Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Звезды, которые стали блондинками

Звезды, которые стали блондинками

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Пары, которые быстро развелись

Пары, которые быстро развелись

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

Клятва Гиппократа

Общество
Клятва Гиппократа

[b]…В сорок первом году, после сражения за Смоленск, наши части попали в окружение. дин отстреливается до последнего патрона, другой бежит сломя голову… Человек с двумя «шпалами» на полевых петлицах берет командование на себя. Едва затих бой, собирает командиров. Выстраивает, требует, чтобы привели в порядок форму. Напоминает о присяге. Выразительно хлопает по кобуре. И перед каждым ставит задачу. К вечеру толпа стала боевой частью. Человека с двумя «шпалами» почему-то все называли комбатом Рудаковым. И никто не знал, что он врач и никогда строевым офицером не был.[/b]Утром повел на прорыв. Пробивались на восток недели три. Потом офицеры, вышедшие из окружения, добились представления Николая Петровича Рудакова к награде.Вызывают его в штаб. Он приходит, докладывает:– Военврач второго ранга Рудаков по вашему приказанию прибыл.– А врач мне не нужен. Можете идти.Другой на месте Николая Петровича объяснил бы, как все получилось. А Рудаков козырнул, щелкнул каблуками и ушел.Такой у человека характер. Лишь через месяцы нашел его орден… Забегая вперед, хочу сказать, что к концу войны Николай Петрович, кроме других наград, получил четыре ордена боевого Красного Знамени. Не каждый полководец удостаивался такой чести…Человек нелегкой судьбы. Мединститут он окончил в 1928 году. Затем учился в Военной академии, служил дивизионным врачом. В тридцать седьмом как врагов народа арестовывают комдива, начштаба, других офицеров. В одну из ночей властно стучат и в комнату Рудакова. Сначала Бутырка, потом Владимирская тюрьма. Ночные допросы, провокации, издевательства. Но не на того напали, лишь время потеряли. Пришлось палачам освободить врача. Война. Сеща и Вязьма, Дорохово и Сухиничи… Самые горькие дни: враг изо всех сил рвался к Москве. Из осажденной Вязьмы «летучки» – товарные поезда – под огнем вывозили раненых в столицу. Назначенный начальником госпитальной базы 16-й армии Рудаков виртуозно маневрирует своими подразделениями, спасая раненых в адских условиях отступления наших войск.В те дни тысячи солдат и командиров, получивших ранения, поступали в сортировочный эвакогоспиталь-2386, развернутый в зданиях Сельхозакадемии им. Тимирязева. Госпиталь задыхался от перегрузки. А тут еще конфликт, вспыхнувший в руководстве этой крупнейшей медчасти. Рудаков отзывается с фронта, назначается начальником госпиталя. Он твердой рукой ведет дело – и вскоре обстановка здесь стабилизируется. Генералы Рокоссовский, Еременко, Лелюшенко после лечения в госпитале высоко ценили Рудакова.…Осенью 42-го года Николая Петровича возвращают на фронт начальником санитарной службы 5-й армии. Его огромный авторитет позволял ему быть в курсе всех замыслов командования. А оборачивалось это спасением тысяч жизней. Его медицинские прогнозы перед сражениями были почти безошибочными. Перед Смоленской операцией в 1943 году, например, он заявил: «По нашим расчетам, раненых будет примерно 12 тысяч». Фактически их оказалось 12800 человек.А вот что говорил зав. хирургией 6-й клинической больницы Минздрава, профессор Г. Голиков:– На фронте наш начсанарм затишья в боях использовал для учебы врачей, проводил конференции. Однажды в моем присутствии Николай Петрович так распекал молодого врача, что я подумал: «Отправит в штрафбат». А Рудаков в заключение заявил: «Мы пошлем вас учиться».Обстановка в сануправлении армии была товарищеской. Когда много лет спустя я защищал докторскую, для меня большой поддержкой было только одно присутствие Рудакова на защите. Всю жизнь я старался оправдать звание ученика Рудакова.В 1944 году Николая Петровича ранило. И надо же такому случиться: Рудаков попал в госпиталь 2386, которым он руководил в 1942 году. Взбудоражились все: «Не отпустим Николай Петровича!» И, казалось бы, немыслимое совершилось: выздоравливающий Рудаков назначается начальником госпиталя.Пришлось представителям 5-й армии лететь в Вильнюс и требовать: «Отдайте нашего начсанарма!» Через десятки лет я читаю пожелтевшее от времени письмо врачей госпиталя, написанное 20.08.1944 г.: «Дорогой Николай Петрович! В судьбе СЭГ-2386 Вы занимаете особое место… В первый раз Ваш непревзойденный талант крупного руководителя и мудрость спасли госпиталь и его коллектив на очень крутом и трудном повороте. Когда Вы уходили от нас, все спрашивали: «Кому так повезло, что к ним переводят Рудакова?» С большой досадой теперь вторично мы будем слышать этот вопрос…»Летели годы. Полковник Рудаков, потерявший на войне трех братьев, всю душу отдавал военной медицине. После войны он разыскал почти всех врачей 5-й армии, опять сплотил их, привлек к военно-патриотической работе. Из-под его крыла вышли 12 профессоров и 30 кандидатов медицинских наук.Похоронен Н. П. Рудаков на Зеленоградском кладбище.[b]Иван ЛЫСЕНКО,заслуженный работник культуры РФ[/b]

Подкасты