Виктор Хворостян: Хотелось бы, чтобы молодое поколение было в здоровом теле и в здравом уме

Виктор Хворостян: Хотелось бы, чтобы молодое поколение было в здоровом теле и в здравом уме

Общество

[i]Он сам себе покупает костюмы, гладит рубашки, с удовольствием гуляет с немецкой овчаркой, любит читать публицистику Леонида Млечина. Правда, все это удается делать в те редкие свободные часы, которые остаются после службы. А служит[b] Виктор ХВОРОСТЯН [/b]– главным наркополицейским Москвы. Официально его должность называется «начальник Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков РФ по городу Москве».[/i]– Мой путь в службу по контролю за оборотом наркотиков был долог, – рассказывает Виктор Хворостян. – После окончания высшего пограничного училища и ВКШ КГБ СССР работал в органах государственной безопасности, налоговой полиции, возглавлял Управление собственной безопасности Министерства юстиции, Управление по борьбе с контрабандой Государственного таможенного комитета. А в 2004 году стал начальником Управления по борьбе с накробизнесом в столице.[b]– Ожидали такого назначения?[/b]– Честно говоря, нет. Опыта оперативно-разыскной работы было много, а вот практики в деле борьбы с наркобизнесом практически никакой. Лишь однажды, еще работая в органах госбезопасности, столкнулся с ситуацией, на первый взгляд, не имеющей отношения к наркотикам. Мы проверяли информацию о том, что солдатик в одной из воинских частей пытался вскрыть ружейный арсенал, но у него ничего не получилось – не смог попасть ключом в замочную скважину.Оказалось, он накурился марихуаны и хотел добраться до оружия. Стали выяснять, откуда взялись наркотики, и вышли на канал их доставки. Тогда изъяли несколько мешков с марихуаной. Правда, куда их дели, не помню.[b]– Точно, не выкурили?[/b]– Если бы выкурили, я бы здесь не работал. Я вообще за свою жизнь даже сигареты курил только один раз, лет в двенадцать. Прикурил сразу шесть штук, помните, были такие «Спорт» за 6 копеек. Начал затягиваться. Стало так плохо, что выбросил их и сразу нырнул в море.[b]– Можно ли сегодня назвать наркоманию главной угрозой национальной безопасности страны?[/b]– Мы ловим шпионов, выявляем коррупционеров, пресекаем экономические преступления, но, если не поставить заслон организованной наркопреступности, может наступить время, когда некому и некого будет ловить – общество деградирует. Сейчас возраст так называемой первой пробы снизился с 19 до 13 лет. Но ведь эти подростки – поколение, которому принадлежит наше будущее. И хотелось бы, чтобы молодое поколение было в здоровом теле, в здравом уме и могло здраво мыслить.[b]– Какова статистика распространения наркомании в стране?[/b]– Министерство здравоохранения называет цифру 6 миллионов наркоманов в России. Здесь и те, кто регулярно употребляет наркотики, и кто хотя бы раз их попробовал.[b]– Это официальные данные. По вашему мнению, их больше?[/b]– Надеюсь, это более-менее точные цифры. В прошлом году в России от передозировки наркотиками умерло около 100 тысяч человек. В позапрошлом году эта цифра составляла 70 тысяч человек. У нас в автомобильных авариях гибнет в год 35–40 тысяч человек. А от наркотиков – почти в три раза больше.[b]– В последнее время медики начали говорить, что ситуация с ростом наркомании начинает потихоньку стабилизироваться.[/b]– Есть информация, что в семи округах столицы количество лиц, поставленных на учет, стало сокращаться.Могу сказать, что объем наркотиков, поступающих в Москву, в этом году сократился. Наши сотрудники работают достаточно профессионально. Кроме того, Московский городской суд ужесточил свою позицию по отношению к наркопреступникам: их привлекают к ответственности на более длительные сроки. Условной мерой наказания теперь им не отделаться.[b]– О крупных процессах, как в Колумбии, где задерживают наркобаронов, в России почему-то не слышно. Но есть ли у нас свои акулы этого бизнеса?[/b]– Таких гигантов, как в Колумбии, думаю, нет. Наши крупные торговцы наркотиками сидят, как правило, за границей России, в связи с чем привлечь их к ответственности крайне сложно, поскольку они все делают руками своих помощников. Кроме того, у этих людей есть самое современное техническое оборудование, значительные финансовые средства.[b]– О задержании огромных партий наркотиков у нас тоже не слышно…[/b]– Серьезные успехи в Управлении есть, но говорить о них пока рано. По многим причинам. Во-первых, процесс разработки организованной группы, занимающейся транспортировкой и распространением наркотиков, довольно длительный. Случается, конечно, что нам удается задержать крупную партию и организаторов поставок в максимально короткие сроки. Во-вторых, мы стараемся не афишировать некоторые громкие дела, чтобы не подставлять людей, которые нам помогают. Не секрет, что у наркобизнеса есть своя разведка, контрразведка. И они читают, анализируют информацию, публикуемую СМИ, сопоставляют факты, события, действия. Поймите, что наркосообщества – это очень организованные, жесткие и даже жестокие группировки.[b]– А наркогруппировки пытаются внедрить к вам своих людей?[/b]– Есть информация, что они начинают вербовать себе помощников из числа школьников старших классов или курсантов военных и милицейских вузов. К счастью, наша служба собственной безопасности тоже не дремлет.В 2004 году уволили либо привлекли к уголовной ответственности около 30 сотрудников. Прошлый год был более благополучным. Из ярких примеров: задержали следователя, который сбывал около 600 граммов героина. Остальные случаи не столь серьезны.[b]– И все же, какие партии наркотиков удается задержать?[/b]– В среднем мы ежедневно задерживаем около десяти-пятнадцати распространителей наркотиков и изымаем у них героин, марихуану, синтетические наркотики. Партии самые разные – от одного грамма до сотен килограммов.[b]– Чего управлению не хватает для еще более эффективной работы?[/b]– Многого, но самое главное – молодых специалистов. Ведь годами проверенные опытные сотрудники не вечны, кто-то должен прийти им на смену. А пока в системе среднего профессионального и высшего образования нет специального учебного заведения, готовящего кадры для наркополиции. А потребность в таком учреждении уже назрела.[b]– Откуда в Россию поступают наркотики?[/b]– Из Прибалтики и Белоруссии – синтетические наркотики. Марихуана и героин – в основном с наших южных границ – из Средней Азии. Но партии «травки» приходят также и с Украины, и Молдовы.[b]– Говорят, наркодилеры, чтобы втянуть в свои сети как можно больше клиентов, придумывают разные хитрости: бесплатно раздают первые дозы, в школах распространяют конфеты с наркотиками?[/b]– Что касается конфет, то мы таких фактов пока не фиксировали. Хотя до недавнего времени влияние наркопреступности на школы действительно ощущалось. Но сейчас совместно с ГУВД г. Москвы, различными подразделениями правительства Москвы, нам удалось очистить средние учебные заведения от этой гадости. Представители нашего управления совместно с сотрудниками московской милиции, департаментов образования и здравоохранения проводят рейды в школах. С прошлого учебного года во всех учреждениях образования введены должности заместителей директоров школ по безопасности. В их обязанности входит в том числе и отслеживать, чтобы наркотики и другие психоактивные вещества в школы не проносились.[b]– В советские времена чекисты работали с беспризорниками. Было это и в 70–80-е годы. Сохранилась ли эта традиция в наше время?[/b]– У нас есть соглашение с ГУВД г. Москвы, по которому мы принимаем участие в совместных рейдах на вокзалах, осматриваем подвалы и чердаки домов. Главная задача – вытащить мальчишек и девчонок из той клоаки, в которую их погружает жизнь на улице. Среди этих подростков есть и наркоманы, и распространители наркотиков.ФСКН России в рамках Общероссийской программы «Неприкосновенный запас – дети России» уже около двух лет проводит детско-юношеский спортивный лагерь «Юный спецназовец», где побывали уже более 120 детей и подростков из детских домов, школ-интернатов, церковно-приходских приютов и групп социального риска в возрасте от 10 до 17 лет. В «Юном спецназовце» ребятам помогают получить эмоционально-волевую и физическую подготовку, а также формируют патриотические и нравственные качества защитника Отечества.[b]– Кстати, о детях. Ваш сын – один из участников проекта «Фабрика звезд-6». Вы не были против его экспериментов?[/b]– Алексей учился в Суворовском училище, потом – в Российской правовой академии. По профессии он юрист. С детства сын пишет стихи и музыку. Но я всегда был против его участия в шоу-бизнесе. 21 февраля этого года мне звонит жена и говорит: «Ты знаешь, Лешка-то где? На кастинге в «Останкино», проходит пробы на «Фабрику звезд». Он там 1327-й в очереди». Я успокоился. Думаю, раз больше тысячи претендентов, явно не пройдет. А он прошел и оказался на «Фабрике звезд». Когда ушел оттуда, конечно, расстроился, но в финальном концерте участвовать будет.[b]– Свое будущее он собирается все-таки связать с шоу-бизнесом?[/b]– После концерта посмотрим.[b]– У вас есть немецкая овчарка. Успеваете с ней гулять?[/b]– Не всегда. Но у меня есть кому с ней гулять: жена, дочь, сын, внук.[b]– Чем занимается дочь?[/b]– Окончила юридический и экономический вузы. Работает юристом.[b]– А жена?[/b]– Она медик. Пока дома.[b]– Что главный наркополицейский столицы предпочитает делать в свободное время?[/b]– Хотелось бы, чтобы свободного времени было больше. Иногда выезжаем на природу с друзьями, ходим в кино. Предпочтительно – на российские фильмы. Стараюсь побольше читать, в основном исторические произведения. Сейчас читаю Леонида Млечина «Смерть Сталина». Многое из того, что мы имели при социализме, не было плохо. Особенно отношение к молодежи, ее воспитание.

Google newsGoogle newsGoogle news