Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Эпоха Старбакс и Макдональдс

Эпоха Старбакс и Макдональдс

Кто придумал Последний звонок?

Кто придумал Последний звонок?

Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

Анатолий Лысенко: На «ТЭФИ» я буду «болеть» за телезрителей

Развлечения
Анатолий Лысенко: На «ТЭФИ» я буду «болеть» за телезрителей

[b]На телевидении события пошли таким косяком, что просто и не уследишь: только что закончился Евразийский телефорум, открывается церемония «ТЭФИ», а на днях пришло сообщение о создании новой организации – Международной телеакадемии. Ее президентом избран Анатолий Лысенко.[/b][b]– Анатолий Григорьевич, не многовато ли у нас телеакадемиков? Просто академик на академике сидит… Российская, евразийская, теперь еще международная. Не умением, так числом?[/b]– Ну, слово «академия» и мне – не очень, а к званию «академик» в телевизонной сфере иначе как с изрядной долей самоиронии и относиться невозможно… Опять же академия академии рознь. Скажем, Росийская академия телевидения – это ведь, в сущности, жюри, которое решает, кому быть первым на той же «ТЭФИ».[b]– А вы, кстати, за кого будете на «ТЭФИ» болеть?[/b]– Только за одну команду – телезрителей.[b]– Дай бог им – то есть нам – победить. В неравной борьбе с телевизором. Итак, Международная, вновь созданная, телекадемия – это…[/b]– Это попытка собрать воедино то, что мы утратили. Мы все разбежались по своим «квартирам», выкинули собственные флаги, радостно наизбирали президентов, и результатом такой «детской болезни независимости» стала утрата общего телепространства. Утратили школу тележурналистики, опыт. Друг друга. В общем, прервалась связь времен. Теперь пришло время ее восстанавливать. Но восстанавливать не с позиций «старшего брата», который указует перстом, кому что надобно делать, а на равных. Мы просто не знаем, что происходит на наших пространствах, а ведь была блестящая школа документальной тележурналистики в Мурманске, великолепно делали музыкальные программы грузины и прибалты… Словом, наша цель – сохранить, собрать все, что у нас было, воссоздать единое информационное пространство стран СНГ и Балтии, наладить профессиональное обучение работников телевидения, систему стажировок и повышения квалификации, семинары и мастер-классы… Наша организация открыта для всех, кто в этом заинтересован. На нас тут даже уже наезжают – звонил Якубович и с обидой спрашивал, почему меня, мол, не включили, но мы принимаем всех… [b]– И что, все ваши «академики» будут вести мастер-классы где-нибудь в Свердловской области? И тот же Якубович?[/b]– Ну, во всяком случае, когда мы это обсуждали, никто не отказывался.[b]– Анатолий Григорьевич, вы как-то однажды сказали, – лет пять назад, в одном интервью, – что интеллигентный человек вообще не должен смотреть телевизор, он книги должен читать… Вы и сейчас так считаете?[/b]– Считаю. Мнений своих не меняю.[b]– А как же канал «Культура»?[/b]– Знаете, что я вам скажу – вещь, может быть, странную и крамольную, но этот канал сыграл на нашем телевидении, в общем-то, роль зловещую…[b]– ???[/b]– А очень просто: конечно, с одной стороны, это огромный плюс, но ведь и – интеллектуальная индульгенция другим каналам: раз есть «Культура», то мы можем отдыхать! И не делать ничего.[b]– В плане нашего «культурного развития»?[/b]– Конечно. Хотя есть и интеллектуальные передачи, тот же Гордон, которого я, признаться, не любил на радио, а вот то, что он делает сейчас, мне очень нравится… [b]– Гордон тут как-то признался ночью своему собеседнику, аж взмолился, что совсем уже запутался, мол, вы, воля ваша, профессор, что-то такое умное сочинили, что никому не понять…[/b]– А это, между прочим, очень здорово! Это высший пилотаж тележурналистики, может быть, помните, в свое время была такая передача «Это вы можете», вел ее Володя Соловьев, ныне, к сожалению, покойный. Так этот Володя по жизни не отличал винтика от болтика, ну никаких технических познаний, ноль. Но вот именно потому, что он ничего в технике не понимал, он делал потрясающую передачу! Ему самому было интересно – на полном серьезе, – он восхищался искренне теми, кто что-то умел, он ставил себя – не специально ставил, просто стоял – в этой картинке ниже тех, кто придумывал, изобретал… И вот потом, после его смерти, передача тоже умерла – потому что не могли найти ведущего. Приходили специалисты – но у них «глаз не горел», как у Володи… им было все понятно, все известно, и… скучно.[b]– Вот, кстати, о специалистах – вы же в свое время МИИТ окончили, и очень многие, насколько я знаю, лучшие «перья» журналистики – и газетной, и теле, и радио – они ведь на журфаках не учились, «академиев» не заканчивали..[/b]– А я вам скажу – по моему разумению, журналистике ни на каких курсах вообще нельзя научить! Нельзя научить талантливо писать, снимать. Можно научить – да, – только основам ремесла. Ну а таланту… [b]– Из этого можно понять, что и ваша Международная телеакадемия будет чем-то вроде «ФЗУ второй ступени»?[/b]– В известном смысле, да. А что? Чем плохо ФЗУ? Между прочим, знаменитое пушкинское «не продается вдохновенье, но можно рукопись продать» – так ведь и продаже рукописей надо учить! [b]– Да, кажется, сейчас это более актуально, чем само вдохновение. А нет у вас ностальгии по тем временам, когда было наоборот? По тому же «Взгляду»? Извините, вопрос, конечно, дежурный…[/b]– Ну и ответ будет ожидаемый: конечно, есть. Как молоды мы были, как искренне любили, как верили в себя, верили в то, что все можно молниеносно решить… конечно, это все есть. Ностальгия по молодости. Как у любого человека.[b]– Говорят, у вас на даче – настоящий сад камней в японском стиле. Это вы так медитируете?[/b]– Да кто вам такую ерунду сказал – «сад камней»?! Валяются просто два булыжника… я медитировать не умею, я вообще человек не созерцательный… [b]– Анатолий Григорьевич, а сами-то вы… верите в привидения?[/b]– «Конечно же, нет, ответил лектор и медленно растаял в воздухе». На Стругацких вы меня не поймаете.[b]– Э-э-э... я, собственно, хотела спросить: а сами-то вы телевизор смотрите?[/b]– Знаете, смотрю. И очень много. Меня тут подрядили писать обзоры для одного издания. Смотрю. В основном, конечно, кнопками щелкаю, с канала на канал скачу.[b]– И как?[/b]– Основное ощущение – идет тиражирование непрофессионализма. «Токовищ» – это я так токшоу всякие называю – развелось безумное количество. Когда-то это казалось потрясающим достижением – сидят люди и болтают, прямо как в Америке, но сейчас... вот уж вправду иной раз лучше жевать, чем говорить.Знаете, какая в металлообработке самая главная профессия? Высшая степень мастерства? Лекальщик. Тот, который делает лекала, образцы. По которым потом токари стараются. Так вот, токарей у нас навалом, а лекальщиков – нет.[b]– Значит, вы будете готовить на мастер-классах своей академии «самоироничных лекальщиков»?[/b]– В идеале – хотелось бы.[b]– Спасибо за беседу, Анатолий Григорьевич.ДОСЬЕ «ВМ»:[/b][i]Лысенко Анатолий Григорьевич, родился 14 апреля 1937 года в Винницкой области.В 1960 году окончил Московский институт инженеров транспорта и поступил в аспирантуру.На Центральном телевидении с 1957 года – внештатный автор, консультант, редактор и ведущий молодежных программ.В 1987 году создал программу «Взгляд» и стал ее руководителем.В 1990-м возглавил Всероссийскую государственную телевизионную и радиовещательную компанию – ВГТРК.Особые приметы – ненавидит, когда его называют «патриархом телевидения»: сразу, говорит, чудится что-то такое типа «выноса тела»…[/i]

Подкасты