- Город

«Я хохочу над своими собственными глупостями»

Сергей Собянин рассказал о программе профориентации молодежи

Россиянка заразилась коронавирусом на круизном лайнере в Японии

Синоптики рассказали, какой будет погода в марте

Грудинин ответил судье КС на слова о «незаконно созданном» СССР

Длинные выходные ждут россиян из-за Дня защитника Отечества

Политологи объяснили слова Зеленского о выборах в Крыму

Что известно о напавшем на прихожан храма в центре Москвы

Протоиерею ответили на слова о «бесплатных проститутках»

Врач опроверг заявления о вреде любого количества алкоголя

Новый русский миллиардер. Как Николай Сторонский заработал состояние

Избившая таксиста участница «Красы России» рассказала об инциденте

«Классическая схема»: как экс-глава управления ФСИН мог пронести пистолет в суд

Политолог объяснил нервное поведение Лукашенко

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 марта

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

«Я хохочу над своими собственными глупостями»

Люк Бессон – «Вечерке»

[i]Самый знаменитый из современных французских постановщиков, автор «Подземки», «Никиты», «Леона» и «Пятого элемента» Люк Бессон вернулся в режиссуру после семилетнего перерыва с комедией «Ангел-а». Возвращение он отпраздновал визитом в Москву на официальную премьеру картины. А перед ней он успел пообщаться с обозревателем «Вечерки».[/i] [b]– Самое поразительное – то, как в вас одном уживаются удачливый продюсер и режиссер авторского, часто некоммерческого, кино. Вы сами знаете, как это получается?[/b] – Режиссура и продюсерское дело друг с другом не связаны. Режиссер – игрок, а продюсер – тренер; он в игре не участвует. [b]– Вы бы не хотели делать собственные режиссерские фильмы с другим продюсером?[/b] – Я прекрасно нахожу общий язык с самим собой. И я – человек избалованный, ни на какие компромиссы себя идти не заставляю. [b]– Режиссер и продюсер в вас – доктор Джекилл и мистер Хайд?[/b] – Вот скажите – вам нравится Куросава? Так, нравится. А фильмы Уолта Диснея? Ага, тоже нравятся! Может, и в вас живут доктор Джекилл и мистер Хайд? Режиссер – чем он отличается от зрителя? Ничем! Я и есть зритель – первый зритель своих собственных фильмов. Знаете, когда я писал сценарий «Такси», иногда я был вынужден сделать паузу, потому что просто рыдал. Рыдал от смеха, таким комичным идиотом мне казался герой фильма, полицейский комиссар. Да, я хохотал над своими собственными глупостями! А на следующий день работал над другим сценарием, жесткой драмой, и настроение было уже совсем иным. Иногда приходится переходить от комизма к трагедии в течение одного дня. [b]– Некоторые режиссеры, которых принято считать независимыми, утверждают, что самый независимый на свете – Стивен Спилберг. А вы тоже считаете, что деньги и продюсерская власть дают человеку независимость?[/b] – Стивен – может, и самый независимый, но не самый свободный. А я чувствую себя свободным. «Я – свободный человек» – последняя фраза моего нового фильма «Ангел-а». И для меня это крайне важное заявление. Важнее некуда. И фильм это очень важный. [b]– Фильм освобождения?[/b] – Кто бы чего ни думал обо мне – а обо мне уже сотни страниц исписали: «Люк Бессон – то, Люк Бессон – се», – Бессон делает то, что пожелает! ([i]Смеется[/i].) Бессон делает разговорный чернобелый фильм без спецэффектов, рассказывает простую историю мужчины и женщины. Желание свободы – это важно. И это послание для других. Для других режиссеров, например. Если Люк Бессон, владелец огромной корпорации, такой богатый и влиятельный человек, может себе позволить такую свободу, то каждый может получить ее! Надо просто взять ее, свободу. Не отказываться от нее. [b]– Зрителям этот манифест, по-вашему, тоже скажет что-то важное?[/b] – Бесспорно. Благодаря идущей из Голливуда тенденции к поглощению заранее пережеванной пищи зрители становятся ленивыми. Им надо воскресить в себе любовь к приключениям. Десять лет назад зритель, узнав, что режиссер снял черно-белый фильм, заинтересовался бы, а сегодня ему это безразлично. Надо, чтобы зритель вступил в борьбу за хорошее кино. Что, кстати, понемногу происходит, как показывает недавний «Оскар». Главные награды – у «Столкновения» и «Горбатой горы», фильмов, спродюсированных небольшими студиями и имевших успех в прокате! [b]– А что такое для вас – свобода? Свобода творчества, по меньшей мере?[/b] – Роль художника – открывать двери. Когда критики, пресса, телевизионщики, финансисты и банкиры начинают указывать, какую именно дверь надо открыть, художник теряет свое назначение. [b]– Желание этой свободы заставило вас основать первую продюсерскую компанию еще до того, как вы сняли свой дебютный фильм – «Последнюю битву»?[/b] – Объяснение куда проще. Я встречался со всеми парижскими продюсерами, и никто из них не пожелал взяться за мой фильм. Ах, не хотите? Так я спродюсирую его сам. Эта ситуация меня самого тогда не устраивала – в финансировании я ничего не понимал… Пришлось научиться в этом разбираться. [b]– Встреча с Парижем оказалась не самой приятной. Вы же родом из провинции, не так ли? А «Ангел-а» – стопроцентно парижский фильм.[/b] – Так уж и стопроцентно… Меня интересует не город, а персонаж. Ему так плохо, а вокруг все так красиво! Можно было и другой красивый город выбрать. Представьте, мой герой работал бы в Диснейленде. Ему было бы так хреново, а вокруг бы прыгали и радовались жизни Микки, Дональд и Гуфи. Вышел бы такой же контраст. Контраст важнее всего: герой находится в таком прекрасном месте и сам этого не замечает. Нет, действие могло бы происходить и в Москве или Риме. [b]– Раньше в ваших фильмах герои спускались вниз – погружались под воду в «Голубой бездне», жили в туннелях метро в «Подземке». А теперь вас, похоже, потянуло в небо, к ангелам?[/b] – Летишь ты или ныряешь, ты переходишь из привычного состояния в новое, непривычное. Это меня и интересует. Кстати, герой моего первого фильма, «Последней битвы», тоже летал. Интересен поиск другого, нового. [b]– Который ведете и вы?[/b] – Всю жизнь. [b]– Вот вы сделали «Ангел-у», теперь делаете полнометражный мультфильм по собственной книге «Артур и минипуты». А чем дальше собираетесь удивлять самого себя и окружающих? Вы ведь уже все делали в своей жизни – и англоязычные блокбастеры, и авторские фильмы, и теперь вот за детское кино взялись.[/b]– А я еще понятия не имею, чем потом займусь. Придет желание сделать что-то новое – и сделаю. [b]– Прямо так – проснетесь утром и придет новая идея?[/b] – Как-то ко мне пришел приятель, с которым мы делали «Пятый элемент», и принес мне картинку со смешным существом. Я посмотрел на рисунок и сразу задумал серию про Артура. Это существо – на обложке первого тома. Может, опять повезет. [b]– А с продюсерскими проектами как? Тоже хотите делать побольше всего разного или вас все-таки тянет в то кино, которое поприбыльнее?[/b] – В год как продюсер я делаю несколько проектов, и только один-два приближаются к так называемой голливудской модели. Например, в этом году среди прочего я спродюсировал испанский, итальянский, датский фильмы. Таких картин в моем пакете больше, чем чисто развлекательных. Я с Голливудом не соревнуюсь, его лавры мне не нужны. Просто нормальная продюсерская компания не должна ограничиваться одним видом кинематографа. А наиболее коммерчески успешные фильмы помогают заплатить за другие, более сложные проекты. Будешь делать только сложные – сдохнешь. Только коммерческие – зачахнешь. Приходится балансировать. [b]– Что помогает балансировать?[/b] – Честность. Я люблю все фильмы, в которых как-либо участвую. Трюффо, Куросаву и Годара не каждый день смотришь. И по шикарным ресторанам каждый день ходить не будешь. К тому же дети в «трехзвездных» ресторанах умирают от тоски. Им бы в «Макдоналдс». Так что «Такси», «Перевозчик» или «Бандитки» радуют меня не меньше, чем более сильные и сложные фильмы – вроде «Адамова яблока» Андерса Томаса Йенсена или «Не уходи» Серджио Кастеллитто, которые я тоже спродюсировал. Я люблю и «Список Шиндлера», и «Инопланетянина». Их, между прочим, поставил один режиссер! [b]– И что, никогда не жалеете о сделанных ошибках? Или вы их не делаете?[/b] – Когда продюсируешь чей-то дебютный фильм, всегда идешь на риск. Думаешь, что режиссер талантлив, и время от времени ошибаешься. Бывают приятные сюрпризы, бывают неприятные. Порой чувствую себя разочарованным, если кто-то сделал посредственное кино. Но это не повод жалеть о сделанном. Такова жизнь. [b]– То есть вы любите риск и как продюсер, и как режиссер. А по-человечески? Вы в жизни экстремал?[/b] – Творчества без риска не бывает. Такова моя философия. Но жизнью я слишком дорожу, чтобы ею еще и рисковать.

Новости СМИ2

00:00:00

Анатолий Горняк

Протоиерей Дмитрий Смирнов и бесплатные проститутки

Ирина Алкснис

Решение о сбережении: почему россияне начали копить

Александр Лосото 

Спасибо за жуткие сказки про коронавирус

Антон Крылов

Зачем нужны поправки к Конституции

Алиса Янина

«Вези меня, тварь!»: конфликт барыни и кучера

Алексей Зернаков

Это нужно живым

Виктория Федотова

Декрет или карьера? Не ваше дело

Элита общества. Судьба страны порой зависит от одной улыбки дипломата

ЕГЭ по английскому. Типичные ошибки

Почему люди бьются током: на детские вопросы на занятиях отвечают ученые

Существованья ткань сквозная. Памяти Бориса Пастернака