- Город

Однажды один поезд

Парки столицы откроют зимний сезон 22 ноября

Путин вручил звезды Героев России пилотам севшего в поле А321

Метеорологи пообещали москвичам необычное начало зимы

Названы профессии, которые могут первыми исчезнуть в будущем

Эффект толпы. Черная пятница глазами маркетологов

Павел Дуров призвал избавиться от WhatsApp

Роструд рассказал о способе продлить новогодние праздники

СМИ сообщили новые подробности о состоянии Анастасии Заворотнюк

Ученые предложили новый способ защиты печени от алкоголя

Пресняков-старший объяснил секрет долгого брака ленью

Диетолог объяснила, почему на работе нужно отказаться от супа и котлет

Почему люди толстеют после 30 и как этого избежать

Танцовщица из Петербурга бросила Джонни Деппа

Искусствовед объяснил, что общего между метро «Новокузнецкая» и оружием

Однажды один поезд

Вонг Кар-Вай в фильме «2046» предлагает тур в собственные воспоминания

[b]Фильм Вонга Кар-вая «Любовное настроение» с успехом прошел в России, а его саундтрек ныне активно используется в телерекламе мыла. Вообще фильмы этого режиссера немало поспособствовали популярности китайского кино во всей Европе.[/b] Факт слегка парадоксальный – потому что Вонг Кар-вай хоть на свет появился и в Шанхае, но еще ребенком был увезен в Гонконг родителями, отказавшимися вернуться в коммунистический Китай после начала там «культурной революции». Учился в Гонконге, имея неограниченный доступ к западным фильмам, книгам, новейшим течениям в музыке. Влияние их на его творчество огромно. И фильмы его поэтому – очень «западные», совсем не соответствующие официальной политике «красного китайского дракона», так что воспринимать Вонга Кар-вая как режиссера китайского можно лишь с большой натяжкой. Снимает он по-своему, однако явно под сильным впечатлением киноманской молодости, когда гремели по всему миру картины Годара, Антониони, Алена Рене, соединение документально-постановочного стиля модных журналов с туманным и самоедским психологизмом, когда модной была проблема «некоммуникабельности», одиночества человека в обществе и мире. Продюсеры у него тоже западные. Вот и в фильме «2046», выходящем в наш прокат, начальный титр предупреждает: фильм франко-итальянский «при участии Шанхай фильм Корпорейшн». Удивительно, что фильм, успевший уже после каннской премьеры получить приз Европейской киноакадемии за «Лучший неевропейский фильм года», здесь, в России, привыкшей к появлению сразу двух-трех зубодробительных американских боевиков в неделю, кажется на редкость европейским. Такого кино давно не было: безумно красивое, как будто перед тобой перелистывают обложки крутых модных журналов с туристическими пейзажами и соблазнительными лицами манекенщиц; очень глубокомысленное, по-европейски старомодное, то есть сконцентрированное на внутренних, интимных переживаниях и воспоминаниях; иногда даже скучное – но это нарочно! – а то еще чего доброго всерьез воспринимать перестанут; а под конец обернувшееся простой житейской историей незадачливого гонконгского Дон Жуана, в вечной погоне за мелькнувшим вдали очередным женским силуэтом проглядевшего и потерявшего настоящую любовь, которая могла бы дать ему подлинное счастье. Хотя это – под самый конец, после серии туманных образов, сменяющихся красивых лиц и томных вздохов. А начинается фильм сразу самым привлекательным своим мотивом: писатель, тоскующий о прошлом, рассказывает, что время от времени загадочный поезд отправляется из его города прямо в 2046 год, в котором никогда ничего не меняется. И никто никогда не вернулся из этой фантастической поездки. Только он, писатель, приехал обратно и готов поделиться впечатлениями… 2046 – это и фиксированное внутреннее время, чтобы «остановиться, оглянуться» (каждый из нас когда-нибудь сядет в этот поезд), и номер отеля, в котором поселился писатель, чтобы написать роман об этом путешествии внутрь собственной жизни, и само название его будущего романа. Внутри которого и предлагается побыть зрителю – ведь это роман-воспоминание, роман-исповедь, роман о прошлых романах модного журналиста, подошедшего к тому рубежу, когда пора оценить собственную жизнь. И все бы хорошо (особенно операторская работа – оператора Кристофера Дойла называют соавтором режиссера, что, безусловно, так, ведь без тончайшего операторского мастерства фильм утратил бы половину своего обаяния), если бы драматургия этой большой, двухчасовой картины не состояла из такого количества умопомрачительно красивых пустот, лишенных особого содержания. Вонг Кар-вай (он же и автор сценария) не прорабатывает сценарий детально, ограничиваясь лишь наброском основной сюжетной линии, куда больше полагаясь на визуальную сторону ремесла. Одна линия только в фильме и есть. Остальное нанизано на удачный образ поезда внутрь собственного сердца. Поэтому сюжет превращается в набор красивых картинок и призрачных историй любви, закольцованных мотивом под кодовым названием «2046». И хотя этюд «2046» изыскан и ловко сделан – это всего лишь этюд. Красивый этюд о желтоликом азиатском Дон Жуане с берегов китайских морей, исполненный в том же изысканно-глубокомысленном стиле, что и дорогой модный журнал.

Новости СМИ2

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

«Не заслужившие» милости

Ольга Маховская, психолог

Три сестры Хачатурян: танец с саблями

Ирина Алкснис

Вода в Венеции, беда в России

Ольга Кузьмина  

Поменяйся. Или погибнешь...

Никита Миронов  

Удали WhatsApp и спи спокойно

Игорь Воеводин

Зачем мальчику с ДЦП подарили велосипед

Георгий Бовт

Протест как традиция

Дарья Завгородняя

Хватит притеснять курильщиков

Чтобы помнили. Как школьникам рассказывать о войне

Собрал лучшего робота на международном чемпионате

Вдохновило творчество Фриды Кало

Рождение фотографии. Все началось с медной пластинки