- Город

Манекены 1945 года

Евгений Тишковец опроверг приход ранней весны в Москву

Политологи объяснили слова Зеленского о выборах в Крыму

Что известно о напавшем на прихожан храма в центре Москвы

Протоиерею ответили на слова о «бесплатных проститутках»

Чем опасны конкурсы по скоростному поеданию пищи

Россиянам напомнили о льготах, позволяющих платить меньше за ЖКХ

Новый русский миллиардер. Как Николай Сторонский заработал состояние

Сколько можно заработать в Москве на раздаче листовок

Избившая таксиста участница «Красы России» рассказала об инциденте

«Классическая схема»: как экс-глава управления ФСИН мог пронести пистолет в суд

Политолог объяснил нервное поведение Лукашенко

«Жены готовы умереть за меня»: фрилав-коммуна на Кавказе и другие истории полиаморной любви

«Ей надо сходить в храм»: Губерниев о перепалке Резцовой и Фуркада

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 марта

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

Манекены 1945 года

Паоло Вентура представил в Москве свою «Память о войне»

[b]Одним из первых мероприятий Фотобиеннале-2006 стала небольшая выставка итальянского фотографа Паоло Вентуры «Память о войне» в галерее А3.[/b] Что с первого взгляда напоминают эти снимки? Девушка, одиноко курящая за столиком вокзального кафе на фоне военных плакатов на голой серой стене. Парочка целуется у дверей простонародной траттории, мимо которой проходит солдат с велосипедом. Певец вдохновенно распевает неаполитанскую песню в миланском клубе офицеров... Мирный, уютный, привлекательный мир итальянского города, взорванный кошмаром войны, – сколько раз это было воссоздано в итальянском кино! Мы так давно привыкли к человечности этого мирка, что успели его полюбить. И вот та же реальность снова смотрит с явно срежиссированных фотографий, в которых так точно выверены все детали тогдашнего быта – и колченогие столы тратторий, и старые бутылки с напитками, которых давно не пьют, и убогий интерьер грим-уборной грустного клоуна. Белый, щедро рассыпанный по асфальту театральный порошок действительно похож на рождественский снег в Милане 1945 года. Сперва снимки кажутся кадрами из старых итальянских фильмов. И вдруг переживаешь мгновенный шок. Солдаты, печальные красотки, вытащенная из реки утопленница, веселый тенор, которому война нипочем, старый миланский поэт – все это не люди. Персонажи, к которым, едва всмотревшись, уже успеваешь привязаться – манекены. Обычных пластмассовых кукол в натуральную человеческую величину Паоло Вентура обрядил в одежду сороковых годов и поместил в обстановку тех лет, воссозданную с завидной тщательностью. Но шок сразу уступает место удивлению, а потом и приятию такого метода исторической фотолирики. Изначальная статика фотоизображения, помноженная на статичность манекенов, неожиданно дает ощущение динамики, настоящей живой реальности, окрашенной ярким личным чувством автора. Перед нашими глазами – поэтическая память о том, что не было пережито самим художником, воссоздание чужих и, видимо, очень дорогих воспоминаний. Этим объясняется и неуловимый налет сновидения, окрашивающий вполне бытовые картинки в тона то пронзительно-теплые, топугающе драматичные. На открытии выставки Паоло Вентура согласился дать блицинтервью специально для «Вечерней Москвы». [b]– Обратившись к военной теме, вы намеренно лишаете ее всякой торжественности: это мирная жизнь в военное время. Что означает эта тема лично для вас? Почему вы за нее взялись?[/b] – Меня воспитывала бабушка, обыкновенная миланская женщина, пережившая войну и много о ней рассказывавшая. Мои впечатления о войне основаны на ее воспоминаниях и на старых фотографиях, которые она заботливо хранила. Тогда еще не было фотокамер, не говоря уж о новейшей супертехнике фотосъемки, и солдаты, которым хотелось прислать домой весточку, фотографировались обычно в фотостудиях на фоне искусственных декораций: грубо намалеванные на заднике море, волны, горы или просто дешевый комнатный интерьер. Они позируют, стоя перед аппаратом, как манекены. Я уверен, что и архивы многих русских семей полны таких снимков. В Италии я видел их очень много. Конечно, они производят искусственное, фальшивое впечатление, но это как раз то, что называли тогда «постановочными» фото. В них есть образ времени. [b]– Можно ли понять так, что именно эти впечатления натолкнули вас на мысль использовать в качестве фотомоделей манекены?[/b] – И да и нет. Мне вообще не очень нравится та реальность, которая нас окружает. Я предпочитаю строить свою собственную, изобретать, воссоздавать. [b]– Поразительно, как в ваших снимках передана жизнь вещей. Именно в них чувствуется неподдельный аромат сороковых годов. А старые полусорванные афиши – вы специально наклеивали их на уличные стены и потом так правдоподобно обрывали?[/b] – Да, именно так я и делал: разыскивал старые афиши, клеил на обшарпанные миланские стены и потом отрывал половину, как будто это сделал ветер. Я очень внимательно изучал приметы и мелкие детали того времени. Это занятие очень увлекательное: как будто в доме старой постройки отрываешь обои слой за слоем и смотришь, какие узоры были в моде в 1970-е, в 1960-е, в 1950-е... [b]– Подписывая снимки с персонажами-манекенами, вы ссылаетесь на конкретные события: скажем, некий певец Альдо Скикки исполняет песню перед солдатами. Или снимок поэта такого-то, покончившего с собой тогда-то... Подано, как будто это мировые знаменитости. Вы и точные даты указываете. А между тем имена совершенно неизвестные. Было ли такое в действительности?[/b] – Представьте, нет. Все имена мной вымышлены. Это тоже часть моего мира. [b]– Сейчас снова в моде фотографировать «жизнь врасплох», реальность как она есть. Вы принципиально не хотите этого делать?[/b] – Ну почему же. Я ведь начинал как обычный фотограф. Снимал для журналов, причем довольно долго. А три года назад переехал в Нью-Йорк и создал там собственную студию. Теперь там вся моя жизнь. Сейчас начинаю работу над проектом новой серии: «Детство в Милане». Это тоже будут постановочные снимки, героями многих опять станут манекены. Конечно, я сниму и миланские улицы, старые дома, их быт. Но в основу серии все равно лягут воспоминания и фантазии моих ранних лет, так что это будет мой Милан, с реальным современным Миланом не имеющий ничего общего. [b]На илл.: [i]Танцевальный зал в Милане.[/b][/i]

Новости СМИ2

00:00:00

Алиса Янина

«Вези меня, тварь!»: конфликт барыни и кучера

Алексей Зернаков

Это нужно живым

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Сретение — праздник встречи человека с Богом

Виктория Федотова

Декрет или карьера? Не ваше дело

Анатолий Горняк

Валентинов день: как заработать на романтике

Александр Хохлов 

«Зося» против вермахта

Олег Сыров

Перекусить в Китае: вкусно, грязно, дешево

Элита общества. Судьба страны порой зависит от одной улыбки дипломата

ЕГЭ по английскому. Типичные ошибки

Почему люди бьются током: на детские вопросы на занятиях отвечают ученые

Существованья ткань сквозная. Памяти Бориса Пастернака