Главное
Путешествуем ВМесте
Карта событий
Смотреть карту
Сторис
Хрусталь

Хрусталь

Что подразумевается под шумом?

Что подразумевается под шумом?

Гагарин

Гагарин

Водолазка

Водолазка

Наводнение

Наводнение

Библиотеки

Библиотеки

Потомки Маяковского

Потомки Маяковского

Какие профессии считались престижными в СССР?

Какие профессии считались престижными в СССР?

Ювелирные украшения из СССР

Ювелирные украшения из СССР

Что делать с шумными соседями?

Что делать с шумными соседями?

Елена Яковлева: Cальто на роликах я так и не сделала…

Развлечения
Елена Яковлева: Cальто на роликах я так и не сделала…

[b]Журналист, идущий на интервью, должен твердо знать, какие вопросы он не имеет права задавать своему собеседнику. Спросить актрису театра «Современник» Елену Яковлеву об «Интердевочке» означало для меня профессиональное самоубийство. И все же заговорили мы не о театре, а о кино.[/b][b]– Лена, недавно по телевидению показали фильм памяти Виталия Соломина «Черный квадрат», в котором играли и вы. Что можете сказать об ушедшем коллеге?[/b]– Очень cложно о нем говорить, потому что других пересечений у меня с Виталием не было, а на съемках этого фильма он практически ни с кем не общался.Мне показалось, что он – человек скрытный, замкнутый. Не тусовался, как это обычно бывает на съемках, баек не рассказывал, больше лежал с полузакрытыми глазами. Может, только у нас он был такой? Иногда мы его все-таки пробивали… Но гнетущим молчание Виталия назвать не могу, он не напрягал им окружающих.[b]– А вообще жизнь часто заставляет вас вспоминать «memento mori»?[/b]– К сожалению, да. Еще не забылась утрата Иннoкентия Михайловича Смоктуновского, год назад из жизни ушел Олег Ефремов. Я не верю людям, которые говорят: мы не боимся смерти. Я об этом без паники думать не могу.[b]– Любите жизнь? Что же для вас главное в этой жизни?[/b]– Раньше на этот вопрос я отвечала: кино или театр. Мучилась, боясь обидеть и то, и другое. Скажешь кино – обидишь театр, и наоборот. Точнее, не они обидятся, а я их обижу. Теперь же на вопрос: «Что для меня главное в жизни» – я могу дать абсолютно четкий ответ: «Семья».[b]– История вашей любви с актером «Современника» Валерием Шальных предана гласности…[/b]– У нас было так: я была замужем, а Валера не был женат. То есть женщина ждала от него ребенка, и он обещал на ней жениться… В это время мы и «зароманились». Дочка у него родилась, но женился он на мне.[b]– Вы счастливы в браке?[/b]– Из дома Валера не сбегает, налево не ходит, все хорошо. Я не знаю, что такое счастье, но вот жена Ландау пишет в своих воспоминаниях, что была счастлива. А я думаю: боже мой, как можно было так жить! Как можно любить человека, изменяющего тебе на каждом шагу! Я была просто потрясена, возмущена, говорила: не может быть такой человек лауреатом Нобелевской премии! Шучу, конечно, но… Коре Ландау нужно было совершить какой-то поступок, обратить на себя внимание, что-то делать, а не просто плакать в подушку. Ведь муж привел любовницу в дом, да еще попросил не выходить из комнаты в ближайшие три часа! Я бы очень хотела сыграть такое, но пережить самой – никогда! [b]– Вы работаете в «Современнике» с 1984 года, но на три года уходили в Театр имени Ермоловой. Почему?[/b]– Мне, молодой актрисе, со всех сторон жужжали: что ты там, в «Современнике», сидишь? Ничего путного тебе сыграть не дадут, все расписано. Для этого есть такая-то актриса, для другого – этакая. А когда Владимир Андреев предложил в ермоловском театре главные роли – в «Идиоте», например, в «Горе от ума» – я поняла, что крыша есть. Но за три года пребывания там почувствовала, что роднее «Современника» быть ничего не может. Все три года сравнивала: а как это было там? И каждый раз сравнение было не в пользу ермоловского театра. Не потому, что там актеры или репертуар хуже, нет. Просто тот коллектив – не родной! Я удивляюсь некоторым актерам, легко порхающим из театра в театр. Я понимаю, когда приглашают в антрепризу – можно сыграть и вернуться. Многие актеры, в свое время ушедшие во МХАТ, часто интересуются: ну как там, в «Современнике»? Вот поэтому я вернулась в родной дом.[b]– А в антрепризе вы играете? Чем она хороша и плоха?[/b]– Раз, а то и два в месяц ко мне обращаются с просьбой об игре на стороне. Если уж играть где-то, то в таком спектакле, в который погрузишься от начала до конца. А побежать куда-то, по-быстрому сыграть – зачем? Работы и так хватает.[b]– Но мечта-то сыграть какую-то сокровенную роль у вас есть?[/b]– У меня их (которые мечты) – множество, две из них осуществились: я сыграла в «Пигмалионе» и в «Играем Шиллера». А об остальных своих мечтаниях не скажу.[b]– Боитесь сглазить?[/b]– Да! Я ведь мечтала об этом под подушкой, и оно осуществилось. А сейчас что же? Скажешь, бух – одно из двух: да или нет. Зачем говорить тогда? [b]– Правильно, наверное. В кино снимаетесь сейчас, Лена?[/b]– Только что закончили сериал о следователе Каменской по Марининой – 17 серий. Было предложение из Петербурга сниматься еще в одном телесериале, я отказалась, хотя предложение хорошее – просто нет на него времени.[b]– А на Западе вам не предлагали сниматься?[/b]– Предлагали, но все это несерьезно.[b]– Почему?[/b]– Играть на неродном языке – это не играть, а мучиться.[b]– А если вас дублировать кто-то будет? Андрейченко, например?[/b]– Ну, если так, то пожалуйста. У меня есть английский, но на магазинном, я бы сказала, уровне.[b]– Вы играете милиционера. Это дает вам возможность понять реальную криминогенную ситуацию в России?[/b]– Нет, не дает, поскольку это – кино. В жизни все происходит намного жестче, нет киношной романтики. Смотреть на трупы в реальной жизни я не могу. Если говорить о том, что криминальное кино, телевидение захлестнуло экраны, то что поделаешь? Выяснилось, что у такого искусства самый большой рейтинг. Каждый канал посчитал необходимым и возможным сделать как можно больше криминальных передач: «Дорожный патруль», «Следствие закончено…» и так далее. Причем идут эти передачи одна за другой, становится страшно. Одна из передач – не буду называть канала, на котором она идет, – посвящена тому, как совершить преступление, которое никогда в жизни не будет раскрыто. Сидят специалисты, всерьез дают советы: ребята, если, мол, последуете нашему совету, никогда вас не поймают, все будет хорошо. Поэтому – совершайте преступления… Нельзя же доходить до такого абсурда! Будь моя воля, я давно бы эту передачу закрыла.[b]– А вообще вы чувствительный человек? Можете над книжкой расплакаться?[/b]– Конечно. Сказываются индийские фильмы, на которых я воспитана.[b]– Вы любите музыку. Когда слушали ее в концертном зале последний раз?[/b]– Была недавно на «Нотр Дам де Пари». Французский вариант больше почему-то понравился, чем наш. Почему обязательно нужно делать перепечатку? Может быть, лучше делать по-другому? Повтор – это не то… [b]– Ну а классику любите? Чайковского, например?[/b]– Не люблю ни оперу, ни балет. Чтобы слушать классику, должен быть соответствующий настрой. Чайковский? Нет, пожалуй. Люблю что-то помощней – Бетховен, Бах. До мурашек по коже.[b]– За рулем вы сами, кажется, сидите. Не проще ли по Москве добираться с помощью метро?[/b]– Проще, но… Перед спектаклем посторонние впечатления ни к чему: кто-то косо посмотрел, кто-то что-то сказал. А вдруг обидят? Это не раздражает, а напрягает немного. А представьте себе, как ехать в метро после спектакля: с опухшими, красными глазами, носом. Пятнадцать минут на машине – это не двадцать пять на метро. Если едешь на спектакль и попадаешь в пробку, бросаешь машину и идешь пешком.[b]– Вы говорили, что ваша мечта – сделать сальто на роликовых коньках. Мечта осуществилась?[/b]– Нет. Мои спортивные увлечения связаны с ребенком. Сел он тут на лошадь и ускакал в поле. Я должна, стало быть, находиться все время рядом. Поэтому я решила «освоить» лошадь и вот уже девятый месяц практически каждую неделю езжу верхом.[b]– Это вам поможет на съемках, правда? Обойдетесь без каскадера…[/b]– Конечно. Сейчас я себя более-менее уверенно чувствую в седле. Так что где-нибудь на съемках галопом проскакать смогу.[b]– Вы придумали глагол «звездиться». Вам он не грозит?[/b]– Нет, но я смотрю на это с пониманием. Когда у актера начинается такое поведение, все говорят: звездность, зазнайство, а мне кажется, что просто у человека не хватило терпения. Да-да, терпения. Люди-то разные. У меня есть, допустим, кому выговориться – подруге, например. А другой срывается… [b]– Вы бывали в Америке. Вам понравились наши эмигранты?[/b]– Принимали нас очень хорошо, но вот что мне не понравилось: люди спрашивают в основном о плохом. А это у вас плохо? А это совсем плохо? Я понимаю, это они оправдывают свой отъезд, тем не менее… А тебя такой патриотизм разбирает, что начинаешь защищать то, что самой тебе, в общем-то, не нравится. А о хорошем люди почему-то не спрашивают.

Спецпроекты
images count Мосинжпроект- 65 Мосинжпроект- 65
vm.ru

Установите vm.ru

Установите это приложение на домашний экран для быстрого и удобного доступа, когда вы в пути.

  • 1) Нажмите на иконку поделиться Поделиться
  • 2) Нажмите “На экран «Домой»”

vm.ru

Установите vm.ru

Установите это приложение на домашний экран для быстрого и удобного доступа, когда вы в пути.