- Город

Лёд жизни

Сергей Собянин выслушал просьбы жителей

Заслуженный преподаватель МГУ умер после отравления «Кротом»

Синоптики подсчитали вероятность снега на Новый год в Москве

Стало известно, сколько историк Соколов пробудет в центре психиатрии Сербского

Время творить чудеса: в Москве собрали «Корзину доброты»

США ввели новые санкции против ряда российских компаний и граждан

Спасти еду, чтобы спасти людей

Стала известна стоимость билетов в парк «Остров мечты»

Депздрав посоветовал сбрить бороду и усы в сезон гриппа

Как правильно рассказать ребенку, что Деда Мороза не существует

Названо условие, которое поможет реализовать закон о единой зарплате учителей

Пилотам, посадившим борт с Путиным, вручили пирог от шеф-повара Кремля

Назван главный цвет 2020 года

Алла Пугачева: У меня никогда не было нормальной семьи

Александр Петров впервые опубликовал фото с новой возлюбленной

Лёд жизни

Роман Владимира Сорокина на сцене

[b]Фестивалю NET удалось-таки привезти в столицу новые спектакли самого знаменитого латвийского режиссера [i]Алвиса Херманиса[/i]. Новый Рижский театр показал в Театре им. Моссовета «Долгую жизнь», а в Якут-галерее – «Лед. Коллективное чтение романа с помощью воображения».[/b] Возможно, прохладная реакция зрителей на «Лед» была обусловлена температурой в зале: воздух в помещении был ледяным, и к концу представления у публики зуб на зуб не попадал. Якут-галерея «Газгольдер» располагается у метро «Курская», на территории бывшего завода «Арма» (памятник промышленной архитектуры середины XIX века). Открытые кирпичные и бетонные поверхности зала подходили именно для «Льда», действие которого протекает то на каком-нибудь складе, то в концлагере, то в лубянских застенках. Называя свой проект «Коллективным чтением», Херманис не слишком преувеличивал. Порой актеры действительно неподвижно сидели на стульях, расставленных по периметру круглой сцены, и читали на латышском книжки с надписью «Ledus», предоставляя публике рассматривать картинки в альбомах (каждый зритель получил по три альбома, содержащих фото- и графические иллюстрации к роману). Но в другие моменты на сцене происходило действие, да к тому же весьма эмоционально насыщенное. Это и удивительно – как Херманису удалось сочетать в спектакле концептуальность и эмоциональность. В романе его заинтересовала более всего не любопытнейшая идея, будто люди делятся на братьев Света и мясные машины. И даже не забавная интрига про голубоглазых блондинов, похищающих голубоглазых блондинов. Херманиса сильнее всего увлек описанный Сорокиным процесс постижения человеком извечного. Вот три героя – студент, проститутка и бизнесмен, – которые сталкиваются с чем-то новым, необъяснимым, сверхреальным. Вот персонажи пытаются отмахнуться от полученного опыта, а вот уже понимают, что забыть про него невозможно. И ближе к концу на сцене происходит настоящая религиозная оргия, которую Херманис рисует довольно гротескно. Можно вволю смеяться над этими ползающими на коленях и исступленно обнимающимися людьми, однако не получается: на лицах их – потрясающие улыбки,а глаза лучатся всамделишным светом. Эта двойственность, не позволяющая ни идентифицировать себя с персонажами, ни окончательно отстраниться от них, мучит на протяжении всего спектакля так же, как мучит она за чтением сорокинской «Трилогии». [b]НА ФОТО:[/b] [i]Спектакль как коллективное чтение [/i]

Новости СМИ2

 Александр Хохлов 

Мир, война или стена

Алиса Янина

Раймонд Паулс и навязчивые русские

Камран Гасанов

Владимир Зеленский — человек посередине

Борис Клин

РПЦ и закон о домашнем насилии: что с ним не так

Ирина Алкснис

Мочить террористов в сортире. 20 лет спустя

Анатолий Горняк

Несмешной анекдот про судей

Антон Крылов

«Воинственные русские»: китайцы правы

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Есть ли старцы сегодня?

Екатерина Рощина

Новогодний ад потребления

Кто прав, кто виноват. Хороший юрист не должен давать волю эмоциям

Быстрее всех вырастила микрорастение из пробирки

Пройдя путем героя, начинаешь больше ценить прошлое

Беззаботное счастье царской семьи