Мыло на завтрак

Культура

Эти ленты не загнали в «Тедди Twenty Tribute» – фестивальную резервацию для нетрадиционно ориентированных граждан. Может, потому, что тема трансформации полов и их взаимоотношений послужила поводом для откровенного разговора об одиночестве человеческих душ? Конкурсное «Мыло» – дебютный полнометражный фильм датчанки Перниллы Кристенсен, снятый под эгидой датского Института кино и спродюсированной компанией «Nimbus», известной по фильмам Томаса Винтерберга.И тень «Догмы» незримо витает над стилистикой картины – очень камерной. Действие происходит в двух квартирах и захватывает нескольких персонажей, не считая собаки. Черно-белые авторские вставки, излагающие вкратце ход сюжета, придают истории и ритм, и документальную достоверность, а цветущие яблони – сентиментальную трогательность.Главной героине Шарлотте – тридцать с хвостиком. А внешне – все сорок пять. Камера медленно и беспощадно бродит по ее телу, любуясь морщинками, широкими плечами и прочими несовершенствами фигуры и лица героини, лишенного косметики. Что особенно странно: она вроде бы владелица клиники красоты. Но вряд ли ей поможет даже самый дорогой макияж.Печать личного несчастья и одиночества просто горит у Шарлотты на лбу. Она даже не пытается распаковать коробки с вещами в своей новой квартире. Здесь, среди голых стен, героиня встречается с мужчинами, которые не способны даже передвинуть кровать. Вот тут-то и приходит на помощь Вероника – соседка этажом ниже. Она, правда, скорее не соседка, а сосед, но с нежной душой, взращенной на мыльных операх.Два одиночества не дают друг другу погибнуть в прямом смысле слова – Шарлотта спасает Веронику, когда та совершает попытку суицида. А та, в свою очередь, заступается за подружку отнюдь не по-женски, врезав в челюсть ее распоясавшемуся экс-бой-френду. Вероника, это странное существо, одетое как девочка-подросток, дарит необходимое тепло и поддержку героине. Любовь, столь похожая на дружбу настигает героев внезапно и неотвратимо. Блестящий дуэт Дэвида Дэнсика и Трин Дирнхолм придает фильму, снятому за 6,7 миллиона датских крон, особый шарм. Режиссер поставила смелый эксперимент, решив проанализировать природу мужской и женской сексуальности.– Я пыталась сфокусироваться на сексе и любви, – говорит Кристенсен. – Я пыталась исследовать невозможную любовь. Пыталась напомнить нам о наших ощущениях, вслед за которыми приходят чувства.А показанный в «Панораме» «Завтрак на Плутоне» ирландца Нила Джордана («Ангел», «Интервью с вампиром», «Хороший вор») продолжил тему. Фильм – экранизация известного романа Патрика МакКейби и, подобно книге, остроумно поделен на главы.Герой на этот раз – молодой трансвестит Патрик Браден, живущий в ирландском городке Париш. Лицо реальное: «Котенок», Киттен, который в конце 1960-х приехал из Ирландии в Лондон, где стал широко известен в узких кругах в районе Пикадилли.Герой – незаконнорожденный сын священника, обделенный материнской заботой. Но природный оптимизм, остроумие и шарм помогают выжить в самых критических ситуациях. Его идеей фикс становятся поиски матери, леди Фантом.На пути к ней он встретит немало неожиданностей и странных людей – вроде обкуренных рокеров, пригласивших его позавтракать на Плутоне или функционеров ИРА. Везде его спасает быстрая реакция: «Зачем вам педик, когда вы можете убить кого-то другого?» – так герой пытается переубедить своих мучителей-террористов.Комедия, нашпигованнная остроумными сценами и блестяще выписанными диалогами, может многое поведать об особенностях ирландского юмора.Но главная удача – сверхартистичный Силлиан Мерфи («28 дней спустя», «Холодная гора», «Бэтмен: Начало» и др.) в роли Патрика. Изяшное кокетливое существо с гибкой пластикой демонстрирует тотальную женственность, доведенную до абсурда в жестоком мире мужчин.В итоге слава Берлинале как главного фестиваля для сторонников однополой любви и приверженцев нетрадиционной сексуальной ориентации в очередной раз подтверждена.[b]Берлин[/b]

Google newsGoogle newsGoogle news