Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Звезды, которые стали блондинками

Звезды, которые стали блондинками

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Пары, которые быстро развелись

Пары, которые быстро развелись

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

Инопланетянин оказался педофилом

Развлечения

[b]Молодежную американскую контркультуру 70-х у нас нещадно ругали. Как не ругать? Хиппи, наркотики, педерастия и прочее… И фильмов, которых в Америке снимали на эти темы немало, у нас не показывали. Не смотри в колодец – сам козленочком станешь![/b]Кончилось тем, что эти новые веяния пришли уже во втором поколении – окольным путем, обрушившись на нас в виде европейской модели, сперва подражавшей американцам, но очень быстро ставшей уже вполне европейской. Например, фильмы Альмодовара, ныне всем хорошо известные и сомнений в своих художественных достоинствах не вызывающие. И вот уже приходится американского режиссера Грегга Араки, ныне очень популярного на всех западных фестивалях и, конечно, на самом деле абсолютно самостоятельного, представлять читателю как «Альмодовара номер два».Фильмы молодого, но уже очень известного Араки вызывают полемику и в Европе, и в США. Их называют провокационными, даже непристойными.Все это очень-очень напоминает начало шумной кинокарьеры Альмодовара: его тоже «шпыняли» за легкомысленность молодежного сексуального бунтарства, пока не поняли, что это большой и серьезный художник… «Загадочная кожа» – первое знакомство нашего зрителя с Греггом Араки, этим необычным мастером, интересующимся проблемами, как раз входившими в непременный «джентльменский набор» молодежи всех последних десятилетий. К проституции, педерастии, нелицеприятному портрету мегаполиса тут присоединяется еще и модная тема педофилии. Которой опять-таки отдал дань и Альмодовар в «Дурном воспитании».Но и здесь Альмодовар ни при чем. В Америке не менее, чем Араки, известен и первоисточник его фильма – дебютный роман писателя Скотта Хейма, во многом, судя по всему, автобиографический и получивший высокую оценку критиков и читателей. Это история двух подростков из заштатного городка, один из которых – Нил (актер Джозеф Гордон-Левитт) превращается в гомосексуальную проститутку и перебирается в Нью-Йорк (тоже карьера!), а другой, Брайан (актер Брейди Корбет), напротив, чувствует себя сексуально скованным – он классический «очкарик», маменькин сынок. При этом еще и убежден, что в детстве у него случился контакт с инопланетянами. Ибо как еще объяснить провал в памяти, после которого он, нормальный малыш, очнулся совсем другим? Общее у этих подростков только то, что когда-то, в глубоком детстве, они занимались у одного и того же руководителя баскетбольной секции. Этот-то красавец-мужик и оказался педофилом-извращенцем. Проблема далека от упрощения: он не садист и не убийца. Просто извращенец. Любит мальчиков-малолеток. И не думает о том, какие после него круги по воде… Прямолинейный, в сущности, сюжет разыгран так умело, что от экрана оторваться трудно.Скажем сразу, что жестока только фабула – в самом фильме нет (или почти нет) сцен, которые трудно было бы вынести сегодняшнему, многое повидавшему зрителю любого возраста. Зато помимо чисто формального мастерства в рассказывании событийного ряда Грегг Араки демонстрирует великолепное умение создать психологический портрет города и общества.Маленький городишко с его душной атмосферой, где молодежь предоставлена сама себе, благостные родители обеспокоены только собственными любовными приключениями, люди старшего поколения озлоблены и консервативны, а за крутыми бицепсами и голливудской улыбкой может скрываться маньяк-педофил. И огромный Нью-Йорк с целой серией метких зарисовок его обитателей, завсегдатаев ночных баров для гомиков. Это клиенты молоденького Нила: деловой преуспевающий бизнесмен в шикарном костюме, полный мужской силы, но предпочитающий быть пассивным гомосексуалистом; меланхоличный богемный художник с седоватой косичкой, больной, стареющий и страдающий; наконец, здоровяк-ненавистник гомосексуальных проституток с Брайтон-Бич (русский?), насилующий и избивающий юного испорченного педика.А что же история с инопланетянами, на которой столько времени удерживается зрительский интерес? В конце концов и она тоже штрих к картине нравов глубинки, где нечем заняться стареющим девам, только и остается мечтать о встречах с инопланетянином…В сущности, фильм Грегга Араки «Загадочная кожа» – остросоциальное кино о проблемах современного западного общества. Как и «Дурное воспитание» Альмодовара. Есть и еще одно несомненное общее – отсутствие ханжеского морализаторства, с одной стороны, и какого бы то ни было бунтарства – с другой. Грегг Араки не общественно-политический трибун и не лицемерный святоша-обличитель с Библией наперевес. Он просто художник, честно создающий нелицеприятную картинку мира, в котором живет, и предлагающий зрителю разделить его грустное беспокойство.

Подкасты