- Город

Скромно, по-нашему, по-императорски

Евгений Тишковец опроверг приход ранней весны в Москву

Политологи объяснили слова Зеленского о выборах в Крыму

Что известно о напавшем на прихожан храма в центре Москвы

Протоиерею ответили на слова о «бесплатных проститутках»

Чем опасны конкурсы по скоростному поеданию пищи

Россиянам напомнили о льготах, позволяющих платить меньше за ЖКХ

Новый русский миллиардер. Как Николай Сторонский заработал состояние

Сколько можно заработать в Москве на раздаче листовок

Избившая таксиста участница «Красы России» рассказала об инциденте

«Классическая схема»: как экс-глава управления ФСИН мог пронести пистолет в суд

Политолог объяснил нервное поведение Лукашенко

«Жены готовы умереть за меня»: фрилав-коммуна на Кавказе и другие истории полиаморной любви

«Ей надо сходить в храм»: Губерниев о перепалке Резцовой и Фуркада

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 марта

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

Скромно, по-нашему, по-императорски

[b]Борис Акунин в романе «Коронация, или Последний из романов» предложил свою версию Ходынской трагедии в Москве. Версию, разумеется, детективную, построенную на допущениях, которые детектив не только приемлет, но и приветствует. Вместе с тем этот жанр не терпит ошибок к деталях. Например, как проходил ужин в Грановитой палате Кремля в честь нового императора Николая II. Что ели, что пили...[/b] Гоф-фурьер Афанасий Зюкин, «преданный без лести» семье великого князя Георгия Александровича, ехал в Первопрестольную на коронационные торжества с настороженностью: а ну как разместят москвичи тесно, слуг не дадут? Так и вышло. Пришлось Зюкину, ведавшему и питанием августейших особ, изрядно потрудиться. Справился. Первый завтрак на московской земле был хоть и без изысков, однако пристойным: [i]паштет из бекасов, пирожки со спаржей и трюфелями, расстегайчики, заливное, рыба, копченые пулярки и фрукты на десерт.[/i] Жаль, без горячего. Все эти бытовые неурядицы были ничтожны с настоящей бедой – похищением Михаила Георгиевича, сына великого князя. А потребовали изверги за возвращение отпрыска алмаз «Орлов». А потом так закрутило Афанасия Зюкина на пару с отставным статским советником Эрастом Петровичем Фандориным, что только держись. Мало, преступника не поймали – сами под подозрением оказались! А развязка уж близко... И тут Фандорин куда-то исчез, оставив Зюкина дожидаться от него вестей. Чтобы скрасить ожидание, гоф-фурьер стал просматривать прессу, очень расстроился после статьи в «Московской иллюстрированной газете». Редакция, которой явно запретили живописать смертоубийство на Ходынском поле 18 мая 1896 года, в отместку воспроизвела меню ужина в Грановитой палате: [i]«Бульон Лукулловый. Пирожки разные. Холодное из рябчиков по-суворовски. Цыплята на вертеле. Цельная спаржа. Мороженое. Десерт».[/i] Конечно, Зюкин понимал, что меню по случаю печальных событий самое скромное. Ни осетров, ни фаршированных фазанов, ни даже белужьей икры. Спартанская трапеза! Приглашенные на ужин высокие особы это оценили. Но зачем печатать такое в газете, для многих читателей которой и колбаса «собачья радость» – лакомство? У любой истории есть конец. Не спасли Фандорин и Зюкин августейшее чадо, но с похитителем покончили и «Орлова» уберегли. За этот подвиг гоф-фурьер был пожалован из императорских рук бриллиантовой табакеркой, наградными в 10 000 рублей и назначен заведовать всем штатом придворных служителей с новым званием – камер-фурьера, а это много круче титулярного советника, армейского штабс-капитана или флотского лейтенанта будет!

Новости СМИ2

00:00:00

Алиса Янина

«Вези меня, тварь!»: конфликт барыни и кучера

Алексей Зернаков

Это нужно живым

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Сретение — праздник встречи человека с Богом

Виктория Федотова

Декрет или карьера? Не ваше дело

Анатолий Горняк

Валентинов день: как заработать на романтике

Александр Хохлов 

«Зося» против вермахта

Олег Сыров

Перекусить в Китае: вкусно, грязно, дешево

Элита общества. Судьба страны порой зависит от одной улыбки дипломата

ЕГЭ по английскому. Типичные ошибки

Почему люди бьются током: на детские вопросы на занятиях отвечают ученые

Существованья ткань сквозная. Памяти Бориса Пастернака