сб 21 сентября 08:49
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Книга Валентина Гафта и Никаса Сафронова вышла в свет

Книга Валентина Гафта и Никаса Сафронова вышла в свет

1990-е годы. Художник Никас Сафронов и актер и поэт Валентин Гафт

Официальный сайт Никаса Сафронова

Выход этой книги для редакции — особое событие. Поскольку и заслуженный художник России Никас Сафронов, и народный артист России Валентин Гафт — настоящие старинные друзья нашей редакции.

Никас — постоянный участник придуманных и проводимых «Вечеркой» фестивалей народного творчества, а Валентин Гафт — добрый, мудрый советчик и...

И просто дорогой наш друг! В июне прошлого года в нашем еженедельнике было опубликовано особое литературное кафе — в «Воскресном чтении» мы представили стихи Валентина Иосифовича и беседу с ним о литературном творчестве в том числе. И Гафт, известный своим взрывным характером, острослов и задира, открылся нам как тонко-лиричный, робкий и ранимый поэт.

И вот недавно при финансовой поддержке Департамента СМИ и рекламы города Москвы в издательстве «Белый город» вышла новая замечательная уникальная книга. В названии «Отражения» они отражены вдвоем, Никас — «Никасевич», как по-доброму называет Гафт своего друга, и Валя. Книгу можно трактовать как художественный альбом, а можно — как поэтический сборник.

— Мы познакомились и начали общаться с Валентином Иосифовичем в 1991 году, — рассказывает Никас Сафронов. — Я подарил ему тогда свою первую книгу, причем самую неудачную для меня, но она ему почему-то понравилась. Многие мои картины, как ему тогда показалось, каким-то удивительным образом совпали с написанными им ранее стихами. В то время он был известен для большой аудитории, конечно, как великий актер, но еще и как эпиграммист, о глубине его дара многие тогда и не догадывались. В тот момент у него был непростой жизненный период. И тут вдруг случилась некая «болдинская осень». В общем, он за пару лет написал, если не ошибаюсь, 86 стихов. И в 1994-м вышла наша совместная книга, в которой были его стихи, написанные на мои картины. Мы, правда, оба тогда остались недовольны качеством издания: я — по цвету и содержанию картин, Гафт — по тексту и пунктуации. Но, несмотря на это, книгу просто расхватали, тираж в три тысячи экземпляров разошелся буквально за месяц-два. Мы продолжали дружить, но до нового сов местного проекта руки не доходили. И у Вали был уже другой период — он был влюблен в Олю Остроумову. Наше совместное творчество на какое-то время мы отложили. Правда, за это время Гафт выпустил книгу с другим художником. Но слияния достойного, со слов поэта, не получилось: они существовали отдельно — стихи и картины... Валентин выпустил и несколько книг со стихами без иллюстраций. Но приятно было узнать, что многие его книги назывались по названию моих картин, например, «Сад забытых воспоминаний».

Несколько лет назад мы вернулись к новому совместному изданию, тем более за это время я узнал и написал портреты многих актеров и известных людей, на которых были эпиграммы у Гафта, что облегчало нашу работу. Часть картин пришлось нарисовать по просьбе Вали — тех героев, которых он обязательно хотел ввести в нашу книгу. И вот она, наконец, вышла.

Объективно и без прикрас: книга получилась исключительной. В ней присутствует какой-то особый дух, своя, особая магия. Впрочем, так, наверное, и должно происходить, если два таланта, встретившись, не противоречат друг другу, а друг друга дополняют. И поэтому — хватит обсуждать, давайте скорее ее откроем, вдохнем тонкий аромат краски и начнем рассматривать и читать.

К земле стремилась капель-
ка дождя
Последнюю поставить
в жизни точку…
И не спасут ее ни лысина
Вождя,
Ни клейкие весенние ли-
сточки.
Ударится о серый тротуар,
Растопчут ее след в одно
мгновенье,
И отлетит душа, как лег-
кий пар,
Забыв навек земное притя-
женье.

Отчего так предан Пес
И в любви своей бескраен?
Но в глазах — всегда вопрос,
Любит ли его хозяин.
Оттого, что кто-то —
сек,
Оттого, что в прошлом —
клетка,
Оттого, что человек
Предавал его не-
редко.
Я по улицам бро-
жу,
Людям вглядыва-
юсь в лица,
Я теперь за всем
слежу,
Чтоб, как Пес,
не ошибиться.

Всех породило нас яйцо —
мы вышли из его пеленок —
Кто с человеческим лицом,
А кто-то с клювом, как цы-
пленок.
Так начинался маскарад,
Как ловко кто-то все при-
думал!
И на скорлупочный наряд
Надел и маски, и костюмы.
Кто первым был, в конце
концов,
Яйцо иль курица, неважно,
И хрупким было то яйцо,
И курица была отважной.
И гладок был яйца овал,
И силуэт безукоризнен,
О, смертников великий бал!
Под каждой маской — тай-
на жизни.

На сцене Плаха, все
фатально,
Беда должна была
случиться,
Я пересек границу Тайны,
За это надо распла титься.
Когда придут в разгар игры
Семерка, Тройка, Туз —
не ахай!
Невидимые топоры
Всегда висят над нашей
Плахой.
Загадка есть — Разгадки
нет,
Я наступил на темя Ямы,
Где кровь смывает с рук
Макбет
И дремлет Пиковая дама.

На сцене Плаха, все
фатально,
Беда должна была
случиться,
Я пересек границу Тайны,
За это надо распла титься.
Когда придут в разгар игры
Семерка, Тройка, Туз —
не ахай!
Невидимые топоры
Всегда висят над нашей
Плахой.
Загадка есть — Разгадки
нет,
Я наступил на темя Ямы,
Где кровь смывает с рук
Макбет
И дремлет Пиковая дама.

Читайте также: Зеленый город, где я хотел бы жить

Новости СМИ2

Георгий Бовт

Газовая война между Россией и Украиной: кто «моргнет» первым?

Екатерина Рощина

Простите девочкам слабость — быть глупыми

Оксана Крученко

Пусть будет очередь для тех, кому «просто спросить» 

Никита Миронов  

Батька прав. Не хамите педагогу

Геннадий Окороков

Общественности стоит поменьше возбуждаться

Александр Никонов

Требуйте обязательный ЕГЭ по английскому

Михаил Виноградов  

Почему онлайн-календарь прививок — безусловное благо