Главное

Автор

Ирина Давыдова
[b]И пациенту, и врачу несказанно повезет, если опухоль в перекрестье направленного на нее лазерного луча будет иметь четко выраженные контуры. И не беда, если даже вместо опасного «астероида», внедрившегося в человека, опухоль явит собою облако без четких границ.[/b]«Лишь бы не было отдаленных метастазов», — как заклинание твердят врачи, вводя пациенту недавно открытые препараты, способные собрать воедино всю смертельно опасную поросль. Потом с помощью лазерного луча онкологи ее все равно умертвят.— Наш институт считается в данной области онкологии пионером, удачно реализовавшим партнерство с ведущими учеными страны, — говорит [b]заместитель директора Московского онкологического института имени Герцена профессор Валерий СТАРИНСКИЙ[/b]. — Для 800 наших больных этот фотодинамический метод оказался достаточно эффективным.Правда, речь идет о небольших новообразованиях с незапущенным раком, не имеющим отдаленных метастазов в другие органы. В противном случае лазер пока не в состоянии проникать на всю глубину большого поражения.Если оказывается поздно и уже нельзя собрать воедино все узлы, чтобы нанести по ним удар светом, то выбирается другая, более подходящая тактика.[b]— Статистика свидетельствует, что ежегодно на учет в онкодиспансеры ставятся 448 тысяч россиян. Официально в стране насчитывается более 2 миллионов таких больных. На что надеяться этим людям, если тактика фотодинамической терапии им не подойдет?[/b]— Как отмечают наши сотрудники и коллеги из других НИИ бывшего Советского Союза, наиболее рациональными на сегодняшний день являются хирургические операции с использованием микрохирургических и тканезамещающих методик. Убираются пораженные раком ткани и на их место пересаживаются как собственные ткани пациента или доноров, так и синтетические.[b]— Какие ноу-хау здесь наиболее применимы?[/b]— Онкологическая хирургия все чаще становится малотравматичной, когда операции проводят с использованием эндоскопических инструментов. Например, через сантиметровый разрез лапароскоп вводится в брюшную, грудную полости, область шеи, и хирург прекрасно справляется с поставленной задачей. Для удаления раковых клеток применяются лазеры, плазменные скальпели, ультразвуковая хирургическая аппаратура.Вот, скажем, брахитерапия. С помощью эндоскопической аппаратуры источники радиоактивного излучения подводят прямо в полость пораженного опухолью органа. Или интраоперационная лучевая терапия, когда во время операции врач облучает только опухоль, увеличивая дозу с помощью сфокусированного луча. Способов много, и мы все время разрабатываем новые.[b]— Несколько слов о них.[/b]— Недавно наш институт провел 1-ю Всероссийскую научно-практическую конференцию по биотерапии рака. Впервые после многолетних испытаний и экспериментов шло серьезное обсуждение перспективного применения генной терапии, противораковой вакцинации, новых клеточных технологий. Уверен, при нормальном бюджетном финансировании можно переломить привычный ход онкологической драмы, сузить ее плацдарм.Ученым с помощью определенных препаратов уже удалось взять под контроль деление опухолевой клетки и таким образом управлять процессом. Например, упорядочив его, можно готовить антитела для разрушения столь опасных клеток.Есть и другое, на редкость перспективное, направление в онкологии, которое могло бы кардинально изменить ход болезни. Это воздействие на пораженный орган эмбриональными клетками, взятыми от аналогичного органа зародыша. Но такие исследования находятся пока в стадии эксперимента.
[i]“Здравствуйте, дорогая сестра Анна! Поздравляю вас с праздником Светлого Христова Воскресения! Желаю вам духовной бодрости, душевной крепости, здоровья, мира в доме и радости в Господе… В знак моей огромной благодарности и уважения к Вам примите, пожалуйста, вот эти цветы. Я их нарисовал, как сумел, для вас… У меня, слава Господу, все хорошо. Здоровье пока нормальное, позавчера, 25.04, проходил медобследование, на следующей неделе у доктора узнаю результаты. Занимаюсь в основном чтением Евангелия и молитвой Иисусовой. Сейчас вот к празднику еще и рисовал, чтобы порадовать своих братьев и сестер в Господе и всех родственников. Конечно, я не художник, но все же стараюсь всей душой разделить свою радость…”[/i]Грамматических ошибок мало, что говорит о сносном среднем образовании. Три тюльпана, украсившие правый уголок первой странички, расписаны достаточно талантливо. Вот и все — больше никаких мыслей о заключенном Г., кто в послании просит своего корреспондента о “духовных” кассетах, цветных шариковых стрежнях и чистых конвертах, чтобы еще раз обратиться в комиссию по помилованию.Такие корреспонденции вот уже три года приходят в столичный храм Святителя Николая Чудотворца “Красный Звон” от обреченных на пожизненный срок серийных убийц, маньяков и других нелюдей…Обратный адрес: Вологодская область, остров Огненный.[b]— Переписка москвичей со смертниками. Зачем? Ведь большинство наших сограждан требуют от президента прекращения моратория на смертную казнь...[/b]— Мы никогда не писали в тюрьмы, — рассказывает священник храма отец Антоний. — Видно, Господь надоумил кого-то, вот и потянулась ниточка от души к душе. Теперь мы точно знаем, как человек там меняется.И не только от условий бытия. В душе происходит покаяние, то есть сознательно переживается поворот личности от греха к добру. Это, конечно, от трудов местного батюшки, но, возможно, что заключенный и сам доходит до понимания смысла собственной жизни. Что касается нашей переписки, то она в основном строится на вопросах—ответах, каких-то советах. Второй план — посылки, гуманитарная поддержка, ибо в той тюрьме очень голодно, прогулки редки, в камерах живут по двое. Так что смертники, по милости государства избежавшие быстрой кончины, там фактически медленно усыхают. И такая перспектива на всю оставшуюся жизнь для каждого.Поэтому мы прекрасно понимаем, что нередко являемся единственным источником еще и физической подпитки.[b]— Какие самые необычные просьбы звучали в письмах к вам?[/b]— Просили благословения на самоубийство, жить больше не могли. Но разве можно о таком просить священника?![b]— А какая судьба взволновала вас больше всего?[/b]— Все. На мой взгляд, их чаши страданий — самые горькие на этом свете. Удивительно другое. В этой зоне появляются такие люди, которые сами могли бы проповедовать Слово Божие. Они открыли для себясмысл жизни и веры в Господа…Отец Антоний отсылает меня к прихожанке Анне, кому было адресовано процитированное в начале письмо. Этой девушке, педагогу по образованию, последние три года чаще всего пишут заключенные.[b]— Аня, что вы знаете о людях, которые вам пишут?[/b]— Как правило, пишущие — люди из провинции, малокультурные и малообразованные, совершили преступления в состоянии алкогольного опьянения.Но есть и другие типы заключенных. Подробности их злодеяний пусть останутся для исповеди у священника. Как ни велико наше человеческое отвращение от убийц, надо помнить заповедь о любви к нашим “падшим братьям”, данную самим Спасителем в Евангелии: “В темнице был, и вы пришли ко Мне…” Полезно вспомнить из истории, что наши благочестивые предки имели обычай в дни великих праздников лично посещать темницы, выкупать должников и подавать милостыню узникам.[b]— А не кажется ли вам, что вся эта переписка — обыкновенное занятие сверх меры свободного в тюрьме времени?[/b]— Нет, здесь совсем иное. Человек остался совершенно один, словно на астероиде, и вокруг черный космос. Отвернулись друзья, бросили жены, прокляли матери.Поэтому наши письма — тонкая связь с миром, где осталась их прошлая жизнь. Ведь для смертников минуты отчаяния и безнадежности просто невыносимы, и тогда человек может лишить себя жизни. А наши письма успокаивают и лечат. Три года переписки — срок, конечно, небольшой по сравнению с жизнью, но и его бывает достаточно, чтобы семена освободились от плевел. “Без веры здесь не выжить, а ваши письма просто спасают нас от отчаяния”, — это слова одного из моих корреспондентов.[b]— А не кажется ли вам, что ваши корреспонденты через вас просто ищут лазеечки на волю?[/b]— Через нас добиться освобождения невозможно. Во взаимоотношениях с нами речь идет только о духовной поддержке, иной они и не просят. Поверьте, мы даже не знаем подчас, за что конкретно они осуждены.[b]— Несколько слов о ваших прихожанах, которые отважились на переписку заключенными, на отправку им посылок? Кто они?[/b]— Это в основном люди зрелого возраста, знающие жизнь, способные сострадать, внушать веру и помогать бороться с отчаянием. Есть пенсионерка, учительница литературы, музыкант, врач и медсестры, учащиеся Свято-Тихоновского богословского института, домохозяйка, у которой трое детей… Пишут сразу двоим-троим, поток писем оттуда не иссякает, на конвертах появляются все новые и новые имена…[b]Р.S.[/b] [i]Для желающих принять участие в переписке с тюрьмой или оказать гуманитарную помощь сообщаем адрес храма Св. Николая “Красный Звон”: ст. м. “Китай-город”, Никольский пер., 9-а, тел.206-62-45, с 9 до 17 часов.[/i]
[i][b]Наташе Л-ой, несостоявшейся пока выпускнице средней школы — единственному в семье ребенку, — восемнадцать. Ее матери — Людмиле Викторовне — под сорок. Полтора года назад девушка почувствовала себя плохо и попала в клинику проктологии. Диагноз — неспецифический язвенный колит, или болезнь Крона. Страшная внезапная болезнь — с низким гемоглобином, болями в области кишечника, усталостью и постоянными кровотечениями. Все это превратило дни и месяцы лечения в одну черную бесконечную ночь.Первая операция положительного результата не дала. В этом году в больнице № 24 ей предложили вторую. Однако перспектива не радовала, а вселяла ужас: пожизненная стома.[/b]Как наглядно объяснили словоохотливые соседки по палате, прооперированные ранее, стома — это натуральная дыра в животе, через которую отныне все они будут избавляться от продуктов жизнедеятельности собственного организма в специальный калоприемник… Хирурги выводят культю толстой или тонкой кишки, когда нет никаких шансов восстановить их функции. К сожалению, именно кишечник остается в организме человека тем уязвимым местом, лечить которое крайне сложно и стопроцентно гарантировать выздоровление невозможно.[/i]И это отнюдь не редкие случаи. Онкозаболевания, неспецифический язвенный колит, огнестрельные и ножевые раны с большими осложнениями зачастую требуют наложения стомы.Главный врач 24-й Владимир Борисович Александров не только хозяйственник. Это прежде всего высококлассный практикующий хирург-проктолог. Ему и его коллегам удаются на редкость щадящие операции. Однако и он вынужден констатировать: — Сегодня в проктологии с помощью новейших технологий можем творить чудеса, о которых раньше только мечтали. Но есть случаи, запущенные или крайне осложненные психоэмоциональными состояниями, острой инфекцией, аллергией. Здесь нам приходится идти проторенной дорожкой и предлагать операцию со стомой.Иначе финал болезни будет роковым и скоротечным.Психологи отмечают, что практически все пациенты, возраст которых меньше 25 лет, жизнь со стомой воспринимают как безысходность. Вот и Наталья сказала как-то: — Зачем мне вообще жить, если еще ничего не было и никогда не будет.До операции Наташа все же нашла силы не думать о том, что прикрепят у нее в левом боку. Но реальное осознание и ощущение своего нового тела наступило уже в первые мгновения после наркоза. Пришел поинтересоваться самочувствием дежурный доктор, потом проверила повязку медсестра. Нет, пусть уж лучше я умру — решила покончить с переживаниями девушка и отказалась от еды вообще.Трудно сказать, чем бы закончилась эта история, но буквально на следующий день в палату зашла симпатичная молодая женщина и присела на стул возле Наташиной кровати. Познакомились. Оказалось, что гостью зовут Ольга Владимировна, можно просто Оля. В Московской региональной общественной организации «АСТОМ» она работает в службе социально-психологической реабилитации стомированных больных.— Если тебе плохо, давай поговорим, — предложила Ольга, видя, что лишь изредка на нее посматривают полные безразличия глаза. — А знаешь, ведь я тоже живу со стомой! — Вы?! — почти одновременно спросили Наташа и ее мать Людмила Викторовна. Их удивление граничило с шоком, ведь перед ними сидела красивая женщина с изящной фигуркой, у которой и намека не было на чудовищную для здорового человека проблему.— Представьте себе, со своей стомой в этом году я ездила отдыхать на море и накупалась вдоволь, — и, видя недоверие девушки, Оля пригласила маму и дочку пройти в стома-кабинет, расположенный на первом этаже главного корпуса больницы, и там приподняла блузку.Наверное, вот так — клин надо выбивать клином. Отчаявшемуся человеку нужна доходчивая картинка с реальным позитивом. На Наташу Ольгин пример подействовал настолько отрезвляюще, что ее вопросы «как?» да «что?» посыпались будто из рога изобилия.Оля в ответ: — Три года назад перенесла операцию, после которой стала инвалидом II группы. Сначала тоже испытала тяжелейший стресс. Но потом пришла помощь от общества «АСТОМ», члены которого активно работают со стомированными больными, помогая им преодолеть самый страшный барьер после операции — депрессию и апатию.Астомовцы — потрясающий пример удивительной сплоченности людей, большинство из которых прошли через горнило страшных испытаний, а теперь живут нормально. Многие вернулись на прежнюю работу, к привычным делам и заботам. Стома их жизнь больше не отравляет… До самой выписки Наташа и Людмила Викторовна каждый день спускались на первый этаж в созданный по инициативе главврача В. Б.Александрова единственный в Москве реабилитационный стома-кабинет. Здесь штатные работники больницы подробно рассказывают инвалидам, как ухаживать за собой.Разговоры по душам ведут такие же попавшие в беду люди, но уже знающие проблему и имеющие опыт в борьбе с недугом.Только в нынешнем году в центре было принято около двух тысяч новых пациентов. Все они теперь бесплатно получают импортные средства. Сделанные за рубежом приемники кала не только гигиеничны, герметичны, многофункциональны, но и под одеждой практически незаметны. Наташе, например, приглянулось одно такое изделие, с которым абсолютно спокойно можно ходить в купальнике. Ведь для девушки так важно всегда выглядеть красивой.Но не всем инвалидам, к сожалению, доступны такие блага. Эта программа во многом финансируется Комитетом здравоохранения города.И потому рассчитана только на москвичей — членов «АСТОМА», да еще тех, кто узнал о стома-кабинете 24-й больницы и реабилитировался с помощью здешних специалистов. Только они имеют возможность бесплатно получать самые современные, дорогостоящие импортные средства.Как ни странно, больше половины таких же московских инвалидов по незнанию и из-за отсутствия информации, увы, обходятся тем, что могут купить по случаю. Или, если нет денег, приспосабливают подручные средства: пакеты из-под молока, резиновые перчатки, всевозможные баночки… А проблемы примерно двух тысяч стомированных жителей Подмосковья пока остаются без внимания. Наташе тоже не повезло, она живет в Химках. Поэтому, когда подаренный «АСТОМОМ» месячный запас необходимых изделий иссякнет, семье придется находить деньги для покупки новых. Ведь жизнь продолжается, не сидеть же девушке дома: экзамены за среднюю школу она решила сдать обязательно. Ее мать Людмила Викторовна уверена, что у дочери обязательно состоится самый счастливый в жизни — выпускной бал!
[i]В НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского у меня как-то сам собой родился вопрос: «Если сегодня машина «03» привезла бы сюда раненого Пушкина, сумели бы его спасти нынешние медики?». Ответил мне заслуженный врач РФ, травматолог-ортопед, профессор [b]Владимир ОХОТСКИЙ[/b].[/i]— Хотя я, в общем-то, отдельно с животом не работал и пушкинским диагнозом глубоко не занимался, порассуждать насчет ранения в пах в принципе могу, — заметил Владимир Павлович. — На мой взгляд, все проблемы медицины той поры возникали из-за отсутствия наркоза, нормальных антисептики и асептики. Поэтому банальное по нынешним меркам ранение с повреждением внутренних органов и свело Александра Сергеевича в могилу.Перитонит и сепсис сегодня уже не являются смертельными осложнениями, хотя по-прежнему требуют незамедлительных и сложных оперативных и лечебных мер. Мы научились неплохо бороться с инфекцией. Поэтому удается буквально каждый день спасать по доброму десятку стреляных и резаных «пушкиных».[b]Травма давно уже считается фактором социальным. [/b]Возьмем, к примеру, советские времена, когда мы и без календарей знали, когда народу выдают аванс и получку, когда наступают праздники и выходные. Тогда и случалось множество специфических алкогольных травм, которые люди любили лечить на «всю катушку» — ведь всего лишь восьмилетний трудовой стаж уже давал право на больничный лист со 100-процентной оплатой.Медики тоже жили в своеобразных условиях своего «планавала», боролись за все большее количество койко-мест. Теперь все наоборот. Коек в московских клиниках более чем достаточно. Одних только ортопедических, созданных по последнему слову техники, — более трех тысяч. Амбулаторная система травмпунктов тоже почти в идеале. Но вот что любопытно: травм, по статистике, меньше не стало, в некоторые месяцы фиксируется даже больше, однако наш пациент в новых экономических условиях вдруг разлюбил болеть. Все хотят побыстрее убежать домой и долечиваться самостоятельно. И это понятно, люди боятся потерять работу и экономят на лекарствах.Есть еще один характерный показатель нынешнего бытия — отрицательная динамика «алкогольных» травм. В условиях рынка выстраивается удивительнейшая цепочка: нестабильная экономика — нерегулярные выплаты зарплат — отказ от вредных привычек.Но даже при том, что люди учатся беречь здоровье, проблем у врачей меньше не становится. По-прежнему стоят задачи лечить пациента по возможности без боли, быстро, эффективно, с минимальными дополнительными повреждениями. У Владимира Павловича наработки в этом плане существенные. В прошлом году за успехи в лечении огнестрельных ранений в мирное время группе врачей, в том числе и профессору Охотскому, был вручен диплом лауреата мэрии Москвы. И это, конечно, обязывает. Качество лечения — результат усилий профессионалов, от них рынок потребовал теперь движения мыслей, идей, творчества.[b]В группе медиков, возглавляемых Охотским, объект профессионального интереса — коленный сустав. [/b]Как считает Владимир Павлович, это у современного человека настоящая ахиллесова пята. Заболит колено, и уже нет ни полноценной жизни, ни работы.В коленном суставе самым уязвимым местом считаются связки — передние, задние, боковые, мениски, хрящи и пр. Чуть нагрузка на колено превысит 80 кг, связки рвутся моментально. Картинка знакомая: футболист от боли катается по траве или вовсе лежит без сознания.Так организм реагирует на боль от разорванных связок. Прежде, чтобы быстрее вернуть человека к нормальной жизни, хирурги связку либо полностью заменяли, либо ставили в месте разрыва заплатку. Лет тридцать назад профессор Громов впервые предложил ставить в коленку капрон. Но увидев, что материал недолговечен, медики от капроновой связки отказались и стали пришивать по старинке трупный трансплантат или брать у больного соседние связки.Профессор Охотский и его ученики предлагают иной путь.Они работают со связками из полиэтилентерефталана — искусственными жгутами, точь-в-точь копирующими анатомию человеческой плоти.[b]На это изобретение уже есть патент. [/b]И скоро из Минздрава РФ обещают прислать «добро» на внедрение новшества в широкую практику. Над новыми связками работали не только склифосовцы — кандидаты медицинских наук М. Малыгина, О. Филиппов, научный сотрудник А. Ваза, заведующий лабораторией ЦИТО им. Приорова кандидат технических наук Н. Гаврюшенко, но и люди вроде бы далекие от медицины: инженеры из оборонной промышленности. По душе пришлась эта работа бывшим конструкторам знаменитого «Бурана», после конверсии и сокращений рисковавших остаться не у дел.Ракетостроители собрались под крышей «Остеомеда», ставшего единственным в стране производителем синтетических связок, креплений и инструментария к ним.— За пять лет совместной работы мы создали несколько моделей синтетических связок, которые в условиях клинического эксперимента дали превосходные результаты, — рассказывает Владимир Павлович. — Наше содружество — пример плодотворной работы, конечной целью которой станет продукция мирового уровня. Ведь если б не умнейшие головы ракетчиков, мы так и продолжали бы вшивать пациентам дорогущие французские протезы. А теперь имеем отечественные эндопротезы коленного сустава, превосходящие импортные аналоги по всем характеристикам.[b]На мое шутливое предположение, а вдруг к ним шпионы в гости пожалуют, [/b]главный конструктор «Остеомеда» Андрей Невзоров рассмеялся: — В таком случае им, чтоб проверить качество нашей продукции, придется лечь на стол, оголить коленку и заказать у Владимира Павловича для себя операцию.[b]— А какие гарантии при этом получат вражеские агенты? [/b]— Почти вечные. Самая последняя модель нашего синтетического протеза просто великолепна — выдерживает нагрузку до тонны! В мире таких аналогов пока нет.[b]— Но связка вроде бы ничего особенно сложного собой не представляет… [/b]— Это только на первый взгляд, а на самом деле здесь все очень сложно. За 10 лет человеческая нога производит примерно 82 миллиона циклических движений. Если эту цифру увеличить в 5—6 раз, то станет понятно, почему у пенсионеров часто хрустит в коленках, появляются неприятные ощущения в суставах, неустойчивость в ногах. Бесспорно, от столь большого количества движений связки изнашиваются, и человек заболевает.Синтетические же протезы дают надежду на вечную молодость коленных суставов. Но это возможно лишь в том случае, если сверхпрочные композитные материалы будут идеально устойчивы в мягкой полости кости и полностью исключат эффект трения и перетирания. А это непросто.[b]— Когда работа будет закончена, вы вновь вернетесь к ракетостроению? [/b]— Вряд ли. Я теперь всецело увлечен медициной. Дел тут невпроворот. И каких! Ведь, связав колено и наколенник прочным полотном, мы как бы получили пропуск в будущее. Там нам с помощью синтетических нитей предстоит найти возможность восстанавливать абсолютно все разрывы связок в человеческом организме.
[b]Поселок N, что неподалеку от города Пушкина Московской области, с недавних пор стал предметом пристального внимания врачей. Но прежде чем ответить на вопрос, в чем, собственно, здесь заключен медицинский интерес, уместно остановиться на событиях чисто житейского плана, фрагменты которых легли в основу истории болезни жительницы поселка блондинки Татьяны В.[/b][i]Случилось так, что неказистый с виду прапорщик Щ., служащий строительной воинской части, дислоцированной в поселке N, был замечен в супружеской измене. Его жена брюнетка Надежда сделала вывод о существовании некой незамужней Татьяны В., матери двоих детей, с которой прапорщик якобы имел интимную связь. С течением времени история этого любовного треугольника обросла целым букетом интригующих подробностей, которые могли бы стать украшением современного дамского романа, да вот незадача — последняя встреча любовников кончается совершенно неординарно и скорее всего могла бы быть объектом сатиры времен Ильфа и Петрова.«Я эту лавочку прикрою!» — молниеносно приняла решение законная супруга военнослужащего и зачем-то отправилась к себе домой. Спустя полчаса она уже находилась на КПП, где, по ее расчетам, могло состояться противное ее сердцу рандеву, и, замаскировав в полах одежды орудие мести, приготовилась к реализации задуманного.[/i]Когда на проходной Татьяна В. передала через дежурного просьбу повидаться с любимым прапорщиком, вместо последнего появилась его жена. И это, конечно, вызвало у влюбленной блондинки шок. А Надежда обнажила большущие ножницы и, схватив соперницу за длинные золотистого цвета волосы, отмахнула их практически под самый корешок. Татьяна никакого сопротивления не оказала.А зря. С того дня волосы у нее перестали расти, большую проплешину она теперь тщательно маскирует под всевозможными головными уборами. Раз в неделю Татьяна, как на работу, отправляется в Москву в Научно-методический и консультативный центр Министерства здравоохранения РФ «Здоровые волосы», где ее болезнью занимаются трихологи — специалисты по изучению волос и волосяным болезням. Для нее все эти лечебные и научно-исследовательские мероприятия абсолютно ничего не стоят, так как здешним ученым представился редчайший в их медицинской практике случай, который они рады скрупулезно изучать за бесплатно и даже сверхурочно.Рассказывает ведущий специалист центра, кандидат медицинских наук [b]Любовь Мазитова[/b], более пятнадцати лет занимающаяся проблемами облысения: — История болезни этой пациентки, ее субтотальная алопеция интересны не только узкому кругу специалистов, но и невропатологам, психиатрам, генетикам, эндокринологам. Я думаю, в таком содружестве мы через некоторое время сможем раскрыть природу и механизм этого психогенного заболевания.[b]— Почему волосы стали сегодня объектом пристального внимания ученых, ими занимается целое направление науки? [/b]— Потому что это своего рода индикатор здоровья. Предрасположенность к раннему облысению, поседению и другим малоприятным симптомам заставляет нас искать причины на разных уровнях человеческого организма. Отсюда и современный механизм лечения волос — докопаться до первопричины, поставить правильный диагноз и потом, как в настоящей военной баталии, нанести недугу удары с разных флангов.[b]— Но ведь огромное число целителей нынче не утомляют своих пациентов таблетками и уколами. Надо только втирать бальзамы их собственного приготовления, и «конская грива» обеспечена[/b].— Хорошо бы все эти сентенции сопроводить кавычками. Мазать голову всевозможными средствами — пустая и разорительная для кошелька трата времени. Я повторяю: проблемы волос на поверхности не лежат. Здесь задействованы глубинные механизмы.[b]— А в центре были случаи, когда помочь больному вы так и не смогли? [/b]— Мы не чародеи из сказки и не владеем универсальной волшебной палочкой.Одна из «непокоренных» нами болезней волос — наследственное облысение, при котором добиться положительного результата, увы, не удается. И все же замечу, что некоторые формы облысения, о которых на международных симпозиумах обычно говорят как о безнадежных, мы научились лечить.[b]— Любовь Павловна, могли бы вы по волосам в общих чертах охарактеризовать здоровье россиян? [/b]— Взгляд на толпу, например, в час пик дает неутешительный среднестатистический результат.Примерно у тридцати процентов людей разного возраста редкие волосы или есть проплешины.Если же судить по статистике посещений нашего центра, то можно смело говорить, что заболевания волосяного покрова соотечественников явно прогрессируют.Отмечу грустный факт: обращаются не только мужчины, но и женщины. Более того, все чаще родители приводят детей, нередко даже трехлетних, у которых очень тяжелые, с полной утратой волосяного покрова, формы заболевания.За последние пять лет количество первичных обращений к докторам центра по этому поводу увеличилось примерно в семь раз. То есть проблема здоровья россиян становится все более острой. По крайней мере так «говорят» их волосы.[b]— Были в вашей практике случаи, когда к заболеванию приводила обычная стрижка? [/b]— Да, однажды ко мне на прием пришел человек и заявил, что у его парикмахера «тяжелая рука»: последняя стрижка оказалась роковой и за полгода волосы не отросли ни на миллиметр. Такое «мистическое» объяснение прекращения роста волос описано и в академической медицинской литературе. Стрижка определенно влияет на организм. Ведь стержни волос и волосяные луковицы имеют большое сходство с человеческим организмом в целом.Поэтому вполне объясним известный факт, когда чрезмерная стрижка повлекла смертельный исход. В медицинской литературе также приводятся заболевания, при которых ножницы могут стать причиной удивительного феномена — через надрез в волосах проступает кровь.Наши волосы болеют вместе с печенью, почками, сосудами… Нельзя говорить о выпадении волос без причины. Самая первая — переутомление и надвигающаяся депрессия. К утрате волос ведут инфекции. Часто виноватой оказывается экология. Конечно, перхоть — не повод для паники, если она поддается обычному лечебному шампуню. Но если перхоть стала обильной, возникли высыпания на коже под волосами, началось активное их выпадение или истончение — надо идти к нам.Будем разбираться и обязательно узнаем абсолютно все причины укоренившегося в человеке недуга.[b]— И последний вопрос — о жертве прапорщиковой жены. У Татьяны В. отрастут волосы? [/b]— Думаю, да. Ведь причиной ее душевного потрясения стал шок. Значит, наша задача — восстановить нарушенную внутреннюю гармонию, и тогда процесс восстановления волос будет обеспечен.
[b]Герой этого материала согласился фотографироваться только будущей осенью, когда все страхи останутся позади. Наверное, это правильно, ведь у слабонервных не исключен шок, который испытала и я, взглянув на пациента 416-й палаты госпиталя им. Бурденко Павла. У семнадцатилетнего парня из Брянска вместо головы — лишь… ее половина, а он жив всем смертям назло! [/b][i]Уже пять месяцев он в таком состоянии. На что вовсе не рассчитывали бандиты, когда, забравшись под Новый год с целью грабежа в его квартиру, стреляли из дробовика юноше в голову. На поражение, в упор. Однако почти обезглавленный свидетель остался жив.И не просто жив. Несмотря на страшную травму, он по-прежнему помнит английский, адекватно отвечает на вопросы, играет со своим отцом в шашки и без поддавков побеждает.Столь тяжело покалеченный человек уверенно стоит в ходунках, непарализованной правой рукой совершает привычные для здорового человека движения и говорит о том, что вот вернется домой в Брянск, будет удить рыбу.[/i]Больше других перед талантом военных нейрохирургов преклоняется отец Павла. Сам он — анестезиолог одной из районных больниц, повидал на своем веку много страшного и несовместимого с жизнью, а вот в чудо, произошедшее в этих стенах, верит с трудом.Скоро, думаю, этот уникальный случай войдет в медицинские учебники, ведь до сих пор никому в мире не удавалось вернуть к жизни подобного пациента. Как признается видный нейрохирург, полковник медицинской службы [b]Юрий Щиголев[/b], помогли Высшие Силы, опыт, удача. Так он говорил мне и год назад, показывая солдата Алешу Дикарева. У этого пациента Юрий Семенович заменил часть черепа металлической конструкцией. Жив сегодня наш терминатор, как и сотни других крестников знаменитого доктора, которому удаются самые фантастические операции.Но вернемся к истории Павла.Как он выглядит сейчас? Если смотреть на него слева, этот симпатичный парень мог бы по-прежнему иметь успех у девчонок из Брянского университета, где учился до ранения. Что же касается правой стороны головы, то там, мягко говоря, смотреть не на что. Все отрезано, словно бритвой.Когда больного в критическом состоянии перевезли в Москву, в госпиталь им. Бурденко, нейрохирурги [b]Юрий Щиголев и Григорий Цехановский [/b]вначале дрогнули. Никаким другим пластическим материалом, кроме как тканями самого пациента, рану закрыть было нельзя.Но где же взять столько кожи? Юрий Семенович решил отсечь по периметру вокруг раны здоровую кость, чтобы можно было стянуть кожные края раны. Речь шла, конечно, не о красоте, а о том, чтобы превратить открытую инфицированную рану в закрытую, неинфицированную.Через два месяца было проведено еще одно хирургическое вмешательство. Больному произвели шунтирование и всю образовавшуюся в мозгу жидкость вывели в брюшную полость.Пока у парня наблюдается левосторонний паралич руки и ноги, поэтому разрабатывать их надо с помощью лечебной физкультуры. Что же касается самого главного — косметического дефекта, то осенью доктор Щиголев планирует полностью восстановить правую сторону черепа. Тогда и лицо, и голова у Павла станут симметричными.Я спросила, как нейрохирург намерен это сделать. Юрий Семенович только загадочно улыбнулся и пообещал где-нибудь в октябре позвонить и обязательно пригласить на встречу.На сей раз — с фотокорреспондентом.
[i]По приглашению руководства центра «Курчатовский институт» Москву посетили физики из Калифорнийского университета, объединяющего многие исследовательские центры. Там в свое время был создан заокеанский аналог водородной бомбы и до сих пор продолжает работать его создатель — 92-летний [b]Эдвард Теллер[/b].[/i][b]В Россию без… штанов[/b] На улице вовсю гуляла вьюга, когда в зале прилета «Шереметьево-2» появился мужчина… в шортах! Народ вокруг тут же рефлекторно поежился в своих дорогих шубейках и дубленках, после чего начал посмеиваться, дескать, у парня, наверное, с головой не все в порядке. А между тем «морозоустойчивого» пассажира в порту встречали именитые отечественные физики, среди которых был замечен и директор Института молекулярной физики член-корреспондент РАН Владимир Баранов, ближайший друг и сподвижник знаменитого академика Велихова.Ну а кто же этот возмутитель спокойствия? Как оказалось, один из очень «крутых» калифорнийских богачей, сделавший в свое время блестящую карьеру физика-экспериментатора, но затем сменивший ее на занятия медициной. Сегодня его работы имеют успех не столько у военспецов, сколько у… прекрасной половины американского общества, которая с большим трепетом относится к своей внешности, денно и нощно изводя собственные жировые отложения.Свои дорогие сердцу параметры женщины привыкли контролировать портняжными сантиметровыми лентами. Господи, какой архаизм! А вот равнодушный к северным морозам, но очень горячий, когда речь идет о женской красоте, американский физик подарил человечеству лазерную штучку, которой можно «смотреть» абсолютно все тело.Тестировать его по принципу «норма—избыток», соответственно определяя проблемные места. В общем, по дамским меркам, он сделал эпохальное открытие.[b]Кто защитит лужайку Белого дома?[/b] Но и наши физики, как оказалось, могут от заокеанских коллег не отставать. Свидетельство тому — событие, произошедшее не так давно в Вашингтоне.Оно, думаю, согреет душу читателя чувством национальной гордости.Когда в мире широкий резонанс получила газовая атака в токийском метро, обеспокоились и спецслужбы США. А вдруг на лужайке возле Белого дома окажется малозаметный шарик, начиненный пресловутым зарином? Чтобы беды не произошло надежнее всего усилить личную охрану президента, рассудили американцы. Русские предложили иной вариант: безупречную лазерную защиту.Причем не только земли, но и воздуха.Этот уникальный проект был рожден в умах физиков Курчатовского института и опробован ими более 13 лет назад над Чернобылем. О нем наши физики рассказали американским коллегам. Затем поговорили с пентагоновскими представителями, а уж потом записались на прием к ответственному чиновнику администрации президента.Американскому начальнику изобретение понравилось, он согласно кивал: мол, уговорили и готов платить по счетам. На что наши физики ему: «Для начала дайте миллиона три баксов, чтобы адаптировать установку к условиям Белого дома».— Как так? — удивился чиновник. — Вы мне сейчас не покажете лазеры в работе? Сожалею, господа, что потратил время зря. Лоббированием «голых» идей не занимаюсь. Нам это запрещено. Привозите готовые к эксплуатации приборы, и я лично выложу вам 25 миллионов долларов.На такой обнадеживающей ноте и закончилась встреча. Ну а где нынче у физиков деньги на доводку системы? И пошли они в московскую мэрию: дескать, сделайте городу подарок, в любое время дня и ночи будете стопроцентно знать, что творится в небе над Москвой. Каков будет ответ, пока не ясно.[b]Но главное — здоровье[/b] В период конверсии «военных» технарей и теоретиков все-таки больше тянет к медицине, их увлекает работа по исследованию человеческого организма. Почему? Ответ физиков прост: человек такой же равнозначный объект для познания, как и Вселенная, он часть Космоса. А материя тут одна, те же и уравнения.Конек американских физиков — технологии. Одна из них построена на том, что лазер способен восстановить кровоснабжение при часто приводящих к смерти недугах. Это инсульты, ревматизм, болезни крови, от которых в мире ежегодно скоропостижно умирают около 4,5 миллиона человек.Тревожный звонок по поводу инсульта для бригад «скорой» означает: в кратчайшие сроки прибыть к больному. Страшный диагноз не терпит промедления, надо уложиться в отпущенные болезнью сроки — от 2 до 4 часов, чтобы попытаться восстановить кровообращение головного мозга. Вот уж поистине где работает расхожее выражение «промедление смерти подобно»! Но как лечить больного, если геморрагический инсульт (кровоизлияние в мозг) и ишемический инсульт(прекращается доступ крови к какому-то участку) требуют совершенно разных подходов. Стопроцентно правильный диагноз можно поставить лишь в клинике, где есть компьютерная и ядерно-магнитная томография. А как быть если больной дома и такая диагностика недоступна? Американские специалисты предлагают в таких ситуациях использовать новый портативный микроволновый детектор. В этом приборе используется маломощный импульсный СВЧ-радар, созданный в свое время для установок по лазерному термоядерному синтезу.С помощью лазера можно еще и лечить инсульт. Американские физики создали метод с использованием лазерного излучения для восстановления кровотока — того, что перекрывается сгустком крови. Катетер со световодом внутри вводится в бедренную артерию и транспортируется к месту расположения тромба. Лазер возбуждает в крови акустические волны, которым и удается разрушить смертельную преграду.Уже после первых предклинических испытаний стало ясно, что метод открывает в практическом здравоохранении захватывающие перспективы. К тому же не провоцирует осложнений.По признанию коллег из Курчатовского института, американские разработки заслуживают наивысших оценок. Но и наши физики не лыком шиты.Принципиально переделав кое-что из военных гиперболоидов, они разработали необычную диагностическую систему. Подышишь в трубочку, и тут же врач узнает о степени заболевания.Изюминка этой диагностики — меченные тяжелыми природными изотопами углерода химические соединения, которые выявляют болезнетворные бактерии по принципу «чужой среди своих».Уже получены первые килограммы тяжелого углерода, достаточно дешевого, чтобы стать доступным нашим нищим больницам. Сейчас при поддержке правительства Москвы ведутся работы, которые откроют путь новшеству в практическое здравоохранение.
[b]К вечеру порой мы выматываемся так, что в голове только одна мысль: добраться бы до подушки и провалиться![/b]Увы. До подушки-то мы добираемся в конце концов, а вот сна – ни в одном глазу! И так вертимся, и сяк, и разэдак – ну не удается уснуть! Так что же, глотать снотворное? Хороший бы это был выход, да уж больно плохой! Это вам любой нормальный врач скажет: только как самая крайняя мера, и ни в коем случае не привыкать, не злоупотреблять! Есть несколько простых правил, следуя которым можно избавиться от бессонницы. Попробуйте, может они помогут и вам? Приучите себя засыпать в одно и то же время. Валяться по выходным в постели до самого обеда – ни к чему хорошему не приведет, кроме разбитости.Не стоит пытаться компенсировать недостаток ночного сна дневным, а особенно послеобеденным: ничего опять-таки хорошего, кроме того, что «завяжешь жирок» и заработаешь пару лишних килограммов.Вечерние тренировки и прочие физупражнения тоже не способствуют, как ни странно, засыпанию – так, во всяком случае, утверждают специалисты.Чтобы угомониться после эдакого разогрева всех мышц, потребуется еще как минимум часа четыре – а там уже и рассветает! Сигарета на ночь активизирует выработку адреналина, бокал вина тоже возбуждает… вместо того, чтобы расслаблять. Нет, уж лучше не злоупотребляйте на ночь, а выпейте травяного чая с мятой или – проверенный способ! – стакан теплого молока.Некоторые «считают слонов», другие читают Дарью Донцову, третьи собирают по весне разные травы, сушат их и потом набивают специальные подушечки… Словом, лекарств от бессонницы масса – выберите свое.И спокойной вам ночи!
Совершенно ничего не хочу. А надо! Вставать каждое утро, собирать мужа на работу, а ребенка в школу, себя собирать… по кусочкам. А вечером-то, вечером! А в выходные! Вроде бы и отоспаться надо, а дел – немерено! Антресоли не разбирала с прошлого… ой, да с какого уж прошлого – поза-прошлого года! На столе письменном бардак, в стенном шкафу не лучше. А где силы на все взять, да и не то чтобы силы, а желание? Вот так и плюнешь на все эти уборки и завалишься с книжечкой на диван – и гори все ясным пламенем. До пенсии!…Ну а если все-таки «через не могу»? «Через не хочу»? Ведь есть такое слово – «надо», ведь стыдно же так себя запускать! Не говоря об антресолях, где уже сколько лет не ступала, можно сказать, нога человека и не касалась рука хозяйки – твоя, между прочим, рука! Если очень не хочется, а делать все равно надо, умные люди дают такой совет.Предположим, вам предстоит разобрать огромный стенной шкаф в прихожей. И когда вы окидываете взглядом эти бесконечные полки, забитые всякой всячиной, вам становится дурно.Но сделайте так: скажите себе, что сегодня вы разберете одну-единственную – слышите? – только одну-единственную полку! Не больше, но и не меньше.И вот именно ее, одну полку, вы сегодня потихонечку-полегонечку разбираете. Но уж до основания.И тут, как правило, происходит маленькое чудо. В работу вы, хоть и поневоле, но втягиваетесь. И она даже начинает приносить вам некоторое удовлетворение.А иногда и ощутимое. А иной раз в запале, разобрав одну полку, вы ощущаете в себе второе дыхание и даже, в запальчивости, замахиваетесь на вторую, а то и третью полку! И вот тут умные люди настоятельно советуют вам сделать перерыв и взять тайм-аут. Мол, не надо гнать лошадей: решили, что разберете именно одну полку, так и остановитесь! Как сказано, так и сделано! Пойдите лучше попейте чайку-кофейку, не уставая похваливать себя за принципиальность и буквальную верность данному слову!…Дело, понятное дело (извините за тавтологию), не только и не столько в полках. А в умении точно соразмерить свои возможности и поставленную задачу.И пусть она будет маленькой, эта самая задача – но выполните, сделайте ее! И похвалите себя, непременно не забывайте хвалить себя за сделанное, преодоленное, совершенное! И тогда, глядишь, не только на полках, но и в самой жизни настанет у вас полный ажур и благолепие.
[b]Слава в эти дни молча смотрит в окно, наблюдает густой снежный дождь. Эх, сейчас бы с друзьями пивка попить, в снежки поиграть или по-другому, чтобы весело всем было! Но вместо этого — грустные глаза сестры, которая взяла на себя всю тяжесть ухода за Славой, ставшим в свои 19 лет обездвиженным инвалидом I группы.[/b][i]Ему требуются не только лекарства, хорошее питание, психологическая реабилитация, но и элементарные условия жилья: собственная ванна, тренажер, чтобы начинать заниматься спортом. В конце концов нужна новая коляска! В госпитале выдали крепкую, хотя и «бывшую в употреблении», но куда на ней по ступенькам?! О пенсии и говорить нечего — курицыны слезы! Он хочет жить. Ведь сойдешь с ума, если и дальше будет преследовать один и тот же сон — ущелье, колонна, где первым идет его БТР, жаркое пламя на броне, и наши бойцы, которым пришлось в излюбленном боевиками капкане искать хоть какое-то укрытие на соседнем поле. Забыть все эти горы, забыть смерть… [/i]Результаты обследований, проведенных специалистами Санкт-Петербургской военно-медицинской академии, свидетельствуют: у участников боевых действий чаще всего наблюдаются нарушение сна, головные боли, подавленное настроение, чрезмерная раздражительность, существенное снижение работоспособности… Что же в таком случае говорить об инвалидах, об их страшном посттравматическом синдроме, который без специалистов-психологов не одолеть. В ином случае кто сопьется, кто с жизнью счеты сведет.Нужно прежде всего искреннее участие государства в судьбе бывших солдат — инвалидов, которых нельзя оставлять на задворках жизни. Дешевые отечественные протезы, совершающие немудреные механические движения, без каких-либо последних биоэлектронных наворотов, все равно не позволят молодому человеку без ног чувствовать себя хоть отчасти полноценным.Жестокие войны последних лет поставили перед обществом много острых вопросов. Связанная с инвалидами финансовая тема на федеральном уровне звучит сверхминорно. По закону местные комитеты социальной защиты имеют фонд на бесплатные протезы и коляски. Но извольте получить российские. Если инвалид отказывается и требует более совершенного, живыми деньгами ему ничего не компенсируют. Поэтому о совершенной западной технике им приходится только мечтать.А может ли надеяться Славин сосед по палатке, которому чеченская пуля попала в лоб, перебив глазные сосуды и зрительные нервы, что когда-нибудь за счет государства ему сделают трансплантацию органов? Восстановят с помощью дорогостоящих имплантантов разбитую лобную кость? Пусть подобные вопросы остаются открытыми и не снимаются с повестки дня до тех пор, пока они для солдат-инвалидов не будут решены положительно.Заместитель председателя Комитета солдатских матерей России Флера Салиховская сказала мне, что раненых лечат в военных госпиталях хорошо, да вот только по выписке во многих регионах ребята оказываются буквально брошенными на руки своих исстрадавшихся за войну родителей.В Москве, слава Богу, проблема молодых людей, заплативших здоровьем за конституционный порядок, все же решается. Главный московский строитель Владимир Ресин недавно сообщил, что в столичном районе Куркино началось сооружение микрорайона для бывших воинов, утративших здоровье в «горячих точках».Всю инфраструктуру микрорайона максимально адаптируют к проживанию инвалидов.Есть в столице и другие подвижки. Например, ректор Государственной академии славянской культуры И. Кучмаева согласна принимать вне конкурса абитуриентов-инвалидов, вернувшихся из Чечни. Эта благородная инициатива достойна поддержки и других вузов России. Мы должны осознать, что наши мальчишки выполнили свой долг перед Отечеством, поэтому вылечить их души любовью — малая толика ответной благодарности за это.
[i]В Англии одному инвалиду кудесники сделали механическую руку — графитоволоконный протез, который состоит из плеча, сгибающегося локтя, вращающейся кисти и пальцев, способных держать яблоко или пожимать руку. Причем латексное покрытие настолько схоже с естественной кожей, что на нем образуются морщинки и остаются другие следы от прикосновения. В Канаде один ортопед сконструировал замечательный протез ноги с вмонтированным в него компьютером.Абсолютно все — в гармонии с человеческим организмом! Кто теперь скажет, что создание биоробота — дело далекого будущего?! [/i]В Москве к этим высотам тоже делаются шаги вопреки финансовым и иным кризисам. Что ж, это наша национальная особенность: изумлять мир яркими техническими решениями в пору, когда ветер в карманах и мыши в казне. На выставке в Академии управления при президенте РФ я увидела подлинные чудеса, сделанные российскими производителями протезов и имплантатов для исправления челюстных и лицевых травм.Был там, например, человеческий череп, сплошь увешанный металлическими конструкциями. Подспудный мистический страх заставляет смотреть на него круглыми глазами. Понимаешь, конечно, что череп не укусит, но тем не менее… Уж очень он похож на публиковавшийся в газетах радуевский. Но вот недавно чеченского террориста просветили рентгеном в надежде, что на снимке будут видны последствия нейрохирургических операций. Однако пресловутых титановых сеток на затылке Радуева не обнаружили, хотя нос у него действительно оказался металлической конструкцией.Понятно, что все расспросы о деталях подобного лечения мне захотелось адресовать специалистам.Череп с металлическими винтами, пластинами, со сложными в геометрическом исполнении «косичками» больших и малых модулей, замысловатыми фиксаторами — последний «писк» моды в этой области и, безусловно, крупнейшее достижение конверсионной науки и техники. Там, где еще недавно делали ракеты, теперь производят совершенные протезы, способные полностью восстанавливать фрагменты костей, утраченных в результате челюстно-лицевых и черепных травм. Не могу сдержать дрожь. Разве можно все это вместить в человека? Вполне. Чтобы увидеть подобные шедевры современной нейрохирургии и трансплантологии, надо пройтись по военным госпиталям или зайти в гражданскую клинику.Вот, скажем, известный всем Московский областной научно-исследовательский институт имени Владимирского (МОНИКИ), где меня ждал неслабый сюрприз. Представьте, вам в руки дали зеленоватый человеческий череп и тут же рядом стоит… его обладательница. Смотрю на безносую 38летнюю женщину, которой в результате несчастного случая сын отстрелил выступающие на лице кости верхней и нижней челюстей, и все внутри меня буквально сжимается.Что же намерены предпринять доктора? Вначале они сделали цветной полимерный череп — его мне и показали.Для этого они использовали технологию, по которой на основе фрагмента кости был восстановлен череп убитой 80 лет назад великой княжны Анастасии. Кстати, этот исключающий ошибку компьютерный макет стал весомым доказательством в «расстрельном» деле царской семьи.С любопытством человека, знающего анатомию в общих чертах, веду пальцем по рваному изгибу полимерной раны. Но лечащий врач этой пациентки — руководитель клиники челюстно-лицевой хирургии МОНИКИ, лауреат Государственной премии, доктор медицинских наук, профессор Александр Никитин забирает у меня муляж и начинает рассказывать о проблеме.Оказывается, в данном случае для больной избавиться от косметического уродства вовсе не первоочередная задача. Из-за раны утрачена естественная перегородка между полостью рта и основанием черепа! В результате через отверстие в нёбе больная чувствует пульсацию своего мозга.Впереди операция с использованием лучших отечественных «запчастей» для черепа.Случай этот типичен. Профессор Никитин рассказал мне еще об одном своем пациенте. Сорокалетний житель Саратова К-в полтора года назад попал в автокатастрофу.Несмотря на тяжелейшую травму головы, он чудом выжил, хотя местные врачи так и не смогли заместить утраченную в результате аварии «крышу черепа» — пальцы моментально улавливали под кожей больного любое легкое движение его мозга.Бедняга все время боялся, что вот упадет — и тогда кожа просто-напросто лопнет. Что потом? Конечно, смерть, думал К-в. Навязчивый страх угнетал. Он сутками оставался дома, будто в заточении. И никто из саратовских специалистов не подсказал, что сегодня ему способны помочь специалисты московских клиник. В том числе и МОНИКИ.Если бы не случайная поездка К-ва в Москву на консультацию к профессору Никитину, не известно, как сложилась бы дальнейшая судьба этого человека.Насколько безупречно все сделано, могу судить по схожему протезу, который будет имплантирован в череп другому больному. У меня в руках белого цвета лепешка-пластина размером 12х8 сантиметров. Что-то вроде песчаника — такой же прочный и пористый этот материал.— Вы близки к истине, — замечает профессор. — Основа человеческой кости — кальций, фосфор, магний и другие минералы. В химической формуле биосовместимого композиционного материала они присутствуют. Эта искусственная кость крепится к естественному костному ложу титановыми шурупами, мини-пластинами или проволочными швами. Пройдет время, и своеобразный каркас «прорастет» соединительной тканью. А потом образуется и новая кость. Наши пациенты быстро забывают, что в их жизни были страшные и болезненные моменты.Суммируя увиденное, делаю обнадеживающий вывод: если, несмотря на экономические трудности, наши ученые продолжают творить, возрождать жизнь, значит, у российской науки большое будущее. Что же касается создания искусственного человека — биоробота, то, как мне сказали ученые, дело за малым. Вот вылечим всех россиян, тогда и за «игрушки» возьмемся.
[b]С такими людьми очень трудно разговаривать, вообще общаться! Прямо как по минному полю идешь: и то не скажи, и это, не дай бог, обидишь![/b]Чуть что – губы поджали, слова цедят, глаза прячут. А то и вообще – в слезы! И ладно бы, если просто шуток не понимали – а то ведь бывает, что на пустом, на ровном вроде бы месте возникают такие кровные обиды, что не приведи господь, а вы-то ни сном, ни духом… И хорошо, если вы можете позволить себе не общаться с такими персонами – а если это близкая подруга, или мама, или, упаси боже, свекровь?! Тут выход один. Попробуйте выяснить, что именно вызывает них такую реакцию. Прямо в лоб! Умолчание не поможет, «на тормозах» такие дела не проходят, надо подойти и прямо спросить: чем, собственно, я тебя обидел (-а)? Что именно в моих словах показалось тебе обидным? Нормальный человек причину объяснит. Скажем, ответит, что его раздражает ваш командный тон. Или ваша манера перебивать, не дослушав. Или неуместная ирония на какую-нибудь «больную» для него или нее тему… да мало ли? Хотя бывает, что причины вам не добиться от обиженного – догадайся, мол, сама! Тогда следите сами за своей речью – и запоминайте, на что именно обижается этот человек. Обычно есть пара-тройка «запретных» тем, которые и вызывают обиду, – избегайте их, если хотите сохранить отношения!
[b]А может, и не «рабочий», и вполне вероятно, что не «день», а утро или вечер – какая разница? Суть в ином. В этой совершенно особенно специальной информации, которую принято излагать контрагенту свистящим, таинственным шепотом, присовокупляя к этому слова: «Только строго между нами!» Понятно, о чем речь?[/b]Ах, до сих пор не поняли… Ну, тогда обратимся к словарю. [i]«Сплетня – праздная болтовня о чужих делах, которую можно (а, скорее – нужно) передать другому».[/i]Кто бы спорил: сплетничать нехорошо. Особенно о чужих делах, о чужой личной жизни – кстати, занимаются этим не только женщины, мужиков-сплетников нынче развелось – мало не покажется.Но вот что касается дел служебных, не личных, то тут сплетни и слухи играют уже совсем иную роль. Очень даже иной раз положительную! Одна моя знакомая, например, благодаря вовремя уловленному слуху о том, что ее фирма – вроде бы сверхблагополучная и сверхнадежная – «накрывается медным тазом», успела вовремя найти себе «запасной аэродром».Да и мало ли неприятностей можно избежать, если «быть в курсе»? И вообще: информация к размышлению в наше время дорогого стоит, а что есть «сплетня», как не вовремя поданная и интерпретированная информация?! Не забудьте, что мы говорим именно о служебных, а не частных делах. И вот несколько правил для информирующих и информируемых, для тех, словом, чей рабочий день начинается фразой «Слыхали?! Потрясающая новость!..» Итак. Всегда больше слушайте и меньше говорите. Добывая и передавая информацию, опасайтесь оказаться «между двух огней» Ведь в каждой фирме найдутся любители мутить воду из чистой «любви к искусству» – и одному Всевышнему известно, как они перескажут дальше то, что вы им поведали! Таких – избегайте, а уж если разговор неизбежен, постарайтесь запастись свидетелями.Всегда делайте поправку на источник информации. Иногда люди пускают слухи специально, чтобы управлять ситуацией. Такую информацию нужно аккуратно проверить и перепроверить.Бывают и пиковые ситуации, когда, скажем, герою слухов передали то, что вы о нем сказали, но в совершенно искаженном виде! Вот когда пригодятся надежные свидетели! Лучше, конечно, если они будут физически сильные и тренированные люди… Конечно, до мордобития и выцарапывания глаз дело доходит нечасто. Но, как говорится, береженого Бог бережет.А потому старайтесь по возможности беречь свою служебную репутацию и не ввязывайтесь во все эти кулисно-кулуарные истории – оно и для здоровья полезнее.
[b]Ну, а если поподробнее? Что нам насоветовали носить нынче зимой? Как пишут модные журналы: «основная тенденция сезона осень–зима 2005–2006 – это объемность, чувственность и простота».[/b]Основной цвет – черный (спасибо, уже поняли). За ним идут – сливовый, чернильный, фиолетовый, серый, все оттенки коричневого, медь. Допустимо разнообразить гардероб огненно-золотыми, бежевыми, изумрудными деталями.Нынешняя мода вообще очень демократична: стили смешиваются в самых невообразимых сочетаниях. Строгие, классические, узкие черные и темно-серые «английские» костюмы уже не носят в комплекте.Вполне допустимо прикрепить на воротник жакета меховую отделку и скомбинировать такой «верх» с узкими брюками или даже джинсами.Из тканей – прежде всего бархат, велюр, а также (внимание!) возвращается хит 70-х – «шотландка», по-прежнему актуален твид.Обратите особое внимание на элегантные силуэты в форме песочных часов или же классическим ретро-силуэтом в форме буквы «А». Зачастую силуэт будет тюльпанообразно расширяться к низу, подчеркивая силуэт и рельефно прорисовывая линии фигуры.В моде необычные сочетания: темные цвета комбинируются с легкими прозрачными, энергичные и насыщенные – с тонкими изысканными, яркие, свежие – с матовыми.Элегантное пальто из кожи или твида шьется так, что видны швы и подкладка, карманы на брюках вывернуты наружу.По-прежнему актуальны дубленки и пальто, отороченные мехом сверху, снизу и даже по линии застежки. Обязательная деталь – ремень средней ширины с некрупной пряжкой.Очень стильны короткие шелковые или бархатные перчатки, а также разнообразные кожаные ремни, которые носят поверх кашемирового или твидового пальто.Ну а если вам по каким-либо причинам не повезет с «тюльпанообразностью», а к моделям в форме «песочных часов» вы испытываете непреодолимую неприязнь, то, чтобы не отстать от моды, вы вполне можете позволить себе освежить свой гардероб яркими деталями: шарфами, шапочками, брошками.И носите на здоровье![b]По материалам Интернета и женских журналов[/b]
[i]История старинной постройки на улице Гончарной, 23, началась с женщины, точнее с любви к ней. Купец Зимин, имевший «на стороне» милую пассию, от щедрот сердца своего презентовал ей этот особнячок.После революции 17-го любовная эпопея завершилась. В особняке разместились медики.Более полувека в здании был тубдиспансер. А в 90-х годах появилась новая вывеска: «Московский маммологический диспансер». Эти стены были вновь возвращены женщинам.Комитет здравоохранения города и спонсоры дали денег, чтобы в кои-то веки дом хорошенько по-европейски отремонтировали, обустроили, убрали плесень и грибок со стен, облицевали плиткой, поменяли ржавые трубы, отладили отопление. В небольших кабинетах, где разместилась современная аппаратура, сразу стало уютно.Идут сюда москвички с большой надеждой узнать всю правду о своем здоровье. Сто тысяч посещений в год! У всех жаждущих встреч с врачом серьезные проблемы с молочными железами, у некоторых самая печальная — рак.С главврачом диспансера [b]Александром Легковым[/b], водившим меня по отремонтированным этажам, добрались до подвала. Вместо привычных для таких мест бытовок и складов здесь размещен реабилитационный кабинет. В витринах — все, что понадобится женщине после операции: бандажное белье, протезы, специальная литература.[/i]— Мы решили, что ни одну москвичку не оставим один на один с ее инвалидностью, — говорит главврач. — В этом кабинете можно вновь обрести красоту и поверить в себя. Кстати, кроме протезистов тут работают и психологи… С таких подробностей открылся мне диспансер. Замечу, что это бюджетное медицинское учреждение — достойный конкурент самых «крутых» медицинских фирм, где за одну только консультацию надо раскошелиться на тысячу-другую рублей.Здесь же для горожанок диагностика и консультации бесплатны.[b]— Александр Александрович, какую картину «женского» здоровья высветило прошедшее десятилетие? [/b]— По сравнению с 80-ми годами перемены не в лучшую сторону. Люди просто перестали обращать внимание на свои болячки, экономя деньги и время. Была бы возможность с телеэкрана хоть по пять секунд в день напоминать россиянкам о необходимости обследования молочных желез! Эта информация успела бы застолбиться в их сознании не хуже набившей оскомину рекламы всевозможных гигиенических прокладок! Увы, пока этого нет. А причин, способствующих развитию онкопроцессов, становится все больше: плохие условия жизни, стрессы, случаи повышенной радиации… Я не устаю говорить о ранней диагностике. Для наших пациенток это гарантия полноценной жизни на долгие годы. Время упустишь — здоровье разрушишь. В борьбе человека с раком, время всегда подыгрывает последнему.Обследования молочной железы с помощью рентгеновской маммографии и ультразвука, как правило, дают достоверный диагноз и ясную перспективу. Если в железе обнаружены доброкачественные изменения, мы предлагаем консервативное лечение. Я имею в виду фитотерапию, витамины, лекарства.При доброкачественных опухолях применяем амбулаторную хирургию, сравнительно легкую лечебную тактику. Прооперированную женщину уже через час смогут отпустить домой. Через несколько дней снимаются швы. Дальнейшее наблюдение проходит в плановом амбулаторном порядке.[b]— Часто считают, что есть дела поважнее встречи с врачом. Вот напишу кандидатскую или посажу картошку на даче — уж тогда и пойду лечиться.[/b]— Под отговорками прячутся страх и невежество. Нельзя надеяться на авось, оттягивать приход в окружное маммологическое отделение или в подобный кабинет при районной поликлинике, откуда и направляют на обследование в наш диспансер. Это нужно запомнить всем, особенно пожилым.[b]— Прежде существовала практика не посвящать человека в подробности течения его болезни. А что сейчас? Имеет ли пациент право знать о себе пусть очень горькую правду? [/b]— Однозначного ответа тут нет. Раньше об онкологическом заболевании больному действительно не говорили, беспокоясь о его психическом состоянии. Многие женщины оказываются не готовыми к подобному повороту событий.Хотя, в принципе, каждый человек вправе знать все о себе: и о возможностях лечения, и о вероятном риске, осложнениях. Для многих исчерпывающая информация необходима, чтобы спланировать свою жизнь.[b]— Недостаток информации о возможностях медицины способствовал тому, что в последнее десятилетие расплодилось море разного рода шарлатанов, обещающих чудесное исцеление.[/b]— К сожалению, это так. Как правило, колдуны, знахари, экстрасенсы используют человеческое несчастье в угоду корысти. Практически всегда итог такого «лечения» плачевен: упущено дорогое время, за которое рак успевает развиться до критического состояния. Если бы «спасители» от рака, имеющие сейчас возможность открыто рекламировать свое шарлатанство, могли действительно помогать больным, государство давно бы отказалось от финансирования научного поиска и предоставило новоявленным мессиям все права «лечить быстро, качественно и надежно». Думаю, комментарии излишни.[b]— А ваш диспансер, располагающий новейшими достижениями медицинской науки, реально помогает врачам-практикам? [/b]— Да. Комитет здравоохранения при участии специалистов диспансера разработал программу развития маммологической службы в городе. Мы апробируем на практике то, что предлагают ученые, и потом внедряем лучшее в окружных маммологических отделениях и кабинетах. А именно туда в первую очередь обращаются женщины из группы риска. Работаем совместно с коллегами из Российской академии постдипломного образования и Московского мединститута имени Семашко, где организованы курсы маммологии.
[b]По утрам, наводя марафет и макияж, мы с вами, дорогие дамы, даже не подозреваем, сколько у нас было предшественниц на этом пути и на какие только ухищрения им не приходилось идти во имя Красоты с Большой Буквы![/b]В Древней Греции, чтобы хорошо выглядеть, женщины прибегали к немыслимым уловкам. Скажем, они покрывали лицо пастой из белого свинца и ртути. И вот таких, ртутно-просвинцованных, их, вы подумайте только, целовали древние греки! В Средневековой же Европе манера пудрить мужикам мозги (а себе, соответственно, все остальное) достигла полного апогея! Там, например, самые обеспеченные модницы имели специальные шкафы для нанесения пудры! Дама забиралась в такой шкаф – пустой, натурально. Закрывалась изнутри, и сверху на нее сыпали пудру специально обученные слуги. Пудра равномерно покрывала прическу и кожу – платье при этом прикрывалось защитным чехлом.Кстати, излишнее увлечение пудрой и румянами средневековых модниц объяснялось кроме прочего еще и причинами прозаическими: таким образом они стремились скрыть следы оспы и других болезней, которые обезображивали лица многих людей той эпохи…
[i]Помнится, три года назад телевидение сделало нас свидетелями к хирургической операции на сердце президента. Речь шла об аортокоронарном шунтировании.Фамилию профессора Акчурина журналисты употребляли вместе с другой — американской знаменитости — кардиолога Дебейки. Эти светила утверждали, что такие хирургические вмешательства — дело привычное, поэтому можно не беспокоиться по поводу благополучного исхода. Однако при всех «успокоительных» увертюрах россияне целый день следили за ходом событий. Не из легких оказалось дело… [/i][i]И все же такая операция — один из немногих шансов остаться в живых для людей с тяжелыми заболеваниями сердца.Это остро волнует сейчас многих россиян. Ведь по статистике, в последние годы смертность от сердечно-сосудистых болезней в стране выросла вдвое. Ежегодно по этой причине уходит из жизни свыше 1 миллиона 200 тысяч граждан России. Только своевременное аортокоронарное шунтирование смогло бы кардинально откорректировать эту печальную арифметику.Но есть серьезные проблемы.Поговорите с пациентами и вы услышите, что за такую операцию надо заплатить 2, 3, 4 и больше тысяч долларов США, в рублевом эквиваленте, конечно. Так какие же здесь у простого смертного пациента перспективы? Об этом я недавно беседовала с главным кардиологом Минздрава РФ, директором НИИ кардиологии им. А. Л. Мясникова, член-корреспондентом Российской Академии наук, академиком Академии медицинских наук [b]Юрием БЕЛЕНКОВЫМ: [/i]— Юрий Никитич, ваш институт — один из лучших европейских центров кардиологии, куда за советом узких специалистов обращаются из Кремлевской больницы и где лечатся сильные мира сего. К вам и раньше попасть было нелегко. А сегодня без проблем в стационар ложатся, наверное, только «денежные мешки»? [/b]— Объективности ради скажу, что богатых у нас примерно 25 процентов от общего числа пациентов. Остальных можно назвать малоимущими. Они лечатся за счет Фонда обязательного медицинского страхования.На эту бесплатную для пациента форму обслуживания могут рассчитывать в основном те, кто подпадает под наши научные программы. Если больной подходит, его ставят в поликлинике при институте на «лист ожидания», и через неделю-другую он получает «добро» на госпитализацию. Если же предстоит сложная и очень дорогостоящая операция, то нужно будет дождаться квоты из Минздрава РФ, предусматривающей специальные расходы на дорогостоящие операции.[b]— А если ситуация критическая? Ведь ожидание смерти подобно.[/b]— Эти вопросы должны бы, думаю, побольше беспокоить государство, которому пациенты исправно платят налоги. Мы же, кардиологи, можем только лечить людей и возвращать их к жизни. Причем не так, как прежде, уповая на счастливую звезду пациента и профессионализм реаниматолога, а используя новейшие технологии. Эти методики намного уменьшают риск летального исхода.[b]— Какие же это методики? [/b]— Давайте вначале поговорим о патологии, а уж потом — с помощью «чего» от нее можно избавиться. Статистика, к которой мы уже обращались, свидетельствует, что у болезней сердца меняется не только социальное лицо, а и возрастное. Все чаще стали умирать очень молодые люди. Поэтому сместим акцент на эту категорию россиян.Итак, какими бывают первые признаки сердечно-сосудистых заболеваний? Сердечный недуг подбирается исподволь. Человек может и не обращать внимания на быструю утомляемость. При эмоциональных или физических нагрузках, да и просто при быстрой ходьбе вдруг появляется за грудиной давящая боль, она отдает в левое плечо, лопатку, в левую часть нижней челюсти. Но это быстро проходит, стоит остановиться или принять таблетку нитроглицерина. Однако беда уже на пороге. В сердечной деятельности организма произошел серьезный «сбой». Налицо первая стенокардия. Пренеприятнейшая штука, способная отправить в могилу даже молодого, физически хорошо развитого человека.[b]— Почему? [/b]— Ответ сокрыт в анатомической природе молодого организма. Коронарная артерия сродни древу, где есть две основные ветви. От них отходят маленькие «веточки» — коллатерали, снабжающие кровью мышцу сердца.У молодых коронарные сосуды широкие, мощные, а вот коллатералий очень мало. С возрастом, когда один эпизод ишемической болезни сменяется вторым, третьим, в организме начинают открываться больше коллатералий. И вот парадокс. У пожилых благодаря этому инфаркт, как правило, бывает небольшим и переносится легче. У молодых же, если происходит закупорка сосуда, все заканчивается обширным инфарктом. Образуются аневризмы — выпячивания стенок сосуда. Инвалидность тут обеспечена. Ведь теперь сердце работает в половину былой мощности.[b]— Но вы же сами сказали: не все потеряно, есть средства… [/b]— Да. Вот теперь поговорим о наших ноу-хау. Используя новые методики, мы можем в течение первых пяти часов болезни активно вмешиваться в острую фазу инфаркта миокарда. Сначала больному обязательно делаем коронарографию.Прямо к коронарным артериям двигаем катетер, вводим контрастное вещество и смотрим размеры поражения. Затем можем начать растворение тромба специальными препаратами.Если же видим, что виной всему бляшка, проводим баллонирование. Имея в артерии уже один катетер, вводим второй — тоньше, с крохотным баллончиком на кончике катетера. В нужном месте баллончик раздувается и раздвигает стенки коронарного сосуда. Всё! Болезнь отступает.[b]— Есть и другие хоу-хау? [/b]— Есть стентирование. Этот метод позволяет исключить риск осложнений из-за неоднородной по составу рыхлой бляшки. В сердечный сосуд ставим своего рода распорку: стент-спираль или стент-сеточку. Инородные тела совершенно безвредны для организма. А изготовлены они из металла «с тепловой памятью».Прежде такой композитный материал применялся в космосе. Свойства у него удивительные. В холодном состоянии стент — прямая проволочка. Но когда температура становится близкой к нормальной человеческой, стент расширяется до тех размеров, которые ему «диктует» кровеносный сосуд. Так кардиологи обрабатывают сердце, чтобы спасти человека.Гарантия успеха при этом велика, но не стопроцентна. Тут очень важно не упустить время. Но даже и в этом случае мы можем остановить процесс. Правда, на мышце обязательно останется рубец.[b]— А можно ли жить человеку так, чтобы не доводить до кризиса свое здоровье, не получать таких «зарубок» смерти? [/b]— О здоровом образе жизни говорят многие специалисты. Нужно ли повторяться? Единственная рекомендация «от меня»: разумнее питайтесь. Традиции избыточных калорий в российских семьях — настоящий бич. Мы проводим «профилактические» беседы с супругом или с супругой, по милости которых стол в доме заполняет вкусная и жирная еда. Остановитесь! Иначе вам всю жизнь придется принимать снижающие холестерин лекарства, чтобы хоть как-то защитить стенки сосудов от наступления болезни.[b]— Юрий Никитич, если склонный к кардиоболезням человек будет слушаться советов врачей, на сколь продолжительный срок полноценной жизни он может рассчитывать? [/b]— Давайте посмотрим благоприятный прогноз на схеме. Первый случай кардиомиопатии, при которой сделана коронарография, произошел, например, в 40 лет. При правильном образе жизни повторный эпизод можно ожидать лет через 10—12, когда болезнь проявится уже на другом участке сердечной мышцы. Снова проведем коронарографию или стентирование. Гарантия здоровья еще на 10—12 лет. При третьем эпизоде болезни сделаем аортокоронарное шунтирование. А это еще плюс 15 лет жизни. Так что считайте. … Вот такой в делах «сердечных» получается расклад. В городе, конечно, есть и другие клиники, где врачи умеют так же «ремонтировать» человеческие «моторы», как это делают в НИИ кардиологии. Но уповать на помощь только кардиохирургов нельзя. Нужна реальная помощь и государства, которому мы платим совсем немалые налоги. Нужна помощь и правительства, которое все мы, потенциальные пациенты, нанимаем для управления страной. Это оно должно пополнить в бюджете соответствующие статьи расходов. Тогда печальные амплитуды ежегодных отчетов перестанут рваться в пугающую высь.
[i]Изуродованные войной солдаты хотят жить. Все прекрасно понимают, что в 20 лет нельзя долго залеживаться на больничной койке и ждать чистых памперсов. Надо поднимать себя за шиворот и делать первые мучительные шаги на протезах, учиться управлять этими штуковинами, привыкая к новым условиям жизни.[/i]Такой настрой хорош тем, что, преодолев первую боль, человек привыкает к преодолению более трудного. Стремится устроиться на работу, а не довольствуется крохами пенсии. Однако и найдя свою нишу, эти люди долго еще не могут быть счастливыми и спокойными. Их ночной сон — сплошной многосерийный кошмар про войну, которая вновь и вновь убивает.По данным Минобороны, больше 17 тысяч российских военнослужащих были ранены в первую чеченскую кампанию, счет второй перевалил уже через семь с половиной. Но сегодня мало кому из этой когорты инвалидов удается пройти психологическую реабилитацию.Я побывала недавно в 6-м Центральном клиническом военном госпитале — единственном всеармейском реабилитационном центре. Здесь работают с воинами, прошедшими через тяжелые ранения, ампутацию и первичные операции, сделанные в других военных госпиталях. Задача военных медиков — поставить солдата на ноги: сформировать культи под протезы, научить ходить.Для этого применяются физиотерапевтические процедуры, лечебная физкультура. В стенах госпиталя собран самый большой в стране парк кетлеровских тренажеров для каждой группы мышц. Есть зимние сады, крытый теннисный корт.Открыт настоящий компьютерный класс, где солдаты интерактивно получают приглянувшиеся мирные профессии.Но эта помощь недостаточна.Полноценная психологическая реабилитация бывшего военного — это многоуровневая работа, рассчитанная на длительное время. И проводить ее надо в связке с гражданскими реабилитационными центрами. А раз преемственности нет, то со временем специальная помощь военных психологов, не получившая «на гражданке» дальнейшего подкрепления, оказывается в общем-то малодейственной.Между тем по статистике у 15% ветеранов наблюдаются ярко выраженные посттравматические стрессовые реакции, у 11% отмечаются отдельные симптомы таких расстройств.Среди них в 5 раз выше риск остаться безработным. Около 70% хотя бы раз развелись с супругами. У 40% выраженная враждебность к окружающим.36,8% совершают более 6 актов насилия в год, 50% из них были посажены в тюрьму, в том числе 34,2% — более одного раза.Над этими цифрами часто задумывается Валерий МИХАЙЛОВСКИЙ, кандидат медицинских наук, руководитель реабилитационного центра по социальной адаптации инвалидов и участников военных действий. Это государственное учреждение создано Комитетом социальной защиты населения г. Москвы на базе общественной организации «Международный центр «Школа реабилитации».В 1990 году Валерий Михайловский разработал уникальную программу, предусматривающую открытие сети небольших реабилитационных центров-клубов на базе уже существующих больниц и госпиталей.Свою идею он, в то время заведующий отделением областного госпиталя для ветеранов ВОВ, попытался апробировать на базе родного ведомства. Но инициатива была принята в штыки. Дело не сдвинулось даже тогда, когда в знак протеста доктор Михайловский вместе с семью своими пациентами-афганцами объявил голодовку.Михайловский ушел из госпиталя. Так появился в Зеленограде реабилитационный центр, куда охотно поехали молодые ветераны и военные инвалиды.Среди пациентов есть и гражданские люди, утратившие здоровье из-за болезни или травмы. 3,5 тысяч человек уже прошли через центр.— Мы создали комплекс специальных упражнений, нашли «индивидуальные» психофизические методики, — рассказывает руководитель центра. — С их помощью мы обучаем пациентов быстро погружаться в хороший сон. Без медикаментов купировать боли в сердце, снимать приступы удушья, нормализовывать артериальное давление, «убирать» головные боли и раздражительность. Создаем особый социальный микроклимат, где человек находит так называемую среду обитания.Все финансовые расходы должны быть предусмотрены в бюджете, а не зависеть от спонсорских пожертвований. Пример Комитета соцзащиты показывает, как под патронажем учреждений правительства Москвы решаются проблемы реабилитации. Например, в начале августа был поставлен вопрос о выделении дополнительных площадей для стационара при нашем центре. И вот результат: к Новому году уже сможем принимать москвичей на реабилитацию. В префектуре Зеленограда идея развития реабилитационной помощи тоже нашла поддержку.Центр сотрудничает с американскими специалистами, знающими проблему по своему «поствьетнамскому» синдрому. По обе стороны океана вырабатывается универсальная схема, где логично сочетаются отделения: консультативное, реабилитации, а также учебно-производственные мастерские. Ведь важным моментом в реабилитации считается творчество. Тяга к нему, как правило, отличает нетравмированного человека от травмированного.— Наши пациенты, — говорит Михайловский, — стоит в их руках появиться куску глины, простой деревяшке или обычному камню, меняющим облик от соприкосновения с ножом или шлифовальным диском, чувствуют, как внутри словно падает пелена, просыпается душа. А потом исподволь мы подводим человека к главному — желанию преодолеть в жизни самую высокую планку.
[b]Строчка из детского стишка звучит, конечно, смешно: столько анекдотов существует про женскую болтливость! А мужчины вообще считают это нашей «фирменной» и неизлечимой женской болезнью.[/b]Ведь мы находим возможность поболтать везде: на работе, дома, в машине, автобусе, магазине или в парке, выгуливая нашего питомца – мест не счесть! Главное, чтобы под рукой был телефон, но с этим проблем нет, так как свой мобильник носим везде, а качественная связь МТС позволяет дозвониться до подружек, где бы мы ни находились.Но вот немецкие ученые-психологи встали на защиту нашей нахально попранной чести – провели специальное исследование и попытались установить: почему же женщины так много говорят? И что же оказалось в результате? А в результате оказалось, что все дело в словарном запасе! Да-да, не больше и не меньше: словарный запас среднестатистической женщины составляет приблизительно 23 000 слов – понятно дело, что Эллочку Людоедку и прочих с нею ученые в расчет не принимали.А вот словарный запас такого же среднестатистического мужчины – в два раза меньше! Более того, часть мозга мужчины, которая отвечает за ведение светских и прочих разговоров, ближе к ночи блокируется.Ну вот, теперь-то наконец все понятно и разъяснено по науке: мы-то, наивные, мечтаем иной раз, чтобы любезный друг (или супруг) поговорил с нами, прежде чем отправиться баиньки, а он молчит, что бревно… Так, выходит, он не виноват: это у него блокировка сработала! А вот еще одно прелюбопытнейшее исследование. Нобелевский лауреат в области медицины Джордж Шелл утверждает, что в головном мозгу прекрасной половины человечества существует специальный нервный узел, отвечающий за эмоции и устанавливающий прямой «канал» с речевым центром. А вот у мужчин такой канал отсутствует напрочь! Именно поэтому нашим джентльменам так трудно порой выражать словами свои мысли. А уж про чувства и говорить нечего: попробуйте-ка «выжать» из него лишний раз «Дорогая, я тебя люблю…» Ну и понятно, что под грузом проблем и в стрессовом состоянии мужчина вообще зачастую теряет дар речи и словно язык проглатывает.Еще одна из причин, почему мужчины нечасто говорят о своей личной жизни и вовсе оскорбительна для нас, женщин! По результатам социологического исследования, проведенного бельгийским психологом Лио Жаме, взаимоотношения с партнершей находятся у нынешних мужчин на – свинство какое! – 18-м месте! А что же на первом месте? Неполадки в двигателе автомобиля!!! Ну не хамство ли?
[b]Кто бы спорил: ничто так не украшает женщину, как высокий каблук! Он зрительно делает нашу фигуру стройнее, как бы удлиняя даже самую «непрезентабельную» ногу! Что и говорить: каблуки – это красиво. Но… красота, как известно, требует жертв. Так что прежде чем надеть туфли на высоченной шпильке, подумайте, готовы ли вы к этим жертвам? Любительницы высоких каблуков в 10 раз чаще страдают плоскостопием.[/b]Американские медики подсчитали, что 8 из 10 женщин, которые ходят на таких «ходулях», испытывают боли в ногах и дохаживаются в конце концов до артрита, тромбофлебита, отеков и прочих сосудистых «звездочек» А деформация стопы это уже пожизненно обеспеченный диагноз! Чтобы уверенно чувствовать себя на каблуках (особенно, осенью – зимой, да с нашим гололедом, невзирая ни на какие реагенты..!), все время приходится «держать осанку». Оно вроде бы и неплохо с одной стороны: идешь, выступаешь словно пава, а мужики так прямо и падают, и сами в штабеля укладываются! Но в вечном напряге держать позвоночник, особенно в области поясницы – хорошего мало. То есть совсем мало! Зато радикулита – много! Норвежские ученые пошли еще дальше американских и доказали, что есть прямая зависимость между высотой каблука и… нашей памятью! То есть, чем выше каблук, чем чаще мы цокаем своими шпильками, тем больше опасность того, что впадем в преждевременный склероз! Не говоря о маразме. А происходит это оттого, что из-за недостаточного притока крови в голове (вся туда ушла, вниз, в ноги!) ослабляется деятельность мозга, в части, касающейся именно памяти! Не правда ли, жуткая перспектива? Идет этакая, вполне себе молодая, на каблуках, интересная. А спросишь: как звать тебя, красавица? – Ой… забыла… Шутки шутками, но и в самом деле: стоит ли красота ТАКИХ жертв? Может быть, лучше прислушаться к совету медиков и ограничить этот самый каблук высотой 5 сантиметров? Что бы там ни диктовала мода, становиться такой уж заядлой «подкаблучницей» все же не стоит: голова-то всяко важнее ног! Или как вы считаете?
[b]В принципе, ничего удивительного: кому же, как не им?! Леди энд джентльменам, кои искони славились меж прочих народов этими самыми правилами хорошего тона и всегда совершенно точно знали, что подобает, а что совершенно не подобает в приличном обществе. Курить при дамах, например, да? Какими столовыми приборами пользоваться за столом, как обращаться к венценосным особам… Ну и прочее в том же духе.[/b]Времена, однако, нынче другие, и иная дама теперь запросто заткнет за пояс любого джентльмена – и не только в части, касающейся курения! Вот и решили продвинутые британцы, что пора освежить правила этикета и привести их в соответствие с реалиями.Советы, как правильно вести себя в ХХI веке, собрали в новый свод-справочник, назвали его без затей «Ньютикет» и грозятся опубликовать его в ноябрьском журнале «Good Housekeeping».Интересная деталь: практически все советы, приведенные в «Ньютикете», адресованы женщинам! Из этого что следует? Из этого могут следовать три вывода. Либо британцам-мужчинам и так все понятно, как жить и вести себя в новом тысячелетии.Либо там все так запущенно в смысле хорошего тона, что бесполезно давать какие-либо советы. И третий, совсем уж оскорбительный для нас, прекрасного пола: мол, такие уж мы бестолковые, что нам надо все разжевать и в рот положить, а сами мы просто неспособны сообразить, что, к примеру, неприлично и не подобает расхаживать голой в раздевалке спортзала и крутить обнаженной задницей перед зеркалом! А именно такой пункт, вы только подумайте, присутствует в новейших этих правилах.Есть и другие. Их много. Скажем, правила «социальных поцелуев». Боже правый, оказывается, есть и такие! На полном серьезе англичанкам объясняют, что, коли у вас на губах толстый-толстый слой помады, то не след заниматься «контактными поцелуями», а надо «оттачивать технику поцелуя воздушного»! И, уж конечно, ни в каком случае нельзя даже пытаться поцеловать своего босса в «социальной ситуации»… Есть советы, как вести себя в ресторанах. Например, особо подчеркивается, что мужчинам не нравится, когда дамы таскают куски с их тарелок (?). А тем, кто при оплате счета пытается уменьшить свою долю на том основании, что «не ела я этого пудинга!», вообще не следует обедать в компании.Еще. Дамы, понимаете ли, должны подчиняться друзьям, требующим, чтобы в их доме разувались. (А джентльмены могут не разуваться, так получается?) И ни в коем случае не должны они интересоваться, сколько люди заплатили за дом! Особо подчеркивается, что неприлично дамам стоять за спиной коллеги, который читает электронную почту, а в письмах использовать «смайлики».А мужчинам, выходит, можно и то и эир? Нет, какой-то усеченный получается этикет, не находите? Дискриминационный какойто! Или это «Таймс», выдержки откуда мы приводим, отсекла женщин от мужчин, а на самом деле справочник гораздо шире и «мужественнее»? Не знаем, право.А напоследок – венец творения: в ХХI веке, как следует из «Ньютикета», считается хорошим тоном пригласить бывшего супруга на свою новую свадьбу.Впрочем, говорится в руководстве, «для него лучше было бы уехать куда-нибудь именно на эти выходные».Вот! Хоть одно слово, хоть один дельный совет – именно для джентльменов. Пусть едут, скатертью дорожка.[b]P.S.[/b] [i]Мне подсказали сведущие в английском языке, что журнал этот, «Good Housekeeping», вообще-то женский, про всякое такое домашнее домоводство рассказывает. Тогда, конечно, понятно – почему весь этот этикет с женским уклоном. Понятно-то понятно, но все равно интересно: а про мужчин невоспитанных гденибудь и когда-нибудь можно будет прочитать? [/i]
[i]Что происходит с человеком, попавшим в «прямую зону» теракта? Что переживают родные погибшего солдата, которым сообщают о происшедшем? Как спасти мирного человека от посттравматического стресса, как спасти от такой напасти военных? Наш корреспондент беседует с известным российским психологом, профессором факультета психологии МГУ им. М. В. Ломоносова, действительным членом Российской академии образования [b]Алексеем ЛЕОНТЬЕВЫМ[/b].[/i][b]— Алексей Алексеевич, объясните, пожалуйста, что такое посттравматический стресс.[/b]— Слово «стресс» прочно вошло в жизнь современных людей. Но не все знают, что, более или менее благополучно выйдя из тяжелой ситуации — войны, теракта и т. д., человек (даже если он как будто бы сохранил здоровье) все равно не может считаться полностью здоровым. Он пережил тяжелую психическую травму: то, что он видел и испытал, не укладывается в нормальное человеческое восприятие. Он теряет душевное равновесие, у него может возникнуть «чувство вины», он может стать раздражительным, агрессивным или, напротив, переживать тяжелую депрессию. Порой у такого человека возникает склонность к самоубийству, алкоголизму и наркомании, а воспоминания о пережитом делают его нервным и лишают сна.Более того, стресс способен привести даже к своеобразному параличу, когда у человека как будто нет никаких болезней или травм, но он не способен двигаться и говорить. Все это и называется «синдромом посттравматического стресса». В США им часто страдают ветераны вьетнамской кампании, у нас — афганской и чеченской войн.[b]— Много ли таких ветеранов, страдающих от посттравматического стресса? [/b]— Америка потеряла во вьетнамской войне 58 тысяч человек, а после ее окончания погибло более ста тысяч ее участников — в основном в результате самоубийств. У нас такую статистику никто не ведет. Но соотношение, видимо, сходное, ведь речь идет о сотнях тысяч людей, потерявших себя. Сегодня задача номер один для специалистов посттравматического синдрома — помочь бывшим солдатам найти себя, стать нормальными людьми.[b]— Как же это сделать? [/b]— Я могу рассказать, как решали проблему в США. После боевых и «мирных» потерь отцы американской нации приняли государственную программу психологической реабилитации бывших военнослужащих. В ее рамках было создано более 200 специальных реабилитационных центров, где всем желающим ветеранам и инвалидам оказывалась круглосуточная медицинская, а главное, психологическая и психотерапевтическая помощь. Со временем в эти реабилитационные центры стали обращаться не только военные, но и гражданские люди, побывавшие в «мирных» переделках, связанных со смертью, паникой, шоком, разного рода нервными срывами.[b]— Следовательно, после событий 11 сентября потребность в таких центрах должна расти как снежный ком? [/b]— Несомненно. Специалисты полагают, что человека травмирует не только массовая гибель людей, но и страх за свою жизнь и благополучие, неуверенность в политической, экономической, военной мощи своей страны — вообще потеря спокойствия и уверенности. Вот увидите, пройдет несколько месяцев, и США может накрыть волна различных заболеваний, вызванных именно посттравматической реакцией. Тогда все телеканалы заговорят о «солдатах Вьетнама» и апробированной на них практике реабилитации.[b]— Но ведь и у нас в стране в последнее десятилетие произошло много событий, которые негативно повлияли — через стресс — на здоровье общества...[/b]— Конечно. Ведь не на пустом же месте в России растет агрессивность, число сердечно-сосудистых и нервно-психических заболеваний, преступность, наркомания, суициды, повышается смертность...[b]— А есть ли у нас что-либо подобное штатовской системе центров психической реабилитации? [/b]— Увы, пока нет. Правда, на слуху немало медицинских учреждений, оказывающих целенаправленную помощь ветеранам войн и некоторым другим категориям пациентов. Но они обычно лечат последствия посттравматических стрессов, а не снимают сами стрессы. А иногда и вовсе происходит подмена, когда в обычном госпитале или больнице реабилитацией занимается... только вывеска. Есть и коммерческие центры реабилитации. Но какую выгоду они могут получить от людей, живущих на нищенские компенсации? [b]— По всему выходит, Россия полностью созрела для развертывания государственной системы специализированных центров психической реабилитации? [/b]— Именно так. Сегодня в нашем Отечестве нет ни специализированной, ни государственной службы, которая должна покоиться на «трех китах» — бесплатной помощи, неограниченной доступности, массовом охвате населения. Все эти составляющие реабилитационной помощи в состоянии финансово обеспечить только государство...Причем комплексная государственная программа, которую призваны составить и разрабатывать все эти министерства и ведомства, должна, на мой взгляд, исключать прежнюю практику финансирования реабилитационных мероприятий за счет разного рода фондов и общественных организаций, которые сами определяют, как распорядиться государственными деньгами, и не всегда, мягко говоря, тратят их на дело... В сущности, на реализацию такой программы нужно не так уж и много средств — была бы, как говорится, у правителей политическая воля помочь своим гражданам, было бы у государства желание создать единую реабилитационную службу.
[i]Для москвички Ларисы Кузнецовой точкой отсчета противостояния стал первый день жизни ее сына, которому судьба не оставила почти никаких шансов. Два выходных дня она умоляла дежурных врачей проверить ее живот, когда перестала чувствовать шевеление плода. А они — кто сонный, кто равнодушный — отмахивались и бросали в ответ: «Ждите понедельника, у нас нет врача по ультразвуку!» Тогда она стала просить Бога, который, судя по результатам кесарева сечения, все это время слышал ее страстный монолог и продлевал жизнь младенцу, посиневшему из-за перетянувшей его тельце пуповины. Первые слова акушерки: «Наверное, не жилец», спровоцировали у отошедшей от наркоза роженицы шок. Но Лариса не была бы Ларисой, если бы в тот же миг не прокричала-прошептала: «Жилец!» Она бросила вызов страшному диагнозу, который, как пожизненный приговор, обрекает человека с детским церебральным параличом на вечную муку — ни ходить, ни говорить, как это обычно делают нормальные люди. Да будь она трижды неладна, эта страшная рана в мозгу! Однако Глебу, ее сыну, узнать этот ад в полной мере не довелось.Как только они с мамой выписались из проклятого роддома, начался настоящий бег. От беды к радости победы...[/i]Пятилетний москвич Глеб Кузнецов решил по-своему украсить грядущий праздник. Нарисовал акварелью новогоднюю сказку и подарил рисунок маме. Обратная реакция — поцелуй и «спасибо, моя умница». Однако на смену «домашним» восторгам вскоре пришли другие. В Центре социальной реабилитации инвалидов ЦАО, созданном фондом социальной защиты «Замоскворечье» совместно с префектурой округа, признали рисунок просто замечательным. Но не ограничились констатацией этого факта, а решили отослать творчество своего подопечного прямиком... в Англию. Благо уже давно — больше восьми лет — отношения между москвичами в их коллегами из британской благотворительной организации «Мотивейшн» трансформировались из чисто деловых в дружественные.Когда в Англии вскрыли послание, то решили сделать из «русской» картинки рождественскую открытку.Получилось, как в рождественской сказке, — наутро юный художник проснулся знаменитым: на туманном Альбионе его открытку уже сегодня выбирают гораздо чаще, нежели другие. Что сыграло решающую роль в таком удачном «бизнесе», сказать трудно. Быть может, то, что художник оказался слишком мал и посему лишен стереотипов. Быть может, «предприниматели» точно рассчитали «прибыль», сыграв на гуманных чувствах соотечественников лишь одной строчкой об авторе — россиянин, болен детским церебральным параличом, любит жизнь и весь мир. Им бы еще узнать, что у Глеба абсолютный слух прирожденного музыканта...В полтора года Глеб впервые сел на лошадь. Есть на «Динамо» секция «Живая нить», которая проводит иппотерапию и которая в тысячный раз чудом, произошедшим с Глебом, подтвердила свою необходимость для инвалидов. Именно тогда он научился держать голову. А потом мама нашла ему еще одно занятие — дельфинарий, где произошло чудо другого порядка — проснулся интеллект. Затем начались плавание в бассейне, занятия на фортепиано, рисование, которое спустя годы и сыграло решающую роль в последних событиях в Англии и России. Кстати, на выставке детских рисунков, открывшейся 4 декабря в Доме художников на Крымском Валу, шесть работ Глеба Кузнецова.Семья Кузнецовых несмотря на трудности с передвижением по зимней переполненной Москве, часто приезжает на Садовую-Кудринскую, 8/12, стр. 1, в реабилитационный Центр инвалидов Центрального округа.Собственно, с этого адреса и начались полноценные контакты Глеба с миром людей. Сначала, как это всегда бывает с новичками, сотрудники центра приспособили «под малыша» новенькую инвалидную коляску, затем раз в неделю Кузнецовы стали ездить на занятия. Мама — в школу «Вместе день за днем» для родителей детей с ограниченными возможностями, Глеб — на свои «посиделки», где в группе таких же, как он, ребятишек специалисты проверяют осанку, корректируют, если надо, кресло-коляску, проводят уроки лечебной физкультуры, логопедические и психологические занятия, дают возможность детям просто поиграть.Благо нет проблем с красивыми игрушками и мягкими матами на полу. Больше всего Глеб любит здесь поваляться и вдоволь повеселиться с друзьями – просто здорово! — Очень жаль, что из-за проблем с транспортом наши ребята не могут чаще встречаться, например, в Клубе неформального общения, — говорит руководитель фонда «Поддержка гуманитарных программ», работающего с Центром реабилитации ЦАО по совместной программе, Наталья Яковлева. — И все потому, что в нашем 10-миллионном мегаполисе такси, куда можно поместить коляску, практически недоступны для инвалидов. И по деньгам, и из-за отсутствия специальных автомобилей. А в столичной подземке не предусмотрено специальных мест для инвалидных колясок.Мы стараемся всецело помочь этим людям, – продолжает Наталья, – организовываем спортивные секции, проводим лечебно-оздоровительные занятия в дельфинарии, внедряем иппотерапию. Детвору радуют занятия на лошадях, когда парализованное тело ребенка с помощью сидящего сзади инструктора как бы впитывает в себя грациозное движение животного. При этом травмированный мозг ребенка запоминает новую для себя информацию. Есть и теннисные инвалидные клубы, однако из-за сложной патологии у своих детей многие родители пока не решаются пробовать такие спортивные нагрузки.Хорошо, что не остается в стороне от этих проблем Комитет общественных и межрегиональных связей правительства Москвы, который частично финансирует программу школы для родителей детей с ограниченными возможностями. Оказывает помощь и префектура ЦАО, выделяя средства на специальные кресла-коляски для маленьких жителей округа, не способных самостоятельно передвигаться.— А что вы хотите попросить у Деда Мороза? — обращаюсь к маме Глеба, которая вместе с сынишкой принимает участие в празднике, устроенным фондами социальной защиты «Замоскворечье» и «Поддержка гуманитарных программ» в ресторане-клубе Папы Карло. Но тут слышу от Глеба ответ: «Пусть деда поможет мне сделать снеговика».В глазах же Ларисы Борисовны я заметила промелькнувшую грустинку, которую она постаралсь растворить в веселье праздника. Но я-то знаю, что ей, как никому, трудно жить и растить сына на детскую пенсию и алименты.
[b]Уроженцу Самарской области, а теперь безнадежному бомжу Максиму Житникову ничего в жизни не осталось, как просить человеческой помощи Христа ради.[/b]Дело в том, что он только что освободился из тюрьмы с острой формой туберкулеза, вдоволь нагулялся по Москве и ровно столько же нахлебался от «злых ментов» и не менее безжалостных «генералов» столичного дна. Кончилось тем, что он просил лекарств, хлеба и тепла у монахов.Звонившей монахине матушке Олимпиаде я отказать не могла: она попросила помочь страдальцу устроиться на лечение в больницу. Да и как откажешь? Ведь, по последним данным, в России заболеваемость туберкулезом достигла показателя 87,2 случая на 100 тысяч населения, смертность — 20 случаев на 100 тысяч населения. Больных с активной формой туберкулеза зарегистрировано 370 тысяч человек, на диспансерном учете состоят более 2 миллионов больных. Прогнозы специалистов неутешительны — все цифры имеют тенденцию к росту.Куда же обратиться бомжу-«тубику» (как в простонародье называют больных туберкулезом)? Примут ли его в московских больницах? Этот вопрос я задаю в Центральном НИИ туберкулеза РАМН РФ.— Если инфицированный больной действительно желает избавиться от болезни, то варианты медпомощи для него самые благоприятные, — говорит зам. директора по научной работе [b]Ольга Демихова[/b]. — По Закону «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации», подписанному президентом в июне 2001 года, больного туберкулезом обязаны лечить в любом районном тубдиспансере, даже если у того нет денег и прописки и вообще ничего нет, кроме справки из тюрьмы.Его дальнейшая судьба будет зависеть от успешности лечения.Главное, что ему необходимо знать в этой драматической ситуации: ни в одной аптеке противотуберкулезные препараты не продаются, все идет через тубдиспансеры. Лекарства бесплатные, лечение в стационарах тоже.Прояснив вопрос «на теоретическом уровне», я решила проверить его практикой.Звоню в [b]тубдиспансер № 12. [/b]Представляюсь. Объясняю ситуацию.— Вы принимаете бомжей?— Не знаю, я сейчас уточню у заведующей… (брошенная на стол трубка озвучивала отдаленный односторонний разговор: «…мы принимаем или восемнадцатый? …с улицы… кто его знает… ну я думала, что восемнадцатый…). Алло, мне сказали: если ваш больной поблизости от нашего диспансера проживает, то есть обитает, то привозите.— А не скажете ли ваш адрес?..— Улица Докукина, дом 18. Приезжайте с утра, чтобы до 12 ему сделали флюорографию. Такой у нас порядок. Судя по всему, «мой» бомж в этом заведении должен стать первым.[b]Тубдиспансер № 18[/b]— Здравствуйте, вы бомжей принимаете?— Не знаю, позвоните старшей сестре.Старшую медсестру зовут Валентина Васильевна. На мой монолог о мытарствах Житникова в милиции, на вокзалах и т. д., медик несколько раздраженно ответила: — Да вы их слушайте! Они вам такого наговорят! Если хотите подробно узнать, то приходите к нашему доктору Абрамовой. Она бомжами занимается. Или поезжайте в спецприемник, хоть одним глазом посмотрите. При первой же возможности они от нас сбегают, так что не надо говорить, что мы ими не занимаемся. Активный туберкулез мы лечим до полного излечения, да только никто из бомжей по-настоящему не беспокоится о своем здоровье. Им бы только трудные времена пережить… Как только снег растает, эти «подснежники» уходят в неизвестном направлении, не пролеченные до конца, заражая окружающих. Так что приезжайте к Абрамовой, но только у главврача необходимо получить разрешение… — Так если бомж сегодня приедет, примете?— Но, во-первых, есть организация «Врачи без границ», во-вторых, можно везти в ближайший диспансер. Где он сейчас?— По-моему, его адрес – Советский Союз. Я встречаюсь с ним на «Пролетарской».— Так везите его в 4-й диспансер, на Севастопольский, а то к нам долго ехать. Или в 10-й, там как раз «врачи без границ», которые занимаются бомжами…— А если я к вам приеду, вы сегодня «моего» бомжа госпитализировать сможете?— Конечно, нет. Нам нужно его обследовать, а то он вам расскажет, что двух собак съел. Вот получим результаты, тогда и поговорим насчет госпитализации. Кроме того, у нас прием только до 14 часов.[b]Тубдиспансер № 10, [/b]Волков пер., 15, недалеко от ст. м. «Краснопресненская».— Скажите, вы бомжей принимаете?— Только по четным дням, с 17.00 до 20.00.— А почему такой график? Ведь вы нарушаете порядок!— Ничего не нарушаем. Врач принимает по четным.Решив, что адресов хватит, я поспешила на встречу с Житниковым, чтобы «поделиться с ним информацией». Увидев его, я невольно отпрянула — этот невысокий человек со следами недавних побоев на лице был в старомодном пальто, лацкан которого, видимо, использовал в качестве носового платка. Частый кашель покрыл ворот старыми и свежими следами мокроты. К нему и приближаться-то страшно! Но присутствовавшая при встрече монахиня — матушка Олимпиада – не боится. Она передает Максиму валидол и еще что-то из лекарств, затем несколько листков бумаги с подробным конспектом его дальнейшей жизни. Сначала пролечиться, потом ехать в Боровско-Пафнутьевский монастырь. Тамошний настоятель берет под свою опеку бомжей…
[b]В Америке трещат репутации известных фармацевтических фирм. Нашим доморощенным фармфирмачам намотать бы ситуацию на ус и избежать собственных грабель. Ведь рано или поздно тайное все равно станет явным, и тогда дело не обойдется банкротствами и судебными приставами. Возможно, придется прятать собственные спины не только от разъяренных вкладчиков, но и от обхалтуренных потребителей.[/b][i][b]300 млн. долларов за подделки[/b][/i]Говорят, что наш президент еженедельно получает точную информацию о здоровье россиян. Стало быть ,и Кремль знает о стремительно нарастающих опасностях демографического кризиса. Как известно, в стране только за последние десять лет число родившихся на 7 миллионов меньше, чем умерших. К неблагоприятной перспективе смело плюсуется катастрофическое положение 10-миллионной части наркозависимых россиян. А если пройтись по «школьной» статистике, впору самому запить горькую. Подавляющее большинство школьников больны хронически, причем сразу 2—3 заболеваниями.Чего же ждать в ближайшие 30–50 лет? Скорее всего – обвала генетических уродств, аномалий в развитии и прочих признаков физического и интеллектуального вырождения нации. Однако нынешние больные младенцы отнюдь не всегда свидетельствуют о том, что их родители когда-то чем-то «злоупотребляли».Просто во внутриутробной патологии малышей виноват целый комплекс под названием «сегодняшняя жизнь», где и факторы социально-экономической нестабильности, и плохая экология, и некачественные продукты питания, и… плохие лекарства. И тут нечему удивляться: российские «умельцы-фармацевты» ежегодно выбрасывают на рынок горы поддельных медикаментов на сумму примерно 300 миллионов долларов...[i][b]Диспансеризация чохом[/b][/i]Цивилизованный рынок фармацевтической продукции, а также диетического и детского питания в России пока только формируется, и никто не может дать гарантию, что нынешняя кривая дорожка приведет к светлому будущему. Об этом шла речь на недавнем форуме «Дети и лекарства», организованном Комитетом по здравоохранению Государственной думы РФ. В нем приняли участие законодатели, чиновники из Минздрава, представители Союза педиатров России, Российской фармацевтической ассоциации, что, конечно, похвально. Такие собрания должны нести свежие мысли, ведь с каждым годом снижается доля государственного участия в лечебном процессе, мало оздоровительных программ Минздрава, да и те, что существуют, идут с большим скрипом, иногда просто бестолково.Взять, к примеру, программу детской диспансеризации. Сегодня примерно треть российских детей уже осмотрена. Темпы, вроде бы неплохие, если учесть, что самой программе нет еще и года. Но вот когда это наблюдаешь воочию, возникают вопросы. Однажды в 9-м классе моего сына выдернули с урока и прямиком отправили в ближайшую поликлинику, где детей осмотрели конвейерным способом. Мало заботясь о том, что при внешней норме кожных покровов и зева могут иметься еще и хронические заболевания, которые сам ребенок не афиширует. Почему же отказались от услуг «родной» поликлиники по месту жительства, где ребенка знают с пеленок? Не ясно. Как и то, кому нужна такая формальная «диспансеризация»? [i][b]Фальшивые умельцы[/b][/i]Страстно и гневно на форуме говорили о рекламе фармпрепаратов в СМИ. Правда, при этом пришлось удивляться — почему так поздно вспомнили, что биологически активные добавки к пище, не говоря уже о лекарствах, следует принимать только по рекомендации лечащего врача? А тут граждане десять лет пили-глотали невесть что, возмущались беспределом рекламных деятелей, взывали к совести и закону, и ничего, кроме пшика, от власть имущих не получали. Зато сегодня огромные прибыли от раскрученных продаж успешно растеклись по карманам не только фармацевтических мастодонтов, но и их государственных «крыш».Представители Генпрокуратуры и МВД вели речь о фармпиратстве и незаконном обороте фальсифицированных лекарств. Много говорилось об умельцах, которые любую этикетку и любой фальшсостав умеют приготовить и разослать в аптеки по сомнительным документам. Но за всеми этими удручающими фактами скрылись от прокурорского ока «титаны» отрасли, уже давно держащие фору на отечественном фармрынке.Один такой производитель, пытавшийся устроиться в кресло президента России, очень хочет прослыть в истории страны и патриотом, и меценатом, и самым распрекрасным производителем дешевых отечественных лекарств.Но, умудряясь брать денежки на поставку лекарств по бесплатному социальному списку, он по-прежнему гонит сомнительные лекарства. Зато в общегодовой сумме прибылей на фармрынке (а это больше 2 миллиардов долларов) у него самый лакомый кусочек.Обсудили участники форума и малоприятную ситуацию с детским питанием. Из сообщений следовало, что спрос на качественное детское питание удовлетворяется только на 20%.Даже при ярких этикетках и мощной рекламе детское питание из-за своей дороговизны недоступно массовому потребителю. Хотя, может, это и к лучшему, ведь поставщики, как отмечал выступавший прокурор, здесь тоже не без греха и нередко под известной маркой скрывают подделки. В этом случае, груднички получают аллергические реакции, а родители — еще одну головную боль: чем кормить ребенка? [i][b]Необузданный бизнес[/b][/i]На фармрынке работают сегодня 7000 поставщиков. «О чем говорит эта цифра?» — спросила я [b]президента Российской фармацевтической ассоциации Александра АПАЗОВА[/b]. Он ответил: — О превышении в сотни раз нормальной потребности в таких поставщиках. Если не брать во внимание излишние накрутки в ценах на лекарства, то главная беда в том, что столь большое число оптовиков практически не подлежит какому-либо контролю, ибо ни сил, ни средств в стране для этого нет.В этот чрезвычайно выгодный бизнес пришло очень много случайных людей, не имеющих специального медицинского или фармацевтического образования. А оно архиважно – прежде всего для менеджеров. В советское время в стране было примерно 150 фармацевтических складов, где работали большей частью специалисты очень высокой квалификации. Сейчас в России в рыночные отношения вступили 7 тысяч оптовых фирм плюс более 70 тысяч аптек, аптечных пунктов и киосков! Качество их работы известно. И цены на лекарства тоже.[b]— Какова же альтернатива безумному желанию обогащения?[/b]— Цивилизованный бизнес. Он обязательно должен взять верх, – убежден Александр Апазов. – И еще: наличие команды профессионалов. Должен вернуться жесточайший государственный контроль за работой заводов, оптовых и розничных предприятий, которые, в свою очередь, сто раз подумают, прежде чем будут выпускать или продавать сомнительный товар. Лицензий надо лишать, чтобы в другой раз неповадно было.[b]— На форуме вы упомянули о 26 долларах на лекарства, ежегодно приходящихся на долю среднестатистического россиянина...[/b]— Да, я подчеркнул, что это самая низкая в Европе планка. Около 60 долларов имеют поляки и более 247 французы.[b]— Общеизвестно соотношение потребления отечественных и зарубежных препаратов — 40 и 60%. Как переломить эту тенденцию?[/b]— Скорее, это соотношение даже ближе к 35 и 65%, что свидетельствует о нашей нарастающей зависимости от импорта и угрозе национальной безопасности.[b]— Почему же ситуация складывается не в нашу пользу?[/b]— Отсутствие единой государственной политики в начальный период реформирования экономики привело к распаду медицинской промышленности на самостоятельные субъекты хозяйствования. Они, конечно же, не способны конкурировать с мощными транснациональными фармацевтическими корпорациями. Западные фирмы ежегодно расходуют громадные средства на информирование врачей, а также на агрессивную рекламу производимых ими лекарств по ТВ и в других СМИ. Отечественные предприятия этого не могут себе позволить.Второе преимущество западных фирм кроется в огромном финансировании и кредитовании. К тому же в 2000 году правительством РФ было принято решение об изменении таможенных тарифов далеко не в пользу отечественных производителей лекарств. А с 2002 года отменены действовавшие льготы по налогам на прибыль, являющейся основным источником реконструкции наших фармпредприятий. В результате в 2001 году в нашей промышленности значительно сократились темпы роста производства отечественных лекарств.А в первом квартале 2002 года объемы производства составили лишь 97,61% от уровня I квартала 2001 года. Замечу, цены на отечественные лекарства в 2,5—3 раза ниже, чем на аналогичные импортируемые. То есть пострадают прежде всего пациенты — покупатели лекарств.
[b]У моей подруги по университету — краснодипломницы, знатока 5 иностранных языков — все в жизни складывалось вроде бы неплохо. Вот только в последние 2—3 года стала чаще простужаться и потом долго лечилась, сетуя на врачей-неумех: дескать, толком ничего объяснить не могут.[/b]По совету друзей моя подруга охотно принимала всякие травы, но иммунитет все же слабел. Громом прозвучал приговор онкологов — рак яичников 4-й степени, пациентка неоперабельна.Эта трагедия подтолкнула меня написать о проблеме, которая вопиет: соотечественницы с упорством, достойным лучшего применения, запускают свои собственные онкологические болезни. На Западе такие случаи — редкость, у нас же скорее правило, чем исключение. Оказавшись без привычной раньше всеобщей диспансеризации и более-менее сносного медобслуживания, мы потихоньку начинаем забывать дорогу в поликлинику, а выбираем либо самолечение, либо разного рода шарлатанов-целителей, у которых сегодня отбоя нет в несчастных пациентах. Но как показывает практика, знахари перед раком беспомощны.Врачи-маммологи и гинекологи прекрасно знают, как женщины относятся к своему здоровью. Одни готовы совершать еженедельные визиты к врачам, и им удается помочь. Другие, к сожалению, приходят через год-два, терпеливо перенося боль. Увы, такая у беды философия — щадить хлопочущих о своем здоровье и жестко наказывать за легкомысленность, страх, невежество.Но все ли в борьбе за жизнь зависит от самого пациента? Не всегда. У нашего бесплатного здравоохранения прокрустовы рамки обязательной страховой медицины, из-за чего поликлиники часто не могут обеспечить своих пациентов всем комплексом диагностики. Врач предположительно выносит вердикт и посылает на дополнительные исследования. Бесплатно ведь! Но там тоже очередь. Возможно, добрые люди подскажут еще адресок и назовут коммерческую стоимость экспресс-услуги. Как правило, «денежный» пациент выбирает платный вариант.Однако главный врач Московского маммологического диспансера кандидат медицинских наук [b]Александр Легков [/b]считает, что дело не в трудностях с диагностикой, а скорее в женском менталитете. Женщины, узнав диагноз, чаще подвержены панике и обреченному состоянию души.— Раз не получилось сейчас, значит, больше не приду, — замечает Легков. — Будь что будет.Конечно, это позиция страуса — голова-то в песке ничего не видит, значит, ничего нет страшного. Я долго думал, где у нас слабое звено в работе с женщинами? Почему все чаще прибегаем к операции, когда можно было бы пролечить консервативно, появись пациентка у врача вовремя? Ведь в маммологических диспансерах — полный штат высококвалифицированных специалистов! Хотя, справедливости ради, надо признать, небольшие очереди у нас все же существуют, правда, предварительная запись помогает справиться с нагрузкой.Но это наши проблемы. А что чувствует в ожидании диагноза женщина, которая в мыслях давно вынесла себе приговор — рак?! Да за 2–3 дня она успевает все передумать, со всеми попрощаться и очень часто у нее просто не хватает сил, мужества, чтобы прийти к врачу вновь. Именно такой подход и ставит крест на благоприятной для женского здоровья перспективе.— Какой же здесь выход? — спрашиваю я у главврача.— У нас есть в активе бесплатная женская диспансеризация — прекрасный почин Комитета здравоохранения г. Москвы. Это очень важно. Теперь необходимо расширять рамки маммологических диспансеров, сделав их по сути клиниками женского здоровья и красоты. Такое сочетание позволит максимально продлить срок деторождения и даст возможность как можно раньше диагностировать онкологическое заболевание, начать его лечить.— За счет чего это произойдет?— Обеспечивая в течение одного дня прием пациенток не только маммологами и гинекологами, но и другими специалистами, проводя необходимые обследования и анализы, мы сможем сразу же провести амбулаторное лечение либо предложить дневной стационар. Обязательны в нашем деле и толковые психологи, реабилитологи. Большим подспорьем в лечении, правда, уже на коммерческой основе, должны стать — не удивляйтесь! — парикмахеры и другие специалисты, владеющие секретами женской красоты. Даже в состоянии тяжелой болезни женщине необходимо вновь захотеть жить, любить, быть любимой.[i]…Таков взгляд профессионала на социальную проблему, границы которой гораздо дальше медицинских. Демографическая ситуация в стране аховая: падает рождаемость, а генофонд впервые за всю историю нации достиг критических показателей здоровья. Если удастся найти финансовые резервы для подобного рода клиник, ситуация изменится к лучшему.[/i]
Подкасты