Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Смерть в служебном кабинете

Общество
Смерть в служебном кабинете

В 1892 году Москва обрела новое здание для городской Думы. В огромном по тем временам здании, построенном в «русском стиле» по проекту архитектора Д. Н. Чичагова, на втором этаже находился кабинет городского головы. Первым хозяином кабинета стал тот, чьими стараниями и была построена новая Дума, – Николай Александрович Алексеев (1852–1893), представитель весьма уважаемого в городе купеческого семейства (он был двоюродным братом К. С. Станиславского), почетный гражданин, известный меценат… И кто бы мог подумать, что именно здесь, в служебном кабинете, его настигнет пуля злоумышленника!Новохоперский мещанин В. С. Адрианов, только что выписавшийся из психиатрической лечебницы, но, видимо, не долечившийся, волей судьбы оказался в Москве. Он был одержим маниакальными идеями — создавал проекты, один нелепее другого, и обращался с ними в Московскую городскую управу. Не получив ответа на свои предложения, Адрианов решил убить того, кто, как ему казалось, мешал его признанию...Перед покушением Адрианов несколько раз приходил в приемную городского головы, расспрашивал старшего курьера Корнея Клеенкина: когда можно попасть на прием? Но потом исчезал.В день убийства, 9 марта 1893 года, он пришел в полдень. Клеенкин встретил его как старого знакомого и посоветовал немного подождать: мол, голова скоро освободится. Адрианов вышел в коридор, а в это время выглянул из кабинета Алексеев и передал курьеру пакет. Заспешивший по делам Клеенкин, нагнав Адрианова, сообщил ему, что голова свободен – заходи! Адрианов бросился в приемную и через секунду раздался выстрел! Клеенкин вбежал в комнату и, обхватив визитера рукой за шею, попытался вырвать у него револьвер. Раздался второй выстрел, но пуля прошла мимо, застряв в наличнике двери...Курьеру удалось обезоружить стрелявшего. Алексеев позвонил обер-полицмейстеру, а потом, словно придя в себя, сунул руку в карман и, вытащив ее, всю окровавленную, произнес тихо: «Я ранен…» Сбежавшиеся служащие уложили его на диван, вызвали профессора Склифосовского. Перевозить раненого было нельзя, и Склифосовский решил делать операцию на месте. Но пулю найти не удалось. Через несколько дней Алексеев скончался прямо у себя в кабинете...Николая Александровича хоронили с таким почетом, какой редко выпадает на долю общественного деятеля. Таких похорон столица не знала, наверное, со дня смерти генерала Скобелева: гроб до Новоспасского монастыря сопровождали более 200 тысяч человек! Из Думы его несли на руках рабочие Алексеевской фабрики. Речей на могиле не было, но оплакивали его и друзья, и даже враги.За что убили Алексеева? Один московский слух был нелепее другого. Но все оказалось гораздо банальнее. Умственные способности Адрианова проверили в судебном порядке. Он был признан душевнобольным, и его опять водворили в лечебницу. Адрианов упорно твердил, что ничего лично не имеет против покойного, а только хотел устранить с дороги «главную помеху жизни».По иронии судьбы, ровно через год на деньги Алексеева на Канатчиковой даче открыли психиатрическую клинику, названную его именем. Правда, в 1922 году больницу переименовали в честь П. П. Кащенко (недавно справедливость была восстановлена, и клиника опять носит имя Алексеева).Прошло более двадцати лет, и 21 марта 1914 года состоялось переосвидетельствование убийцы.Администрация больницы Николая Чудотворца неоднократно обращалась в окружной суд с ходатайством освободить своего подопечного, ввиду того, что он «не может более угрожать общественному спокойствию». Сам Адрианов говорил, что он согласен, чтобы «его расстреляли, но не глумились над разумным человеком!» Перед переосвидетельствованием он сильно волновался, и ночь провел без сна. Допрашивал его председатель суда Рейнбот.– Каково ваше отношение к современному общественному движению?– Я в течение 21 года находился в заключении и не следил за течениями общественной мысли. Единственное мое желание — поскорее освободиться из больницы. Больше я ничего не хочу. Это – моя единственная мечта.– Когда вы совершили убийство московского городского головы Алексеева, вы были больны?– Это было так давно, что я не помню. Может быть, я был болен, а может быть, нет…Еще несколько вопросов о жизни в больнице, о работе, о планах. Адрианов отвечал толково и обстоятельно. После заключения психиатров Рейса и Савичева, наблюдавших пациента последние пять лет и признавших его здоровым, суд постановил освободить убийцу…

Подкасты