Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Микробы правят миром

Технологии
Микробы правят миром

[i]Как уже сообщала «ВМ», в нашем городе под эгидой столичного правительства прошел Третий московский международный конгресс «Биотехнология: состояние и перспективы развития». Об основных итогах форума обозреватель «ВМ» расспросил члена программного комитета конгресса академика Российской академии медицинских наук (РАМН), профессора МГУ Алексея ЕГОРОВА.[/i][b]Зачем мэру научный конгресс? – Алексей Михайлович, традиция собирать ведущих биотехнологов делает честь Москве, особенно на фоне нерадужного состояния дел в российской науке в целом. Но почему чисто научным мероприятием занимаются городские власти, зачем они предоставляют для заседаний конгресса свои помещения? Разве это дело мэра – организовывать общение наших ученых, принимать их коллег из-за рубежа?[/b] – Так получилось, что 70 процентов отечественной биотехнологии сосредоточено в Москве. Причем это самые подготовленные кадры, ценнейшее в России оборудование, наиболее продвинутые проекты. Мы благодарны мэру Москвы, его администрации за поддержку наших ученых, которая, конечно, не ограничивается проведением престижных международных мероприятий. Например, на выставке «Мир биотехнологии», проходившей в рамках конгресса, столичный Комитет по науке и технологиям (МКНТ) представил важнейшую работу по внедрению производства фосфоглива – новейшего лекарственного препарата, применяемого для лечения острых заболеваний печени.В ходе профинансированной МКНТ работы ученым Института биомедицинской химии им. Ореховича РАМН удалось получить прочные частицы фосфоглива мельчайших размеров диаметром несколько ангстрем. В сухом состоянии такой порошок хранится в капсулах, а в острых случаях больному в виде инъекций вводится получаемый на основе этого вещества раствор. Фосфоглив эффективно и быстро заштопывает «дырки» в печеночных мембранах. Как выяснилось, этот препарат незаменим при лечении гепатита, цирроза, и в мире ему аналогов нет. Поэтому в данном случае московское правительство не ограничилось поддержкой научных исследований. Из городского бюджета было профинансировано создание производственной базы для промышленного получения фосфоглива, и сейчас лекарство уже пошло в аптеки, в больницы. Так что серьезные исследования городская власть поддерживает не только из любви к науке, а и в практических интересах. Организация же международных конгрессов – лишь одна из форм этой поддержки.[b]– На конгрессе награждали победителей конкурса молодых ученых. Есть ли кому сменить нынешнее поколение российских биотехнологов на переднем крае науки через несколько лет?[/b] – Молодая наука у нас сосредоточена в университетах и в тех НИИ, где есть свои аспирантуры. Из полусотни представленных на конкурс работ, относившихся к самым разным ветвям биотехнологии (добыче нефти, синтезу активных веществ, пищевой отрасли, диагностике и анализу заболеваемости), мы отметили премиями девять самых талантливых.[b]В чем мы впереди планеты всей? – В программе конгресса особо выделялись три специальных симпозиума, организованных совместно с Европейским сообществом, Германией и Канадой. Чем обусловлен наш интерес к науке, сосредоточенной именно в этих частях земного шара?[/b] – Каждые пять лет Еврокомиссия формирует свою научную программу с тем расчетом, чтобы в конкретных лабораторных исследованиях участвовали ученые из разных стран. Такая кооперация позволяет «подтянуть» науку Италии, Испании, Португалии – государств, где биотехнологии были развиты слабо, – к высокому уровню Великобритании, Германии, Франции, Скандинавии. Россия не входит в ЕС, поэтому наши представители могут участвовать в этой программе только в качестве соисполнителей. Конкурс на право выполнить те или иные исследования Еврокомиссия устраивает ежегодно, и сейчас по инициативе наших западноевропейских коллег мы провели ярмарку проектов с участием российских фирм.Прежде четыре из семнадцати заявок были одобрены, и их авторы уже получили гранты по нескольку сотен тысяч евро каждый. На упомянутом симпозиуме оценивались в основном темы, связанные с генетически модифицированными продуктами питания.Сходный профиль имел российско-канадский симпозиум: в научном мире общепризнаны успехи североамериканцев в пищевом направлении биотехнологии. Наконец, с немецкими коллегами обсуждались вопросы информационных технологий: обобщения полученных данных в области молекулярной биологии. Биотехнологи всего мира ежедневно делают десятки открытий, и тот, кто не в курсе этого процесса, неминуемо останется на обочине. Кстати, сейчас именно биотехнология и информатика становятся приоритетными направлениями развития мировой цивилизации, и это уже понимают политики всего мира.[b]– О генетически модифицированных продуктах питания много спорят. В России ситуация двусмысленная: с одной стороны, правительство отбивает нападки критиков, сводя их к ретроградству, с другой – не делает решительных шагов по широкому внедрению этих продуктов на рынок.Чем это вызвано? [/b]– Критика часто не сопровождается серьезными аргументами, основывается на обывательских предрассудках, обсуждать которые бессмысленно. Ученые же давно выработали универсальный подход в этой области биотехнологии: для правильной оценки рисков от нового продукта питания с «чужими» генами нужны кропотливые, длительные исследования.[b]– И как в России обстоят дела с такими исследованиями? [/b]– Их общий объем, конечно, многократно уступает зарубежным. Но есть и плюсы. Создана мощная законодательная база, а главное – в России нет перекоса в ту или иную сторону: внедренческие фирмы доказывают преимущества новых продуктов, а токсикологи Института питания РАМН изучают возможные отрицательные последствия генетических экспериментов в пищевой отрасли. Так что нерешительность властей, о которой вы упомянули, не должна никого смущать.[b]– А на каком вообще уровне находятся отечественные биотехнологии? Поразили ли мы на конгрессе мир какими-нибудь научными сенсациями?[/b] – Я бы выразился иначе: мы продемонстрировали, что в состоянии сохранять высочайший уровень исследований в любых областях биотехнологии, хотя и за счет кооперации с зарубежными коллегами.Впрочем, на отдельных направлениях российские биотехнологи занимают лидирующие позиции. Так, весьма перспективным сейчас считается новый принцип микроскопии (так называемый туннельный), позволяющий определить рельеф объектов, начиная от отдельных бактерий. И наши туннельные микроскопы (кстати, изготавливаемые тоже в Москве, в Зеленограде) экспортируются даже в США.[b]Как запретить бактериям «перестукиваться»?[/b] [b]– Выступая на заключительном пленарном заседании конгресса, посвященном биобезопасности, профессор Леонид Страчунский из Института химиотерапии Смоленской государственной медицинской академии заострил внимание собравшихся на критической ситуации с эффективностью антибиотиков. По словам Леонида Соломоновича, каждое седьмое инфекционное заболевание в России, вызванное синегнойной палочкой, вылечивается только лишь единственным препаратом, который к тому же снят с производства. У нас что, в скором времени действительно может не хватить лекарств?[/b] – Дело в том, что за 74 года, минувших со времени открытия первого антибиотика – пенициллина, – болезнетворные бактерии научились замечательно противостоять убивающим их лекарствам. В целом этот эффект называется резистентностью, а достигаться он может по-разному. Некоторые бактерии выплевывают антибиотик из собственной клетки, некоторые разгрызают его ферментом. К сожалению, резистентность возникла и продолжает совершенствоваться не в последнюю очередь благодаря неумелой тактике лечения инфекций. Ведь еще век назад бактерии не могли синтезировать «противолекарственные» ферменты, а сегодня только ученым известно уже свыше 200 их форм! И сегодня бессмысленно разрабатывать лекарственный препарат на основе нового, только что полученного в лаборатории антибиотика. Потому что пока это снадобье дойдет до аптек, бактерии на всей планете уже о нем «узнают» при помощи плазмид – отдельных внутриклеточных структур, передаваемых от бактерии к бактерии и от человека к человеку.[b]– Что же делать? [/b]– Одному швейцарскому коллеге принадлежит замечательная формулировка: микробы правят миром. Действительно, они делают нефть, меняют погоду, формируют минералы. Человек без них – ничто. Даже в абсолютно здоровом человеческом организме находится десять в четырнадцатой степени бактериальных клеток, вместе весящих несколько килограммов. Поэтому наша задача – научиться использовать главенство микробов в своих целях, а не вызывать конфронтацию.Да, простые и дешевые антибиотики, так называемые рабоче-крестьянские, сегодня неэффективны. Врачи переходят к антибиотикам второго ряда – куда более дорогим. Но и к ним уже возникает резистентность. А что дальше? Поэтому, говоря о практической стороне медицинской биотехнологии, на повестке дня прежде всего – верная тактика лечения. Туберкулез, скажем, лечится антибиотиками в лучшем случае полгода, и за это время организм можно так «накачать» разными препаратами, что выжившие болезнетворные бактерии потом уже никакая пушка не возьмет.Что же касается разработки новых лекарств, здесь ученые ищут новые мишени, по которым надо вести «стрельбу». Так, в организме бактерии «разговаривают» между собой при помощи маленьких молекул, перескакивающих от одной клетки к другой. Недавно выяснилось, что чем сильнее «шум» такого «разговора», тем слабее организм сопротивляется болезни. Поэтому и ударить имеет смысл не по большим бактериям, а по маленьким молекулам – их «посланцам». Надеюсь, о новых достижениях в этой области мы услышим на следующем Московском конгрессе по биотехнологии. Уже решено, что он состоится через два года – весной 2007 года.

Подкасты