Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Пионеры выходят в вожатые

Общество

[b]Еще пять лет назад слово «мюзикл» воспринималось у нас не иначе как «заграничное». Сейчас статус мюзикла режиссеры стремятся «присвоить» чуть ли не каждому спектаклю, где есть хоть сколько-нибудь музыки, пения и танцев. Поэтому точное количество мюзиклов, поставленных в Москве, назвать сложно. Но на самые громкие идут даже те, кто ни театром, ни музыкой раньше особо не интересовался. Народ жаждет зрелищ.[/b]Между прочим, в последнее время резко возрос объем продаж романа «Собор Парижской Богоматери» Виктора Гюго… На днях «заявили о себе» еще два громких «бродвейских» мюзикла – «Чикаго» и «42-я улица». А пока они набирают обороты, мы решили поговорить с человеком, который стоял «у истоков» жанра в России.[b]Александр ВАЙНШТЕЙН [/b]– помимо своих прочих ипостасей (автор и ведущий нескольких программ на телевидении, президент издательского дома) – продюсер мюзиклов «Метро» и «Нотр-Дам де Пари».[b]— Александр Львович, вы сами часто бываете на «своих» спектаклях?[/b]— «Метро» я из двухсот спектаклей посмотрел сто пятьдесят. «Нотр-Дам»… Половину спектаклей видел точно.[b]— Что-то изменилось в «Нотр-Даме» со дня премьеры?[/b]— Спектакль стал более цельным, а ребята — более уверенными. «Нотр-Дам» — cпектакль очень сложный. И в вокальном плане, и в физическом. Много акробатики, прыжков. У нас шесть акробатов, из которых в спектакле обычно заняты пять. И еще два человека запасных, которые весь спектакль сидят за кулисами и в любой момент готовы заменить любого танцора.[b]— А что, случались травмы?[/b]— Незначительные – довольно часто, серьезные – пару раз. Совсем недавно актриса подвернула голеностоп, и на второй акт вышел «дублер». У одного из акробатов был очень сильный ушиб позвоночника, другой повредил ногу и два месяца ходил на костылях. Сейчас они все, слава богу, восстановились. Мы стараемся в меру сил обеспечивать им адекватное медицинское обслуживание.[b]— Акробатов вы приглашали из цирка?[/b]— С акробатами, вопреки нашим ожиданиям, оказалось сложнее всего. Мы набирали их «поштучно». Одни работали в цирке, другие занимались спортом. Западные режиссеры обычно ищут людей, которые совмещали бы вокальные данные с отличной пластикой и спортивной подготовкой. У нас пока с этим сложно. Но все-таки в «Нотр-Дам» пришли уже люди опытные, прошедшие школу «Метро» и «Норд-Оста» (там работал Сережа Ли). «Нотр Дам» репетировали в три состава. Один актер играл, двое смотрели – учились.Да и потом, четыре года прошло, той же Свете Светиковой ([b]Эсмеральда. – Н.С.[/b]) тогда было пятнадцать, а сейчас уже девятнадцать. Она очень выросла и как актриса, успела почувствовать себя женщиной, и теперь ей вполне по силам роль роковой цыганки.[b]— Ребята, наверное, успели сдружиться?[/b]— У меня с самого начала было ощущение, что для них это не только работа. Слава богу, нам удалось выстроить такую атмосферу, при которой все чувствуют общую цель. И это несмотря на жесточайшую конкуренцию. Я сам удивлялся, когда видел со стороны, как они радуются успехам друг друга. Общая «критическая масса» хороших людей оказалась такой, что даже когда к нам попадал человек с не очень благими мыслями, он вскоре или менялся, или уходил. Над «Метро» мы работали четыре месяца, практически не расставаясь. Правда, этот «пионерлагерь» получился со всеми плюсами и минусами коммуны: и дистанция терялась, и субординация нарушалась. Теперь, можно сказать, из пионеров первого отряда наши ребята стали вожатыми: взрослое, профессиональное, уважительное отношение, в то же время жесткое ко всякой халтуре.[b]— В контрактах, которые вы заключаете с актерами, есть пункт, который запрещает им сотрудничать с другими мюзиклами или в других театральных постановках?[/b]— Нет. В конце концов задача артиста – реализоваться как можно полнее. Если есть возможность обучаться и получать творческий результат – слава богу. Думаю, мы выбрали правильную тактику. Лучшее тому подтверждение – тот факт, что шесть наших актеров сейчас работают в мюзикле «Чикаго».[b]— Но «Чикаго» будет идти каждый день. В одной из главных ролей задействована Настя Стоцкая, которая играет и в «Нотр-Дам». Она будет играть у вас так же часто, как и раньше? Не боитесь, что качество ее работы снизится?[/b]— Ну, насчет этого надо больше Насте переживать. Кстати, я поздравляю ее с прекрасным дебютом в «Чикаго». У нас с ней есть договоренность: мы считаем приоритетным свой спектакль. И для нас в этом смысле проблем нет, потому что Флер де Лис ([i]героиня Насти Стоцкой[/i]. – [b]Н.С.[/b]) в спектакле три. Они абсолютно равноценные певицы, абсолютно взаимозаменяемы. Можно было, конечно, поставить жесткие рамки: играть раз в три дня. Но для актера, если он еще где-то играет, это нереально. К тому же мы понимали, что девушки – не только актрисы, но и молодые женщины, и случаи замужества или родов тоже должны быть предусмотрены.[b]— Вы не боитесь конкуренции, которую вам наверняка вскоре составит мюзикл Киркорова?[/b]— Знаете, сегодняшняя ситуация с мюзиклами мне напоминает ситуацию с банками в начале 90-х: каждый день появлялись новые, потом одни лопались, другие процветали… Я считаю, чем мюзиклов больше, тем лучше. Все эти вопросы «кто хозяин московского Бродвея», «кто был первопроходцем русского мюзикла» и так далее – вызывают улыбку. Филиппу Киркорову мы желаем всяческих успехов. А реальная конкуренция возникнет тогда, когда в Москве будет двадцать мюзиклов, и все будут идти каждый день. Это как в футболе: есть первенство завода, а есть чемпионат мира, и друг другу они не конкуренты. В Москве десять миллионов человек, и еще сколько туристов. Если все по одному разу посмотрят мюзикл… [b]— Но не каждый из десяти миллионов может позволить себе купить билет за такие деньги.[/b]— И тем не менее Театр оперетты, где сейчас идет «Нотр-Дам», сейчас единственное место в Москве, куда каждый вечер в кассу за билетами стоит очередь.[b]— Я знаю, что московское правительство серьезно поддерживает Театр оперетты.[/b]— «Нотр-Дам» —уже второй проект, в котором правительство Москвы помогает театру. Сейчас-то понятно, что мюзикл по своей специфике обречен на успех, а когда мы начинали дел а т ь «Метро», никто не знал, во что это выльется. Большой риск. Но Лужкова интуиция не подвела. Более того, он сдержал свое слово, которое дал ребятам за кулисами после спектакля – построить в Москве театр мюзикла. Земля уже выделена, начались проектные работы в Парке имени Горького. В проекте «Нотр-Дам» нам помог «Банк Москвы». У моего партнера Катерины Гечмен-Вальдек возникла идея повесить рекламу мюзикла на Новом Арбате, потому что это самое престижное место в городе. И мы благодарны президенту банка Андрею Бородину, что он пошел нам навстречу, и теперь москвичи могут видеть огромный щит: «Банк Москвы» приглашает на «Нотр-Дам де Пари».[b]— Лужков был на «Нотр-Дам»?[/b]— Да, как и на «Метро».[b]— Мэру «Нотр-Дам» понравился?[/b]— О впечатлениях я его не расспрашивал, но у меня такое чувство, что Лужков очень правильно понимает значение наших проектов. В частности, в аспекте востребованности и реализации молодых ребят. Нужно помочь им вырасти настолько, чтобы они могли конкурировать с любым западным проектом. И за эти три года такие люди действительно появились. Зарубежные – я подчеркиваю, зарубежные – эксперты (композиторы, режиссеры, продюсеры) считают наших ребят конкурентоспособными и необычайно перспективными.

Подкасты