- Город

Почему литература стала посторонней на празднике жизни

Власти Москвы ответили на самые популярные вопросы о режиме самоизоляции

МЧС продлило предупреждение о сильном ветре и снеге в Москве

Анастасия Ракова объяснила введение режима самоизоляции для всех москвичей

Нефтяная война: как Тунберг и Трамп могут помирить РФ с Саудовской Аравией

«Вирус мутирует»: врач объяснила, почему COVID-19 стал выбирать молодых

Удаленный могильщик и собака в аренду: какие услуги предлагают москвичам на карантине

Дана Борисова пожаловалась на симптомы коронавируса

«Говорили о великом Путине»: как итальянцы реагируют на помощь РФ

Космонавт объяснил, как сохранить здоровье в замкнутом пространстве

«Боже, храни Лукашенко!»: русско-украинская семья сбежала от коронавируса в Минск

Как мировой кризис отразится на жизни простых россиян

«Все идет по сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

Советы дачникам: когда сажать теплолюбивые сорта в открытый грунт

Сын Олега Газманова сообщил о карантине отца

Почему литература стала посторонней на празднике жизни

Понятие «писатель» отсутствует в реестре профессий

ФОТО: Светлана Колоскова, «Вечерняя Москва»

О том, что происходит с отечественной словесностью, мы говорим постоянно. Однако нелишним будет еще раз остановиться на причинах и следствиях кризиса нашей литературы.

Нельзя сказать, что перед Новым годом в литературной жизни страны совсем ничего не происходит.

Да, прежние престижные премии, такие как «Букер» или «Национальный бестселлер», схлопываются, теряют былой размах. Но возникают новые. Только что в Санкт-Петербурге фонд под названием «Созидающий мир» учредил ежегодную Всероссийскую премию искусств, опережающе успокоив будущих соискателей, что денег хватит лет на пять как минимум. Премия и впрямь «жирная». Победителю в номинации «Книга года — проза» достанется миллион рублей. Поэтам, художниками, скульпторам, а также уважаемым, сделавшим свой «вклад в культуру» творцам тоже перепадет немало. Нижняя планка — полмиллиона.

В журнале «Дружба народов» пока не сильно известный в читательских кругах прозаик из Екатеринбурга Артемий Леонтьев опубликовал «Манифест новой российской литературы», где призвал авторов «вне зависимости от возраста и степени известности научиться ярко выраженной стилистической индивидуальности».

Ошеломляет прорывной свежестью и другой тезис революционного документа: «Художник — не ксерокс, не фотоаппарат, и он способен на нечто большее, чем просто качественные, пусть и очень талантливые, фотографии и копии мира…»

Манифест — достойный ответ нытикам, сетующим на творческую несостоятельность, недостаточную образованность и отсутствие оригинальных идей у современных молодых писателей. Новая российская литература расправляет крылья!

Самая известная премия — «Большая книга», хоть и принято ее ругать, в нынешнем году оказалась на высоте, удивительно точно отреагировав на господствующие в литературном сообществе тренды. В победители вышли три автора биографии «Венедикт Ерофеев: посторонний».

Знаковое решение жюри.

Если и был в советской литературе более посторонний и отстраненный от государства писатель, так это именно Венедикт Ерофеев. Сегодня в России от государства отстранена практически вся, за исключением избранной премиальной, литература. Понятие «писатель» отсутствует в реестре профессий. Авторский гонорар откочевал в область преданий. Неужели отважные устроители премии послали государству сигнал о недопустимости подобной ситуации? В свое время автор поэмы «Москва — Петушки» Венедикт Ерофеев не успел насладиться благами славы и признания. Так что остается только порадоваться за его счастливых биографов.

Удачно подобран и второй победитель — Григорий Служитель за роман «Дни Савелия». Савелий, если кто не в курсе, — кастрированный кот.

В самом деле, есть ли сейчас на бескрайних просторах интернета что-либо более волнующее и восхищающее миллионов пользователей, чем котики? Хроника их повседневной жизни превратилась в сети в неисчерпаемую, сопоставимую разве что с рассуждениями о неминуемом конце света, тему.

Третье место в «Большой книге» заняла уже получавшая ее несколько лет назад Гузель Яхина. Теперь за роман «Дети мои». Это правильное решение. Зачем издательству тратиться на рекламу и продвижение нового автора? Да и голову читателя не следует засорять незнакомыми именами. Пусть берет, что уже на слуху. Так надежнее. Ничего не поделаешь, сегодня литература посторонняя на празднике жизни. Только ведь и жизнь без литературы становится для человека посторонней.

О том, как и почему это происходит, написал в своем романе «Посторонний» французский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе Альбер Камю.

«В сущности, я прекрасно понимал, что умереть в тридцать лет или в семьдесят — невелика разница, все равно другие мужчины и женщины останутся жить после тебя, и так будет еще тысячи лет. Ясно и понятно, чего проще. Теперь или через двадцать лет — все равно я умру. Сейчас при этом рассуждении меня смущало одно: как подумаю, что можно бы прожить еще двадцать лет, внутри все так и вскинется», — рассуждает Мерсо, герой произведения.

Литература наша формально жива. Но разве это жизнь?

СПРАВКА «ВМ»

Юрий Козлов, писатель, главный редактор журнала «Роман-газета», лауреат многочисленных литературных премий и наград.

Читайте также: Участники акции «Читающий транспорт» прочитали более 10 тысяч книг

Новости СМИ2

Анастасия Заводовская

Любовь во время пандемии

Алиса Янина

Почему москвичей не выпускают на улицу

Игорь Воеводин

Узкий мир, быстрое время

Екатерина Рощина

Дача — самое надежное место

Ольга Кузьмина  

Человек чести. Памяти Юрия Бондарева

Ирина Алкснис

Как победить эпидемию

Олег Сыров

Готовим дома мульгикапсад: вкусно и по-эстонски медленно

Юрий Козлов

Время читать хорошие книги

Стать фармацевтом со школьной скамьи

Полезная неорганика поможет жить до ста лет

Упал — отжался!

Нейрохакинг: тело учит мозг быть здоровым и счастливым