пн 23 сентября 13:09
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Брюс любит кашу, но почему-то не ест

Брюс любит кашу, но почему-то не ест

Путь воина выбирают с детства

[i][b]Как воспитывал своего отпрыска Паганинистарший, мы примерно знаем: розги, темный чулан и скудная еда. Это то, что необходимо для роста таланта, считал отец гения. И строго следовал этим постулатам. Помню, моя сестра обильно лила слезы на подушку, читая про детство великого скрипача… [/b] С [b]Брюсом Хлебниковым [/b]такие номера не пройдут. Во-первых, он уже давно «встал на путь воина». А какой же воин, пусть ему и всего девять, позволит подвергнуть себя порке?! А главное — в семье совершенно не приемлют подобных методов воспитания. Здесь другой стиль отношений — доброты и взаимопонимания. Ко всему прочему, Брюс ничего и никого не боится. Абсолютно. И если бы ему купили хоть какой-нибудь завалященький мотоцикл, готов прямо сейчас идти в каскадеры. У него характер победителя, и красный пояс по ушу дан за дело. На последнем первенстве России он занял третье место, выступая среди… юниоров. Представляете, мальчик? Кладет на лопатки (образно в ушу этого не требуется) парней вдвое старше себя. А еще он ходит на руках по битому стеклу и выдерживает на мостике своего нехилого тренера (под 110 кг). Сила удара его руки достигает 300 кг, в Академии физкультуры измеряли.[/i] Так что меры воздействия к нему надо выбирать деликатно. Очень деликатно, я бы сказал. Впрочем, Брюса практически ничего не заставляют делать против его воли. Вот разве что грелки резиновые надувать. И он их так надувает, что те лопаются, как воздушные шары. Но, по-моему, ему это даже нравится. Уже штук тридцать в клочья разорвал на различных показательных выступлениях. Между прочим я держал в руках то, что остается после «надувательства» Брюса. Пробовал растянуть кусок резины. Не получилось… [b]— Трудно ли разорвать грелку? [/b] — Трудно. Но не очень, — солидно отвечает Брюс. Он вообще не слишком разговорчив с посторонними. И предпочитает удивлять действиями, а не словами. Что у него неплохо получается. Разбить стопку кафельных плиток для него — не проблема. Проблема — с кафелем. «В ванной комнате уже вся стена ободрана, — признается мама Нелли Александровна. — А что делать? Корреспондентам вынь да положь кадр для снимка. У них же всегда номер горит. Теперь к нам друзья идут в гости со своей плиткой. Знают — лучший подарок». Исподволь рассматриваю «пещеру воина». Его обитель скромна, как келья тибетского монаха. За исключением, может быть, компьютера — приметы сегодняшнего времени. А так особенно не разбежишься: стол, кровать — и никакого тебе полигона для бесконечных тренировок. Между тем достижения его впечатляют. Когда я впервые прочитал о рекордах Брюса, то почувствовал легкое недоверие, местами переходящее в потрясение. На сегодня наш «крепкий орешек» отжимается на кулаках 150 раз, приседает на одной ноге 60 раз. Он легко (не спешите подражать, господа!) исполняет такой номер: поперечный шпагат между стульями с грузом 80 кг (смотрите фото, только представьте еще по бокам устроившихся на его растянутых ногах двух парнишек по 14 лет). В коэффициентном отношении (по пропорции весов) — это абсолютный мировой рекорд. Гирю в 8 кг юный Хлебников толкает 350 раз. Как прокомментировал это мой знакомый: «Да я пустой стакан столько не подниму». Феномен, он и есть феномен. Брюс способен протащить на несколько метров зубами за трос легковушку с четырьмя взрослыми пассажирами. «В нем редкое, редчайшее даже, сочетание силы и гибкости, скорости и выносливости, — говорит его наставник Алексей Артюхов. — Специалисты спортивной медицины тоже поражаются: должно быть что-нибудь одно, либо — либо. А тут такой уникум». Впрочем, даром Брюсу ничего не дается. Ежедневные тренировки от полутора до трех часов. Без выходных. Он практикует различные школы восточных единоборств — «Шао-Линь», «Тунбэй» и другие. Это упорный труд. Однако не надо думать, что тренировки для него — каторга. Важно, как они построены. — Занятия у нас рассматриваются как комплекс мышления и действия, — рассказывает Артюхов. — Дети развлекаются, играя в спорт. Сами придумывают, во что им играть. А уж мы соглашаемся или нет. Так они получают необходимый опыт познаний под присмотром грамотных специалистов. И все это чередуется с серьезными фрагментами тренировок, разучиванием сложных актов. Заметим, что попутно ребята приобретают и усваивают много полезных навыков, укрепляют здоровье. У них развивается память Штирлица. Что не удивительно, ведь им приходится запоминать столько упражнений, движений, и все непохожие. Вот и Брюсу, по словам мамы, стоит только на ночь почитать стихи, он запоминает их раз и навсегда. Правда, до своего знаменитого однофамильца, Велимира Хлебникова, стремившегося создать язык грядущего свободного человечества, Брюс пока не добрался. И вообще, читать еще не очень любит — компьютерно-киношное поколение. Но тренер полагает, что это временно. Артюхов мечтает из своих учеников сотворить отнюдь не ниндзь, а разносторонних личностей, духовно и физически богатых. Поколение ХХI века. Алексей входил в сборные страны по легкой атлетике (десятиборье) и альпинизму. Был в числе первых, кто преодолел горные перевалы — Цельский, Эльбрусский — на велосипедах. Активно увлекался культуризмом. Что ж, у незаурядного ученика должен быть незаурядный тренер. Или наоборот? Артюхов — президент Российской федерации «Ушу «Тунбэй». Официальный представитель знаменитой китайской школы «Кулак фамилии Ма», возглавляет дочернее, так сказать, предприятие. Эта школа дала миру много непревзойденных мастеров. Посмотрим, что выйдет из Брюса. Давний спор у них идет с каратистами. Отношения — дружески-ревностные. Все-таки разные принципы исповедуют. Встречаются редко, но иногда все же пересекаются. И тут уж положусь на слово тренера. Два поединка подряд с представителями карате, которые были постарше его, Брюс выиграл без затей, хотя даже всех правил не знал и никогда в контактных поединках прежде не выступал. Есть и видеокассета, где он разбивает сложенные вместе две доски-тридцатки. Там же каратисты долго и упорно мучились над этими досками по отдельности. Вот вам и бесконтактное ушу. Но, собственно, контактные схватки — то, против чего активно настроен Артюхов. Это портит технику, превращает искусство в драку. Особенно на мальчишеском уровне. Отцом восточного боевого искусства для Брюса стал… видеомагнитофон. И скорее всего вторым словом после «мама» у него было «иай!». А уж первый увиденный им фильм был точно, свидетельствует мама, картиной с Брюсом Ли. С двух с половиной лет наш юный супермен, стоя перед экраном, обезьянничал, копируя культовых героев кунг-фу и карате, впитывая их боевой дух и разучивая устрашающие крики. До поры дети воспринимают только зрительный ряд. Они познают мир глазами, ну еще наощупь, на вкус. Слушать начинают значительно позже. Человек же формируется, по некоторым данным, на 99 процентов в возрасте до семи лет. Как ни печально, на совершенствование во всей остальной жизни нам отводится всего ничего. Артюхов, например, в свой центр в порядке эксперимента принимает с трех лет. Брюс начал позже, но в пять лет уже получил свой первый пояс — желтый. Потом последовательно — оранжевый, синий и красный. Пока остался недостигнутым пояс цвета ночи. Но уникум не задирает нос, не задается. Возможно, дают о себе знать ростки восточной философии, заложенные тренером: придерживаться золотой середины, не гневаться и не восхищаться чрезмерно. Он дружит с одноклассниками («кроме одного»). Нормально учится. Есть любимые (история) и нелюбимые (математика) предметы. Я решил выяснить кулинарные привязанности Брюса, узнать, какова же она, настоящая пища воина. «Что я люблю больше всего? Кашу… Только я ее не ем», — с детской непосредственностью отвечает он. Из того же «кино» следующие вопрос-ответ. [b]— А как тебе китайская кухня? [/b] — Обожаю. Что именно? Выясняется, что все равно, лишь бы есть деревянными палочками. Ребенок? Да, только этот ребенок может, уперев в собственное горло, сломать китайские палочки, как соломинки. Сами китайцы в «Пекине» восторженно аплодировали ему стоя. А он ничего сверхъестественного в том не видит: ну вот такой-то же ломает. Под таким-то подразумевается вице-чемпион страны по пауэрлифтингу, мужик за сто килограммов весом. А для себя я так и не понял, кто он больше — ребенок или взрослый? Даже за обеденным столом Брюс не расставался с желто-черной плюшевой осой. Ребенок? Но он уже знает от тренера, что в бою надо «порхать, как бабочка, жалить, как оса». Согласно афоризму великого боксера Мохамеда Али. Напоследок меня угостили еще одной занятной историей. Как-то они познакомились с генерал-полковником казачьих войск. Неизвестно, кто ему присвоил высокий чин, но мужчина был здоровый. Слово за слово — устроили спарринг. Брюс победил. Генерал не поверил: «Что-то не то». Повторили. Результат тот же. Потом он приезжал к Хлебниковым домой со своими то ли степными, то ли ночными «волками», учениками. Перед уходом рискнул снова посоперничать с Брюсом. И опять проиграл. Как человек догадливый я сразу понял некую подоплеку рассказа: а не хочется ли мне самому испытать? Лицо терять стыдно. Вспоминаю свою юношескую специализацию в легкой атлетике и делаю ход конем: мол, вот если бы состязание проходило в беге… Но и тут попадаю впросак. Брюс в нынешнем году взбегал на Останкинскую телебашню, был самым юным участником традиционных соревнований. Знаете, сколько там ступенек? И меня это не сильно радует. Впрочем, если будет работать лифт, у меня появится шанс…

Новости СМИ2

Игорь Воеводин

За слова придется ответить. Всем

Ирина Алкснис

Москве есть чем ответить критикам

Оксана Крученко

Как экономия вправляет мозг

Лера Бокашева

Злые соседи «Доброго дома»

Никита Миронов  

Гостиницы выгодны не только туристам

Сергей Лесков

Долгая дорога к Храму

Георгий Бовт

Газовая война между Россией и Украиной: кто «моргнет» первым?