- Город

Европа – муха в густой паутине?

Евгений Тишковец опроверг приход ранней весны в Москву

Политологи объяснили слова Зеленского о выборах в Крыму

Что известно о напавшем на прихожан храма в центре Москвы

Протоиерею ответили на слова о «бесплатных проститутках»

Чем опасны конкурсы по скоростному поеданию пищи

Россиянам напомнили о льготах, позволяющих платить меньше за ЖКХ

Новый русский миллиардер. Как Николай Сторонский заработал состояние

Сколько можно заработать в Москве на раздаче листовок

Избившая таксиста участница «Красы России» рассказала об инциденте

«Классическая схема»: как экс-глава управления ФСИН мог пронести пистолет в суд

Политолог объяснил нервное поведение Лукашенко

«Жены готовы умереть за меня»: фрилав-коммуна на Кавказе и другие истории полиаморной любви

«Ей надо сходить в храм»: Губерниев о перепалке Резцовой и Фуркада

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 марта

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

Европа – муха в густой паутине?

В российский прокат вышел «Мюнхен» Стивена Спилберга

[b]В сентябре 1972 года, во время зимних Олимпийских игр в Мюнхене, террористы палестинской группировки «Черный сентябрь» захватили одиннадцать спортсменов из Израиля. Все заложники были убиты. Это общеизвестный факт. Напомнив его кинематографической скороговоркой, фильм Стивена Спилберга «Мюнхен» начинается с тихого совещания у Голды Меир, тогдашней израильской «железной леди».[/b] Мир должен понять, что убийство евреев теперь будет обходиться слишком дорого, говорит она. И направляет несколько сотрудников «Моссада» в Европу – чтобы бороться с террором его же оружием. Отныне пять израильских спецслужбистов так законспирированы, что их будто не существует. Они должны убить всех, кто захватывал в заложники граждан Израиля. А предводитель – молодой офицер, преисполненный патриотического пыла. Это и есть герой фильма в исполнении Эрика Бана. Стивен Спилберг – культовый режиссер современности. Считается, что ему, едва ли не единственному из голливудских режиссеров, удается органично соединить мастерскую коммерческую жанровость с артхаусной серьезностью интонации и актуальностью тем. Такую репутацию «Мюнхен» полностью подтверждает. История пятерых агентов, призраками бродящих по благополучной Европе и убивающих старых палестинских интеллигентов, рассказана с классическим нагнетанием «саспенса», которому позавидовал бы Хичкок. Если, конечно, нарочно забыть о том, что именно рецепты старого гениального толстяка Спилберг на полную катушку и использует: других-то пока не придумано. Артхаусная изобретательность режиссуры, в сущности, исчерпывается частым повторением резких монтажных стыков жестокости террора с миром благополучия. Вот была стрельба, кровь, кого-то убили – и тут же аккуратно режут в салат цуккини, а на мягкую французскую булку намазывают жирное голландское масло… Прием столь навязчив и привносит в фильм такую однотонность, что ловишь себя на мысли: а не лучше ли смотреть эти два с половиной часа серийно, минут по сорок по телевизору в виде коммерческого шпионского сериала? Тогда бы не так надоедало… «Мир складывается из паутины секретов и тайн. И мы принимаем эту паутину», – объясняет молодому герою фильма старый террорист, ненавидящий любую власть и… готовый с любой властью сотрудничать – за круглую сумму, разумеется. Вот в какой жуткий котел попадают агенты «Моссада», которым предстоит узнать Европу совсем иную, где внешнее благополучие более чем хрупко, а внутри пульсируют открытые раны, готовые в любую минуту разорваться кровью. Пожилой наш зритель, которому фильм показали, остался к нему равнодушен – так сказал представлявший фильм сотрудник закупившей его фирмы. Зато мнение молодых политологов из Высшей школы экономики совсем иное: «Это самый страшный из виденных мной фильмов. Ужас происходящего переворачивает все в моей душе. Я испытал глубочайшее эмоциональное потрясение». Симптоматичная разница? Да, конечно. И при этом представляющая неплохой материал для социологов. Потому что фильм Спилберга далек от попыток вскрыть корни терроризма. Не слишком озабочен он и тем, чтобы показать, как убийства калечат и убивают души самих убийц – это для режиссера скорее необходимый гуманитарный фон, без которого нельзя. Адресат «Мюнхена» – благополучный, прекрасно устроенный, неплохо зарабатывающий мировой обыватель, как раз любитель намазывать голландское масло на французскую булку, сидя в уютном дорогом кресле. Для него, и без того напуганного взрывами в метро мировых столиц и начинающейся антитеррористической «охотой на ведьм», старается Стивен Спилберг, рисуя картину современного западного мира – не рая всеобщего благоденствия, а мрачного поля битвы разных спецслужб. Они то охотно и цинично договариваются, то конкурируют друг с другом. Но всегда мало озабочены реальной ценой обычной человеческой жизни. Насилие порождает только насилие – благородно утверждает фильм «Мюнхен». Что и говорить, не ново. А где уж там корни этого насилия – вопрос, конечно, не для голливудского политического триллера. Даже если он сделан самим мэтром и замаскирован под артхаус. [b]На илл.: [i]Типичная сцена теракта в благополучной европейской столице. Кадр из фильма.[/b][/i]

Новости СМИ2

00:00:00

Алиса Янина

«Вези меня, тварь!»: конфликт барыни и кучера

Алексей Зернаков

Это нужно живым

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Сретение — праздник встречи человека с Богом

Виктория Федотова

Декрет или карьера? Не ваше дело

Анатолий Горняк

Валентинов день: как заработать на романтике

Александр Хохлов 

«Зося» против вермахта

Олег Сыров

Перекусить в Китае: вкусно, грязно, дешево

Элита общества. Судьба страны порой зависит от одной улыбки дипломата

ЕГЭ по английскому. Типичные ошибки

Почему люди бьются током: на детские вопросы на занятиях отвечают ученые

Существованья ткань сквозная. Памяти Бориса Пастернака