Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Эпоха Старбакс и Макдональдс

Эпоха Старбакс и Макдональдс

Кто придумал Последний звонок?

Кто придумал Последний звонок?

Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

КАК ПОБЕДИТЬ ТЕРАКТ В СЕБЕ?

Общество

[i]Что происходит с человеком, попавшим в «прямую зону» теракта? Что переживают родные погибшего солдата, которым сообщают о происшедшем? Как спасти мирного человека от посттравматического стресса, как спасти от такой напасти военных? Наш корреспондент беседует с известным российским психологом, профессором факультета психологии МГУ им. М. В. Ломоносова, действительным членом Российской академии образования [b]Алексеем ЛЕОНТЬЕВЫМ[/b].[/i][b]— Алексей Алексеевич, объясните, пожалуйста, что такое посттравматический стресс.[/b]— Слово «стресс» прочно вошло в жизнь современных людей. Но не все знают, что, более или менее благополучно выйдя из тяжелой ситуации — войны, теракта и т. д., человек (даже если он как будто бы сохранил здоровье) все равно не может считаться полностью здоровым. Он пережил тяжелую психическую травму: то, что он видел и испытал, не укладывается в нормальное человеческое восприятие. Он теряет душевное равновесие, у него может возникнуть «чувство вины», он может стать раздражительным, агрессивным или, напротив, переживать тяжелую депрессию. Порой у такого человека возникает склонность к самоубийству, алкоголизму и наркомании, а воспоминания о пережитом делают его нервным и лишают сна.Более того, стресс способен привести даже к своеобразному параличу, когда у человека как будто нет никаких болезней или травм, но он не способен двигаться и говорить. Все это и называется «синдромом посттравматического стресса». В США им часто страдают ветераны вьетнамской кампании, у нас — афганской и чеченской войн.[b]— Много ли таких ветеранов, страдающих от посттравматического стресса? [/b]— Америка потеряла во вьетнамской войне 58 тысяч человек, а после ее окончания погибло более ста тысяч ее участников — в основном в результате самоубийств. У нас такую статистику никто не ведет. Но соотношение, видимо, сходное, ведь речь идет о сотнях тысяч людей, потерявших себя. Сегодня задача номер один для специалистов посттравматического синдрома — помочь бывшим солдатам найти себя, стать нормальными людьми.[b]— Как же это сделать? [/b]— Я могу рассказать, как решали проблему в США. После боевых и «мирных» потерь отцы американской нации приняли государственную программу психологической реабилитации бывших военнослужащих. В ее рамках было создано более 200 специальных реабилитационных центров, где всем желающим ветеранам и инвалидам оказывалась круглосуточная медицинская, а главное, психологическая и психотерапевтическая помощь. Со временем в эти реабилитационные центры стали обращаться не только военные, но и гражданские люди, побывавшие в «мирных» переделках, связанных со смертью, паникой, шоком, разного рода нервными срывами.[b]— Следовательно, после событий 11 сентября потребность в таких центрах должна расти как снежный ком? [/b]— Несомненно. Специалисты полагают, что человека травмирует не только массовая гибель людей, но и страх за свою жизнь и благополучие, неуверенность в политической, экономической, военной мощи своей страны — вообще потеря спокойствия и уверенности. Вот увидите, пройдет несколько месяцев, и США может накрыть волна различных заболеваний, вызванных именно посттравматической реакцией. Тогда все телеканалы заговорят о «солдатах Вьетнама» и апробированной на них практике реабилитации.[b]— Но ведь и у нас в стране в последнее десятилетие произошло много событий, которые негативно повлияли — через стресс — на здоровье общества...[/b]— Конечно. Ведь не на пустом же месте в России растет агрессивность, число сердечно-сосудистых и нервно-психических заболеваний, преступность, наркомания, суициды, повышается смертность...[b]— А есть ли у нас что-либо подобное штатовской системе центров психической реабилитации? [/b]— Увы, пока нет. Правда, на слуху немало медицинских учреждений, оказывающих целенаправленную помощь ветеранам войн и некоторым другим категориям пациентов. Но они обычно лечат последствия посттравматических стрессов, а не снимают сами стрессы. А иногда и вовсе происходит подмена, когда в обычном госпитале или больнице реабилитацией занимается... только вывеска. Есть и коммерческие центры реабилитации. Но какую выгоду они могут получить от людей, живущих на нищенские компенсации? [b]— По всему выходит, Россия полностью созрела для развертывания государственной системы специализированных центров психической реабилитации? [/b]— Именно так. Сегодня в нашем Отечестве нет ни специализированной, ни государственной службы, которая должна покоиться на «трех китах» — бесплатной помощи, неограниченной доступности, массовом охвате населения. Все эти составляющие реабилитационной помощи в состоянии финансово обеспечить только государство...Причем комплексная государственная программа, которую призваны составить и разрабатывать все эти министерства и ведомства, должна, на мой взгляд, исключать прежнюю практику финансирования реабилитационных мероприятий за счет разного рода фондов и общественных организаций, которые сами определяют, как распорядиться государственными деньгами, и не всегда, мягко говоря, тратят их на дело... В сущности, на реализацию такой программы нужно не так уж и много средств — была бы, как говорится, у правителей политическая воля помочь своим гражданам, было бы у государства желание создать единую реабилитационную службу.

Подкасты