своих недавних выпускников. Тогда эта постановка меня поразила, и я подумал: «Живут же люди! Я тоже так хочу!» Мне очень понравилось то, как Константин Аркадьевич говорит про свою профессию, насколько ответственно относится к любимому делу.

До этого я недооценивал театральное искусство, а когда смотрел тот спектакль, понял, насколько серьезная это работа. Вообще Константин Аркадьевич очень требовательный человек, прежде всего к самому себе, конечно. И самое важное, что он привил нам, своим ученикам, — это дисциплина. Он научил нас, что премьеры и интервью — это все, конечно, здорово, но главное, чтобы за этим было что-то еще. Чтобы была база — то, чем ты занимаешься, к чему ежедневно прилагаешь большие усилия. Он старался вложить в нас уважение к себе в своем деле. Чтобы мы не просто кривлялись и развлекали людей, а чтобы занимались профессией, где нужно постоянно отбирать выразительные средства, тренировать себя. Он в этом плане настоящий фанат, идейный, принципиальный человек, из тех, которые встречаются крайне редко.

— А что вам дал Кирилл Серебренников и его театр, в котором вы служите с 2013 года?

— Могу сказать, что в «Гоголь-центре» я состоялся как актер. Там у меня появилась уверенность в том, что я делаю. Кирилл Семенович, помимо того, что он талантливый режиссер, еще и хороший организатор. Он разносторонний человек, очень много работает. И своим примером зажигает других. Для меня важным приобретением стала его позиция: если ты чего-то хочешь, то просто бери и делай.

— Как делает Жанна в сериале «Чики», где вы сыграли отца Сергия. Верно?

— Отчасти. Но тут еще одна из тем, которую мы исследовали в сериале, — это гордыня, в том числе у Жанны (персонаж актрисы Ирины Горбачевой. — «ВМ»). Ведь для чего она вернулась в ту суровую действительность? Организовать в провинции фитнес-клуб, научить всех жизни, доказать, что она — сильная, крутая. И жизнь ее тормознула, дала понять, что это тоже гордыня: «Да, эти люди нехорошие. Да, они не такие умные, как ты. Да, непрогрессивные. Но это не значит, что ты можешь к ним так относиться». Хотя... это не столь очевидно. Главное, что она сделала, — вытащила из глубокой колеи своих подруг, может, и не ставя себе такой цели.

Актер Тройник о съемках фильма «День города»: «Бесконечные авралы, странные люди — эдакий карнавал»Актер Михаил Тройник / Фото: Студия Марс Медиа

— Что вы скажете о своем герое, священнике?

— Мой отец Сергий такой же. Он так хотел быть правильным, выступать наставником, а в итоге присваивает чужое и понимает, насколько далеко зашел. И он не так прост. История того, как он стал священником, наводит на мысли, а нужно ли ему это вообще? Ведь когда люди дают зарок что-то изменить, часто это пустая бравада, а не осознанное решение. И, возможно, это неверный выбор, не настоящая жизнь. Это тоже про гордыню, которую в монашестве еще называют прелестью. Хотя мой персонаж многое делает для людей. Он не только священник, но и хозяйственник. Я общался с отцом Андреем, который служит в Прохладном (город в Кабардино-Балкарской Республике, где снимали сериал «Чики». — «ВМ»), и понимал, какого большого труда стоит просто содержать храм в небольшом городке.

— Как лично вы относитесь к религии, к православию?

— Не могу сказать, что я полностью уверовал, и не могу назвать себя воцерковленным. Я скорее светский человек. Но эта тема мне небезразлична. Она снова и снова приходит в мою жизнь. Отношусь к православию как к части нашей культуры, нашего народа, ведь все мы так или иначе с этим связаны, хотя бы через предков.

Я не обесцениваю религию как явление. Мне интересны местные храмы, когда я куда-то приезжаю. Могу и на службу сходить, но не практикую этого постоянно. Но я не могу представить себя православным активистом — мне кажется странным проповедовать, будто ты один знаешь, что грешно, а что свято. Пожалуй, я бы сказал, что сейчас нахожусь в поиске того, что все это для меня значит. Может, в недостаточно активном, но уж как есть. Я вижу в этом смысл. Правда, пока не до конца понимаю, какой именно. Может, так всю жизнь и буду искать ответ на этот вопрос.

— Что такое для вас счастье?

— Для меня счастье — это свобода.

— А свобода — это...

— Внутреннее ощущение того, что ты можешь делать все, что хочешь. Когда ты свободен — ты открыт, не стеснен какими-то внешними обстоятельствами, не ограничиваешь себя какими-то идеями. В этом и есть счастье, мне кажется.

— Свободе можно научиться?

— Думаю, да. Для этого надо просто научиться выбирать. Перед нами каждый день встает множество выборов, которые кажутся незначительным. Но важно выбирать то, чего хочешь именно ты. Начинать надо с мелочей. Например, чего ты сейчас хочешь, чай или кофе. Затем уже можно проявлять это на неком глобальном уровне.

— Как тогда быть с эгоизмом и альтруизмом?

— Если ты на самом деле выбираешь то, чего хочешь, не думаю, что это обязательно эгоизм. По крайней мере у меня это так. Хотя иногда бывают моменты, когда ты не знаешь — хорошо это или плохо. Это лучше перетерпеть и быть несвободным, если это потом приведет тебя к чему-то большему. По-моему, все устроено как-то так, но наверняка я не знаю.

ДОСЬЕ

Михаил Тройник родился 24 марта 1988 года в Рыбинске Ярославской области. Окончил Школу-студию МХАТ, курс Константина Райкина. Играет в спектаклях «Гоголь-центра», Театра Наций и других. Дебютировал в кино в фильме Рената Давлетьярова «Однажды» (2013). Сыграл в картине «Комбинат «Надежда»,в сериале «Метод» и боевике «Шелест», в драме «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов». Всего в фильмографии артиста свыше 30 ролей.

Читайте также: «Во мне есть все пороки»: актриса Дарья Повереннова — о внутренних демонах

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse