ср 18 сентября 15:19
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Московская робинзонада: как Федоров с Шахиджаняном искали лису, цаплю и бобров

Московская робинзонада: как Федоров с Шахиджаняном искали лису, цаплю и бобров

Сергей Шахиджанян (на фото) отправился на поиски дикой природы в Москве 

Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

С детства оба корреспондента мечтали пожить на необитаемом острове. Образ Робинзона Крузо манил своей романтикой. Одни на острове. Девственная природа. Рыбки, птички, зверьки. Да где ж это все взять-то? Оказывается, необитаемый остров можно найти... в черте Москвы!

В Нагатинской пойме существует новообразовавшийся остров, получивший народное название Бобровый. Как рассказал Сергею Шахиджаняну Семен Маргулян, пенсионер, он в начале 1970-х годов работал на самосвале и возил из этого места песок: Южный речной порт был активной индустриальной зоной — было множество причалов. Островок образовался после спрямления русла Москвы-реки в этом месте, и он действительно необитаемый — человеком. С воздуха остров выглядит просто мечтой: весь покрытый зеленью, абсолютно весь, в центре просматривается озерцо, со всех сторон окружен водой. Решено, на день мы становимся Робинзоном и Пятницей. Роль Робинзона взял на себя Федоров, а неумелого Пятницы — Шахиджанян.

Добраться до острова оказалось совсем просто. Надо было набрать в навигаторе: «Меловой причал». Как пояснил Семен Маргулян, в прошлом веке на этом причале действительно отгружали мел (отсюда и название) на всю Москву. Сейчас здание Южного речного вокзала хотят разобрать. Скульптуры пяти морей с него уже исчезли, но пока оно еще стоит. Меловой причал — ничем не примечательная стоянка судов. Рано утром, в пять утра, там стояли Святая Мария и Денис Давыдов. Корреспонденты без труда припарковали машину и достали большую надувную лодку — от суши остров отделяла какая-то сотня метров водного пути.

Наша экспедиция выдвинулась с рассветом. С собой на всякий случай мы взяли складной мангал, пакет с углем, немного провизии. Лодка чуть просела под всем нашим скарбом, но мы, плавно махая веслами, легко переплыли реку и — о чудо! — нашли какое-то подобие тропинки в густых зарослях на берегу острова. Пристали и пошли вглубь.

Преодолев небольшую дамбу, мы оказались на небольшой поляне, где были аккуратно вкопаны в землю два массивных мангала, три деревянных стола и кто-то заботливо поставил вверх ножками с десяток разнокалиберных стульев — на некоторых даже читались наклейки, говорившие, что стулья выпущены не ранее 2007 года. Так что внутри остров оказался вполне обжит и... удивительно загажен! По всему острову валяются бутылки, консервные банки, окурки, истлевшие пластиковые пакеты. Буйная растительность делает некоторые части острова просто непролазными!

Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

ФОТО: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

Однако с переправой нас посетило удивительное чувство защищенности и беспечности. Можно просто положить объектив на стол — его никто не возьмет! Можно оставить незакрытой сумку, телефон. Связь на острове ловила, кстати, отлично — можно было смотреть кино. Предыдущие визитеры щедро «наследили» в Сети: несколько видео с лисами и бобрами взволновали наши с Федоровым взгляды.

Поняв, что складной мангал нам не понадобится, а если будем трапезничать, то и мебель даже есть, Федоров углубился в чащу леса и затем позвал меня.

И было зачем! На многих деревьях были явные следы бобровых зубов. Несколько деревьев были искусно откусаны и как бы висели в воздухе — держались только за счет спутанной кроны.

— Вот они, свежие «погрызки», — комментировал Федоров.

Он как бывший охотинспектор умеет читать следы! Следы привели к запруде, но сами лесные строители нам не попались: спасаясь от жары, они, видно, отлеживались в своих схронах.

А где же озеро? Оно оказалось неподалеку и представляло собой печальное живописное зрелище — было полно старых гнилых бревен и досок. По краям валялись сильно ушедшие в землю стальные конструкции. Возможно, в прошлой жизни они были прицепами, шпалами, балками, а сейчас проросли травой. На всем этом унылом мусоре радостно скакали лягушки. По краям озерце заросло рогозом (многие ошибочно считают, что это камыш). Вдруг Федоров застыл и стал издавать какие-то странные звуки. «Вроде он не пил, — подумал я. — Может, перегрелся». После странного то ли кваканья, то ли мяуканья мой коллега быстро приложил камеру к глазам и сделал три–четыре снимка.

— Я видел лису! — гордо похвалился мне Андрей, показывая еле различимое рыжее пятно в центре дисплея своей фотокамеры, а странными звуками он якобы ее подзывал.

— Теперь она должна точно к нам подойти! — с надеждой сообщил он.

Для надежности я вывалил недалеко от входа на поляну пачку собачьих консервов. Как сказал мне знакомый зоолог Василий Малыгин, лисы это очень любят. Лиса безразлично взглянула на Федорова — и была такова!

— Ничего, она еще придет кормиться, — утешал меня, расстроенного, что не успел снять далекую лису, Андрей. — Надо только уметь ждать.

Начались томительные часы ожидания. Однако хитрая лиса не вышла ни через полчаса, ни через час, ни через два. Меж тем солнце поднялось высоко, и мы были все мокрые от утренней росы снизу и от пота — сверху. От любопытства мы стали изучать остров и нашли вполне себе брутальную лестницу с элементами стальных и деревянных конструкций, несколько крепких дамб и полусгнившие останки трактора с торчащими в разные стороны ржавыми стальными тросами.

— Зато люди радовались жизни! — изрек Федоров, найдя под ногами несколько гильз от холостых патронов.

Однако обстановка накалялась. Чтобы быть ближе к природе, мы благоразумно оставили купальные принадлежности в машине. И сели в прохладную воду голышом. Но стоило нам сделать пару шагов от берега, как тут же в нашу сторону двинулся катер МЧС со спасателем на борту. Молодой человек в чистеньком жилете подплыл к нам, вежливо поздоровался и огорошил: купаться тут нельзя! От неожиданности мы оба встали, и наш вид несколько смутил бодрого спасателя. Он как-то замялся и... уехал восвояси.

Боясь быть неправильно понятыми (что могут делать двое обнаженных мужчин на необитаемом острове, мы даже и обсуждать-то не решались), мы поспешили одеться. Да и гулять по зарослям облепихи и прочих растений сподручнее в одежде.

— Может, привлечем лису запахом еды? — и мы решили воспользоваться здешним мангалом.

Кто-то заботливо разложил рядом дрова и даже оставил две неполные бутылочки с жидкостью для розжига! Припасенный в нашей надувной лодке шашлык из супермаркета ароматно зашипел, но лиса не вышла. Зато вышел из себя Федоров: Шахиджанян деловито стал уничтожать один кусок за другим.

— Ты б зверям что оставил! — корил меня Федоров.

Но было поздно. На преодоление густых зарослей было потрачено слишком много сил. Зато мы с Федоровым раскрыли секрет: цапель на острове нет. Пух, раскиданный по полузатопленным бревнам, оказался от чаек. Они с удовольствием прилетали сюда выяснять отношения, оставляя после себя везде пух.

Лиса так и не вышла.

Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

ФОТО: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

Меж тем мы как-то и не заметили, что в поисках лисы, бобра и пернатых прошло шесть часов. Все, собираемся. Лодка как-то сразу полегчала — вся вода была выпита, продукты съедены. Решили обойти остров кругом. На другом конце обнаружили забытую кем-то палатку с сохнущим спальником, однако обитателей рядом не оказалось. Судя по множеству водочных бутылок, жили тут отнюдь не праведники. А судя по небольшим квадратным упаковкам — еще и грешники. На наши взывания никто не отозвался, и мы продолжили путь.

— Давай лилию снимем, — предложил мне Федоров. Однако, подплыв, мы увидели, что несчастный цветок вынужден делить пространство с кучей пластиковых бутылок, позеленевшего пенопласта и прочего мусора. Да, этой территории явно нужна очистка и рекультивация. Стоило нам начать движение, как снова возник катер — уже другой, но тоже МЧС. Его экипаж был всерьез обеспокоен нашей безопасностью.

— Вы, пожалуйста, ходите вдоль берега. Тут суда тяжелые ходят, — в голосе мы услышали неподдельную тревогу и заботу о нас.

Успокоили их, как смогли, и, дождавшись паузы в движении судов, стремительно (ну, нам так казалось) пересекли реку, активно работая веслами.

— Знаешь, это ведь не Бобровый остров, а какой-то... мусорный! Есть «Мусорный ветер», а тут — целый остров, — изрек Федоров, печально бросая наш мусор в аккуратную урну на набережной.

Может, туда еще съездить — мусор поубирать? Пока не решили.

Читайте также: 

Люди, которые не сдаются: как работают поисковые отряды «Лиза Алерт»

Новости СМИ2

Алена Прокина

У столицы нет плохой погоды

Ирина Алкснис

Как Москва стала центром притяжения для туристов

Руслан Карманов

Зачем «Зениту» Кокорин

Виктория Федотова

Чиновницу собрались уволить за исполнение мечты всех женщин?

Игорь Воеводин

Горбачев и демократия. У них не сложилось

Анатолий Сидоров 

«Мозги утекают»? Что за глупости

Владыка Климент, митрополит Калужский и Боровский

Церковь ценит труд писателя