Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Все предрешено, это факт

Развлечения
Все предрешено, это факт

[b]Денис Евстигнеев – режиссер нынче довольно модный. А ведь снял он всего-то три картины, если не считать прошумевшего на ОРТ «Русского проекта» (помните, например, «Позвоните родителям»?). Последнее детище Дениса – молодежная лента «Займемся любовью» – феерически прошло по стране, конкурируя по сборам с американскими блокбастерами.[/b][b]— Что для вас главное, когда вы беретесь снимать тот или иной фильм? Сценарий, идея, еще чтото?[/b]— Для меня главное, чтобы сценарий был о современной жизни. Кроме того, важно увидеть в нем энергию. Ритм можно выстроить в процессе работы над фильмом, а вот энергия должна быть заложена с самого начала. Если ее нет, ничего хорошего не жди. Кроме того, я хочу, чтобы во время просмотра картины люди что-то чувствовали. Я не говорю, что все должны рыдать. Но хотелось бы верить, что чувства у нас все-таки преобладают над ироничным взглядом на жизнь.[b]— В какой степени вы ориентируетесь на вкус «толпы»?[/b]— Кино делается для людей, и я, конечно, представляю себе своего зрителя. Не среднестатистического (статистика и творчество – вещи совершенно разные), а своего. Я не люблю такие, знаете, пробирочные или экспериментальные работы. То, что называется «не для всех». Кино должны смотреть люди. Так почему бы не сделать им шаг навстречу? [b]— И какой он, ваш зритель, знаете?[/b]— Я представляю себе несколько человек, которых обычно приглашаю на просмотры и перед которыми мне бы не хотелось плохо выглядеть. Это мои родные и друзья.[b]— Кто же эти друзья, которым вы так доверяете?[/b]— Это люди, с которыми у меня нет никаких общих дел. Ничего, кроме дружбы. Я не люблю, когда дружат с «нужными» людьми, и дни рождения, например, превращаются в застолья по бизнесу. Поэтому у меня всегда одна и та же компания. Им от меня ничего не нужно, так же как и мне от них, и в этом прелесть наших отношений.Вся жизнь человека состоит из каких-то обязательных вещей: почистить зубы, сварить кофе, пойти на работу. Вы выполняете это каждый день! А для меня жить – значит делать что-то необязательное. Дружба, на мой взгляд, и есть главное в этой необязательной жизни.[b]— А если кто-то из ваших друзей посмотрит вашу новую картину и скажет: «Ты знаешь, старик, мне не понравилось»?[/b]— Обычно никто ничего не говорит. Даже друзья. Для кино это особенно актуально. Скажем, в театре у вас есть возможность что-то подправить, изменить.Кино – это пленка, и с ней вы уже ничего не сделаете. Такого рода откровения просто бессмысленны! Но мне всегда очень понятно, нравится людям или нет: по смеху или молчанию в зрительном зале, ерзанью, покашливанию. Уже на первом просмотре становится ясно, какие моменты я поймал точно, а какие упустил.[b]— Я знаю, что вы хотели снимать фильм о желтой прессе, но передумали. Почему?[/b]-- Мне показалось, что это довольно энергичная тема, в которой есть много драматургических возможностей. Я думал, что это сила, а это мыльный пузырь.Оказалось, что у нас нет главного – настоящих звезд. Наша желтая пресса, как выяснилось, никого не обслуживает. Она создана искусственно и, естественно, создает себе искусственных героев. Но пресса не виновата, просто в стране еще не появились звезды, вокруг которых могла бы существовать отрасль. Это «там» папарацци может принести в редакцию фотографии обнаженной звезды и получить за них миллион долларов. У нас все наоборот: звезда сама несет в редакцию свои фотографии… [b]— …и дает «миллион долларов», чтобы их напечатали. Это понятно. А как насчет новых идей, появляются?[/b]— Некоторые режиссеры говорят, что у них «фабрика идей» и главная проблема – это проблема выбора. Есть такие счастливые люди, но я не из их числа. Здесь надо понимать разницу между идеей и сюжетом. Идея ничего не стоит, главное – это история, сюжет. Потом ее можно принарядить, приукрасить, подтянуть к некой идее.[b]— Почему вы стали кинооператором, потом режиссером, а не пошли по стопам своих родителей?[/b]— Просто я очень люблю кино. В детстве прогуливал школу, бегал по кинотеатрам. Посещал какие-то семинары, пролезая между ног у известных кинематографистов.К счастью, у родителей хватило ума отговорить меня идти на режиссуру в шестнадцать лет, а у меня хватило ума к ним прислушаться. Пошел на операторский факультет.[b]— Родители вам помогали «по-крупному»?[/b]— Однажды отец мне действительно помог. Я как главный оператор снимал в Одессе кино. Причем меня пригласили туда еще до диплома. Это было невероятное счастье! Вы только представьте: студент снимает профессиональную картину! И тут меня забирают в армию. Все в ужасе, съемки остановились. Меня без лишних разговоров посадили на поезд и отправили в армию. Но отец сумел найти человека, который отнесся к ситуации неформально. Меня отпустили из армии на несколько месяцев, и я смог доснять этот фильм.[b]— Вы верите в судьбу?[/b]— Я отношусь к этому очень серьезно. Естественно, никто не знает, где эта судьба пишется, но то, что все предрешено, это факт. От нас самих зависит не больше десяти процентов. Поэтому я стараюсь как можно меньше барахтаться и не совершать поступков, которые могли бы увлечь меня в ту или иную сторону. Боюсь. Мне кажется, что суета добавляет в жизнь возможность чего-то плохого – подлости, предательства.[b]— То, что вы сын таких знаменитых родителей, – тоже перст судьбы?[/b]— Будь у меня другие родители, и жизнь сложилась бы подругому. Тем не менее я долгие годы ужасно комплексовал и стеснялся своего происхождения. Сейчас все иначе. Когда вспоминают папу или тепло отзываются о маме, мне приятно. А тогда я все делал в пику тому, что я их сын. Хотел, чтобы меня ценили как меня, а не как сына.[b]— И оценили?[/b]— Вам известна разница между любовью и популярностью? Популярность – это когда люди на улице говорят друг другу: «Слушай, я его где-то видел…» А любовь – это когда моей маме, например, на рынке помидоры дают бесплатно. Это — любовь! Этого добиться можно только всей жизнью.[b]— А хочется добиться?[/b]— Мне все равно. У меня есть только одно желание – снять следующий фильм лучше, чем предыдущий. В этом весь мой интерес. Я работаю не для того, чтобы достичь признания. Есть куда более простые пути для этого.[b]— Родительская известность помогает в жизни?[/b]— Штрафов сто как минимум гаишникам я недоплатил благодаря родителям. Меня обычно спрашивали: «Сын?» Раньше я отвечал, что однофамилец, предпочитая заплатить, но не сознаваться. А теперь спокойно говорю: «Сын» – и еду.[b]— Вы помните дни рождения близких вам людей?[/b]— Я помню не только дни рождения, но и все номера телефонов. Мне достаточно сделать два звонка, чтобы номер навсегда остался у меня в памяти. Записной книжкой, естественно, не пользуюсь. Но при этом я совершенно не запоминаю лиц людей! Если человек со мной здоровается, я здороваюсь в ответ и только потом вспоминаю, кто это.[b]— Что вы делаете, когда не снимаете кино? Такие люди, как вы, на пляже обычно не валяются.[/b]— Почему? Как раз я валяюсь! Люблю санатории. Мне нравится распорядок, когда все по звонку – обед, пляж, процедуры. Лазать по горам или летать на дельтаплане – это не моя стихия.[b]Досье «ВМ»[/b][i]Денис Евстигнеев родился 29 октября 1961 года.Сын Евгения Евстигнеева и Галины Волчек.Закончил операторский факультет ВГИКа в 1983 году.Снял фильмы: «Лимита» (1994), «Мама» (1998), «Займемся любовью» (2002). Как оператор работал над фильмами: «Слуга» (1988, реж. В. Абдрашитов), «Армавир» (1991, реж. В. Абдрашитов), «Такси-блюз» (1991, реж. П. Лунгин), «Луна-парк» (1992, реж. П. Лунгин) и др.Лауреат Государственной премии СССР.[/i]

Подкасты