- Город

Два билета на Луну

Сергей Собянин рассказал о программе модернизации столичных поликлиник

Суд арестовал второго подозреваемого в подготовке убийства в саратовской школе

Анастасия Ракова: Создаем новую современную инфекционную службу

Камера сняла побег напавшего с ножом на учительницу школьника

«Это конец эпохи»: как иностранные СМИ отреагировали на уход Шараповой из тенниса

Вильфанд посоветовал россиянам забыть о целине

Чем грозит закрытие сахарных заводов российской экономике

Россиянам напомнили о длинных выходных в марте

«Польша — бандит, а Россия — милиционер»: Марков о высказывании Дуды

Россияне назвали главные причины отказа от предложенной работы

Психологи рассказали о требованиях женщин к современным мужчинам

«В ней мертво все»: Любовь Успенская раскритиковала Ксению Собчак

Роспотребнадзор предупредил о необычном поведении клещей

Меган Маркл официально выступила против Елизаветы II

Ученые определили самую устойчивую к раку группу крови

Два билета на Луну

Сергей Михайлович Егер - эпоха отечественной авиации

[i]Герой Социалистического труда, лауреат Ленинской и Государственной премий, член-корреспондент Академии наук СССР, заслуженный деятель науки и техники РСФСР… С именем [b]Сергея Михайловича Егера[/b], которому исполнилось бы 85 лет, связана целая эпоха отечественной авиации. Почти 34 года он был заместителем генерального конструктора Туполева, его «правой рукой» и соавтором в разработке технических проектов более 70 самолетов. «Записки» конструктора, память соратников и потомков сохранила, пожалуй, самые драматичные эпизоды его судьбы.[/i] Родился Сергей Михайлович 30 июля 1914 года в селе Романовка Тамбовской губернии в семье поволжских немцев. Его отец служил в генеральской должности на железной дороге. Мать по окончании Института благородных девиц работала учительницей. Сам Сергей окончил фабрично-заводскую школу, был слесарем в железнодорожных мастерских, а в ноябре 1932 года поступил на работу в ЦАГИ техником-конструктором. В своих «Записках» он вспоминал: «Я занимался проектированием гермокабины высотного самолета АНТ25. Как-то подошел ко мне Туполев (на моей чертежной доске были нарисованы контуры и намечен силовой каркас), сел за доску, подумал и начал жирным черным карандашом рисовать на моем чертеже. Я быстро взял чистый лист ватмана и положил его на чертеж. Андрей Николаевич удивленно посмотрел на меня, встал и ушел. «Как же вы так сплоховали, — сказал заместитель начальника бригады, — ведь он так редко у нас бывает». Это была моя первая встреча с Туполевым». На работе это никак не отразилось, отношения с Туполевым сложились хорошие, а беда подкралась неожиданно и с другого боку. Однажды на собрании он услышал: «…В наши ряды проник враг народа — секретарь комсомольской организации Егер», — эти слова одного известного летчика-испытателя прозвучали для Сергея как приговор. На следующий день, 23 марта 1938 года, он был арестован НКВД. И снова из воспоминаний Егера: «…23 марта, через год после ареста, мне объявили, что переводят в спец. тюрьму НКВД… в Болшево. Спустя три недели туда же привезли Туполева». Как стало известно позже, Андрею Николаевичу, тоже арестованному, в заключении было поручено организовать конструкторское бюро. При составлении списка инженеров он вспомнил тех, кто уже сидел, и постарался не назвать находящихся на свободе, иначе их тоже посадили бы. В этот список попал и Егер. Позже, весной 40-го, когда тюремное КБ перевели в Москву, Андрей Николаевич вместе с группой специалистов вытащил с Колымы едва живого будущего главного конструктора ракетно-космических систем Сергея Королева. «В начале августа, — вспоминал Егер, — Туполева, меня и еще трех конструкторов вызвали к Берии. Андрей Николаевич доложил ему проект пикирующего бомбардировщика. Тот внимательно слушал, спрашивал. А на вопрос, когда нас отпустят, дал понять — в зависимости от результатов работы. Это означало еще несколько лет тюрьмы. За что?» 1 сентября началась Вторая мировая война. Туполев ходил мрачный, озабоченный. В один из дней допоздна задержался в рабочем бараке. Утром положил мне на доску рисунок двухмоторного самолета: «Срочно необходим массовый самолет для действий на линии фронта и в ближних тылах». Были у него и другие соображения: построить четырехмоторный пикирующий бомбардировщик можно за два года, а фронтовой — за год. Сидеть лишнее ни к чему. В начале 40-го мы получили сообщение, что наш проект одобрен командованием ВВС и ЦК КПСС. А в начале 41-го новый самолет уже взлетел. После войны, когда создали ядерную бомбу, встал вопрос о ее доставке. Андрею Николаевичу было предложено создать Ту-4 — носитель атомной бомбы. Туполева облекли чрезвычайными полномочиями. В этом проекте были задействованы 840 предприятий, выполнение графика работ докладывали Сталину. И уже 19 мая 1947 года первый самолет поднялся в воздух». По сложившейся с довоенных времен специализации, Егер продолжал возглавлять отдел технического проектирования. Он на лету схватывал идеи Туполева и выдавал конструкторским бригадам данные для разработки. Сергей Михайлович внес принципиально новое содержание в систему проектирования. Его подразделение стало «главным штабом» ОКБ. Ту-4, по мнению летчиков, была хорошая машина, но она не удовлетворяла стратегическим целям обороны страны. И Сталин поставил перед Туполевым новую задачу: долететь до Соединенных Штатов. Вернувшись в КБ, он сказал: «Сережа, я должен представить проект по Ту-95 министру авиационной промышленности». «А у меня он уже в черновике готов», — невозмутимо сообщил Егер. И на воздушном параде в Тушине в 1955 году были продемонстрированы семь стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев Ту-95. Потом был Ту-16. Как-то Туполев вызвал Егера и сказал: «Нужен легкий самолет для моряков, торпедоносец». Так родился Ту-91 — «бычок». Он стал бы хорошим штурмовиком и торпедоносцем, но во время хрущевской реформы авиации попал «под сокращение». После пролета Пауэрса над нашей страной Хрущев поставил Туполеву задачу: создать самолет-перехватчик для уничтожения высотных целей. Такая работа была задана и другим КБ. Проиграть в этом конкурсе во время сокращения авиации означало потерять КБ. Идея Егера о платформе-ракетоносце оказалась весьма кстати. Построенный авиационно-ракетный комплекс стал называться Ту-128-80. Он обеспечил дальний перехват воздушных целей и позволил прикрыть Советский Союз с севера. На чествование 50-летия Егера приехал Королев. В то время готовился к полету на Луну спутник, на котором находились пятиконечные пластины с гербом СССР и вымпелы. Королев поднялся на трибуну, вспомнил, как вместе с Сергеем Михайловичем работали в «шараге» и что их койки были рядом… «Все у тебя есть, — заметил он, — не хватает только, пожалуй, престижного путешествия. Я дарю тебе два билета на Луну. Хочешь — туда и обратно? А хочешь — с женой только туда». И вручил ему конверт и вымпел. В то время у Сергея Михайловича были очень трудные взаимоотношения с властями, и Королев в шутку намекал: здесь, на Земле, настолько все сложно, что лучше отправиться в путешествие на Луну. Сергей Михайлович, уже будучи ведущим конструктором Ту-154, сожалел, что его имя не осталось ни в одном названии самолета. И вот в нынешнем году его сын — Владимир Егер, директор и главный конструктор ЗАО «Савиат» — завершил строительство по уникальной технологии сельскохозяйственного самолета Е4. В начале сентября он должен подняться в воздух. Есть проект и для Минобороны — разведчик Е-3. Возможно, эти машины положат начало целой серии крылатых тружеников под маркой Егеров — «Е». [b]Владимир ДЕРНОВОЙ[/b]

Новости СМИ2

Алиса Янина

Анти-Грета: у экоактивистки появилась конкурентка

Виктория Федотова

Не портите блинами на кефире ваши отношения

Анатолий Горняк

«Географ глобус пропил»: за что уволили трудовика

Дмитрий Журавлев, политолог

Можно ли считать Эрдогана другом

 Александр Хохлов 

Каждый мужчина должен уметь стрелять

Георгий Бовт

Как высокие налоги мешают нам жить

Мехти Мехтиев

Работы много, народу мало

Солнечное угощение

Талантливый модельер строит успешный бизнес

Любимое варенье писателя

Больше читайте о разных странах и народах