Главное
Карта событий
Смотреть карту

Пирсер, брейдер, каскадер: кем работают московские многодетные мамы

Город
Пирсер, брейдер, каскадер: кем работают московские многодетные мамы
Фото: Из личного архива

Дети — вовсе не помеха делать карьеру в самых неожиданных профессиях. Московские многодетные мамы этому подтверждение. Они работают и воспитывают детей одинаково воодушевленно. Нередко именно семья — это и тихая гавань, и мотивация, и возможность найти новую профессию. В РОО «Объединение многодетных семей Москвы» рассказали, какие удивительные профессии выбрали для себя московские мамы.

И в огонь, и в воду: будни мамы-каскадера

— Где-то меня просто в фонтан бросали, а где-то надо было выполнять акробатические номера за актеров, — буднично рассказывает мама троих детей (10 лет, четыре года и четыре месяца) Надежда Синева.

Она с трех лет занималась спортивной гимнастикой. Достигла звания мастера спорта. Поступила в «Государственное училище циркового и эстрадного искусства им. М. Н. Румянцева (Карандаша)» вслед за братом. Еще во время учебы стала по приглашению знакомых на съемках фильмов дублировать актрис.

В 15 лет Надежда получила перелом первого шейного позвонка и с цирком пришлось временно расстаться.

Потом предложили работу по контракту в больших шоу в качестве воздушной гимнастки. Открывали Универсиаду в Казани в 2013 году — летали на высоте 40 метров от земли, открывали ледовый дворец в Сочи. Должна была участвовать в открытии Олимпиады, но на тот момент ребенок был еще маленький, и Надежда не стала подписывать контракт на полгода.

Параллельно она снималась в кино. В 2011 году были съемки фильма «Метро».

Пирсер, брейдер, каскадер: кем работают московские многодетные мамы Фото: Из личного архива

— Там было много моментов с моим участием. Практически все пассажиры метро были каскадерами. Мы вылетали в окна, нас раздавливало и придавливало. Были еще фильмы. К сожалению, не всегда успеваю отследить судьбу картин, где снимаюсь. Зачастую знаю только рабочие названия фильмов, — рассказывает она.

Сейчас Надежда в декрете. Но если поступят предложения сниматься, она с удовольствием их примет.

— Это азарт. Даже если не приносит больших денег, я все равно соглашусь, — говорит она.

Недавно, например, ее звали «погореть в кадре». Но муж, который тоже актер и организатор массовых мероприятий, категорически запретил. В результате горел молодой человек в парике. Просто потому, что женщин-каскадеров очень мало.

— Я знаю не больше десяти. Мы на вес золота, — рассказывает Надежда.

Как признается сама Надежда, работа ей нужна еще и для того, чтобы вырваться хоть ненадолго из рутины.

— Работать надо, чтобы отдохнуть от дома и быта. Когда детей много — это очень шумно. А на работе, если она любимая, ты отдыхаешь, — поделилась она.

Пирсер, трубач и программист

Ксения Силла начала заниматься на трубе в старших классах. Потом были колледж и академия. Она не искала себя. Ей было понятно, что музыка — это и есть ее профессия. Играла в эстрадных группах и оркестре. В одном из проектов, где Ксения писала аранжировки, была клавишником и руководила репетиционным процессом, она познакомилась с Мохаммедом, музыкантом из Гвинеи.

У них родился ребенок, и музыка почти ушла из ее жизни. Дочка родилась со специфическими африканскими волосами. И Ксения пошла учиться на плетение косичек — брейдинг.

Потом добавился пирсинг. Профессия пирсера очень сложная — она включает в себя много разных дисциплин: ювелирное дело, материаловедение, медицину.

— Пирсинг — это специфическая история. Это долгозаживающие раны с инородными предметами. Чтобы стать пирсером, надо найти мастера и пойти в подмастерье. Я так и сделала, — рассказываем многодетная мама. — Я работаю под запись — бывает 4–5 часов в день, а бывает 20 минут и поехала домой. Нос и хрящи ушей — это самые частые места для проколов. Хрящи в ушах — очень популярны: они не осуждаются обществом, не являются экстремальными. Нос — это больше мода. Сейчас те, кто помоложе, — подростки, прокалывают перегородку носа. Бровь непопулярна совсем. Пупки тоже иногда делают. Соски еще прокалывают. Это то, что можно спрятать, если на работе не разрешают любой другой пирсинг.

Пирсер, брейдер, каскадер: кем работают московские многодетные мамы Фото: Из личного архива

Сейчас у Ксении четверо детей. Говорит, что на работу ездит отдыхать. «Там тихо и спокойно. От меня требуют только одного — хорошо делать мою работу. Это расслабляет. Какой бы сложной она ни была, но она все равно проще, чем дома. Ведь дети сразу хотят всего и одновременно, и иногда это совершенно взаимоисключающие вещи. И не всегда получается все совместить. А на работе получается».

Недавно неугомонная мама пошла учиться еще и на программиста.

— Зачем? Потому, что я хочу работать из дома. И это интересно! Музыка, пирсинг, брейдинг требуют большого количества разъездов, а работу мамой никто не отменял, и она тоже требует времени и сил. Я ищу такую профессию, чтобы «не порваться», — делится Ксения. — Быть мамой — это полноценный труд. Есть такие дети, которые «дают прикурить» больше, чем мои четверо. Мама — это как отдельная профессия, которая просто принимается как должное.

Мама — дегустатор

Когда люди узнают, что Ульяна Георгиевна Байсангурова — начальник лаборатории на ликеро-водочном предприятии, сразу задают вопрос: «И что, вы, правда, пробуете?».

— Да, пробуем, потому что дегустация — это непосредственная часть нашей работы. Это метод испытания, который обязательно применяется. И он ничем не заменим. В день у нас может быть минимум два-три образца, а может быть и 15. На самом деле у нас не бывает никакого алкогольного опьянения. Дегустируется аромат и вкус изделия, вкус пробуется совсем чуть-чуть. У нас большая часть работы связана с документами, поэтому нужна «светлая» голова. Но всем почему-то становится весело от того, что мы дегустируем: «Ой! Какая профессия интересная!, — рассказывает Ульяна Георгиевна. — За 17 лет работы я ни разу не встречала человека, который бы после дегустации пристрастился к алкоголю. Наоборот, даже по праздникам желания выпить нет. Это работа.

В подчинении у нее 17 человек. Все девушки.

Пирсер, брейдер, каскадер: кем работают московские многодетные мамы Фото: Из личного архива

Руководитель занимается построением организации лабораторной деятельности, обучением персонала, прохождением государственных проверок, подготовкой лаборатории к проверкам, контролем качества поступающего сырья, качества купажей на всех стадия изготовления и качества готовой продукции. Также лаборатория принимает активное участие в разработке новых продуктов.

— Училась я на химико-технологическом факультете, отделение «Товароведение, экспертиза и качество товара». Попала на стажировку на ликеро-водочный завод. И из инженера-химика и технолога выросла до руководителя лаборатории, — рассказала Ульяна Георгиевна.

В декрет мама троих детей почти не уходила. С младшей дочкой была дома всего три месяца. Она не скрывает, что работает, чтобы помогать мужу достойно обеспечивать семью и выплачивать ипотеку. Но кроме того, она видит в работе и большую пользу для семьи.

— Когда мама работает, она развивается. Ты не зацикливаешься на домашних хлопотах. И быт легче выстраивать, и дети организованы. Моя мама прививала мне ценность труда. Я по-другому свою жизнь не представляю, — считает Ульяна Георгиевна.

Мама — начальник железной дороги

Олеся Щербакова — мама шестерых детей и инженер в ОАО «РЖД», ее специальность «Автоматика, телемеханика и связь на железнодорожном транспорте». Она регулирует движение поездов на отрезке Москва — Раменское и от Люберцы-2 до Черустей, чтобы составы вовремя и четко ходили. В коллективе 300 мужчин и только две женщины.

Начинала она монтером на Дальнем Востоке.

— Когда вы проезжаете на электричках, вы видите людей в ярких сигнальных жилетах с лопатами. Вот так и я начинала, — рассказывает Олеся.

Изначально хотела карьеру, кожаное кресло и кабинет. Окончила техникум, не уходя в академический отпуск. Потом — институт. Скептиков вокруг было много: «Это же вообще мужская специальность! Куда ты лезешь?».

Олеся прошла все ступеньки: была монтером, старшим монтером, механиком и наконец стала инженером.

Пирсер, брейдер, каскадер: кем работают московские многодетные мамы Фото: Из личного архива

Когда впервые за 19 лет работы Олеся решали выйти в декрет уже с шестым ребенком, руководство было в шоке. А она, побыв просто мамой, теперь находится в раздумьях, возвращаться ли ей на железную дорогу.

Олеся — куратор РОО «Объединение многодетных семей города Москвы» в поселении Филимоновское. Занимается общественной деятельностью и волонтерством, приобщает к этому своих детей. И общественная работа ей теперь ближе.

— Дети раньше, если их спрашивали, рассказывали, что их мама — начальник железной дороги, сейчас они говорят, что мама — начальник продуктового склада, — смеется Олеся, которая во время пандемии развозила тоннами продуктовую помощь. — Иногда другие мамы мне говорят: «Я схожу с ума — столько детей!». Я им отвечаю, что я от тишины схожу с ума, она меня пугает. Я привыкла к воплям, пискам, коляскам, машинкам. Я даже боюсь представить, чтобы было, если бы детей не было.

Мама — дирижер

Здесь шесть детей от трех до 14 лет, а там — сорок вокалистов хора. И ко всем надо успеть. Ведь многодетная мама еще и дирижер хора Храма Казанской Песчанской иконы Божией Матери в Измайлове.

— Выходных дней нет: на буднях спеваемся, на выходных — поем. Плюс много праздников, — рассказывает Екатерина Петровна Резникова.

Но она ни минуты не жалеет о выбранной профессии дирижера.

— Работать начала еще до детей. Ощущаю в этом свое призвание. С 16 лет — четыре года училища, потом пять лет института. Потом уже некогда было оглядываться назад, — рассказывает она.

Кроме хора при храме еще есть школа пения, есть занятия с малышами от 2–3 лет в семейном центре. И недавно ее назначили руководителем и дирижером Сводного молодежного хора восточного викариатства.

Пирсер, брейдер, каскадер: кем работают московские многодетные мамы Фото: Из личного архива

— Работать или не работать — это дело каждого. Но если нужно самовыражение, творчество, то обязательно надо чем-то заниматься вне семьи. Кто-то шьет, мыло варит, чтобы совсем в быту не утонуть. По своему опыту скажу, что два-три года малыши вдохновляют, а потом, когда второй-третий заход и последующие, запала может не хватать. Нужен внешний источник энергии, который бы давал эмоции маме, чтобы маме наполнять детей. Чтобы не выгорать, хоть пару часов в день или в неделю должно быть какое-то занятие вне дома или семьи, оно все равно будет подпитывать. Я с хором позанимаюсь, совершенно другая прихожу к детям — и дети видят, что мама на подъеме, — поясняет Екатерина Петровна. — Не могу не работать. У меня был перерыв длиною в год, когда был первый декрет, а потом я без декретов обходилась.

Амбиции ей неведомы. А могла бы гордиться — ведь ее хор регулярно принимает участие в крупнейших церковных праздниках с участием патриарха и даже президента, в том числе и в Кремлевском Государственном дворце.

Читайте также: Московская многодетная семья рассказала об объединении семьи в команду

Подкасты