Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Тубики

Общество
Тубики

[b]Уроженцу Самарской области, а теперь безнадежному бомжу Максиму Житникову ничего в жизни не осталось, как просить человеческой помощи Христа ради.[/b]Дело в том, что он только что освободился из тюрьмы с острой формой туберкулеза, вдоволь нагулялся по Москве и ровно столько же нахлебался от «злых ментов» и не менее безжалостных «генералов» столичного дна. Кончилось тем, что он просил лекарств, хлеба и тепла у монахов.Звонившей монахине матушке Олимпиаде я отказать не могла: она попросила помочь страдальцу устроиться на лечение в больницу. Да и как откажешь? Ведь, по последним данным, в России заболеваемость туберкулезом достигла показателя 87,2 случая на 100 тысяч населения, смертность — 20 случаев на 100 тысяч населения. Больных с активной формой туберкулеза зарегистрировано 370 тысяч человек, на диспансерном учете состоят более 2 миллионов больных. Прогнозы специалистов неутешительны — все цифры имеют тенденцию к росту.Куда же обратиться бомжу-«тубику» (как в простонародье называют больных туберкулезом)? Примут ли его в московских больницах? Этот вопрос я задаю в Центральном НИИ туберкулеза РАМН РФ.— Если инфицированный больной действительно желает избавиться от болезни, то варианты медпомощи для него самые благоприятные, — говорит зам. директора по научной работе [b]Ольга Демихова[/b]. — По Закону «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации», подписанному президентом в июне 2001 года, больного туберкулезом обязаны лечить в любом районном тубдиспансере, даже если у того нет денег и прописки и вообще ничего нет, кроме справки из тюрьмы.Его дальнейшая судьба будет зависеть от успешности лечения.Главное, что ему необходимо знать в этой драматической ситуации: ни в одной аптеке противотуберкулезные препараты не продаются, все идет через тубдиспансеры. Лекарства бесплатные, лечение в стационарах тоже.Прояснив вопрос «на теоретическом уровне», я решила проверить его практикой.Звоню в [b]тубдиспансер № 12. [/b]Представляюсь. Объясняю ситуацию.— Вы принимаете бомжей?— Не знаю, я сейчас уточню у заведующей… (брошенная на стол трубка озвучивала отдаленный односторонний разговор: «…мы принимаем или восемнадцатый? …с улицы… кто его знает… ну я думала, что восемнадцатый…). Алло, мне сказали: если ваш больной поблизости от нашего диспансера проживает, то есть обитает, то привозите.— А не скажете ли ваш адрес?..— Улица Докукина, дом 18. Приезжайте с утра, чтобы до 12 ему сделали флюорографию. Такой у нас порядок. Судя по всему, «мой» бомж в этом заведении должен стать первым.[b]Тубдиспансер № 18[/b]— Здравствуйте, вы бомжей принимаете?— Не знаю, позвоните старшей сестре.Старшую медсестру зовут Валентина Васильевна. На мой монолог о мытарствах Житникова в милиции, на вокзалах и т. д., медик несколько раздраженно ответила: — Да вы их слушайте! Они вам такого наговорят! Если хотите подробно узнать, то приходите к нашему доктору Абрамовой. Она бомжами занимается. Или поезжайте в спецприемник, хоть одним глазом посмотрите. При первой же возможности они от нас сбегают, так что не надо говорить, что мы ими не занимаемся. Активный туберкулез мы лечим до полного излечения, да только никто из бомжей по-настоящему не беспокоится о своем здоровье. Им бы только трудные времена пережить… Как только снег растает, эти «подснежники» уходят в неизвестном направлении, не пролеченные до конца, заражая окружающих. Так что приезжайте к Абрамовой, но только у главврача необходимо получить разрешение… — Так если бомж сегодня приедет, примете?— Но, во-первых, есть организация «Врачи без границ», во-вторых, можно везти в ближайший диспансер. Где он сейчас?— По-моему, его адрес – Советский Союз. Я встречаюсь с ним на «Пролетарской».— Так везите его в 4-й диспансер, на Севастопольский, а то к нам долго ехать. Или в 10-й, там как раз «врачи без границ», которые занимаются бомжами…— А если я к вам приеду, вы сегодня «моего» бомжа госпитализировать сможете?— Конечно, нет. Нам нужно его обследовать, а то он вам расскажет, что двух собак съел. Вот получим результаты, тогда и поговорим насчет госпитализации. Кроме того, у нас прием только до 14 часов.[b]Тубдиспансер № 10, [/b]Волков пер., 15, недалеко от ст. м. «Краснопресненская».— Скажите, вы бомжей принимаете?— Только по четным дням, с 17.00 до 20.00.— А почему такой график? Ведь вы нарушаете порядок!— Ничего не нарушаем. Врач принимает по четным.Решив, что адресов хватит, я поспешила на встречу с Житниковым, чтобы «поделиться с ним информацией». Увидев его, я невольно отпрянула — этот невысокий человек со следами недавних побоев на лице был в старомодном пальто, лацкан которого, видимо, использовал в качестве носового платка. Частый кашель покрыл ворот старыми и свежими следами мокроты. К нему и приближаться-то страшно! Но присутствовавшая при встрече монахиня — матушка Олимпиада – не боится. Она передает Максиму валидол и еще что-то из лекарств, затем несколько листков бумаги с подробным конспектом его дальнейшей жизни. Сначала пролечиться, потом ехать в Боровско-Пафнутьевский монастырь. Тамошний настоятель берет под свою опеку бомжей…

Подкасты