Опрос «ВМ»

Общество

[b]Борис ВАСИЛЬЕВ,писатель:[/b]Я категорически против того, чтобы поисковые отряды, работающие по всей стране, исчезли. Ради памяти павших, ради всего, что есть святого, – мы не должны этого делать! Потому что тогда нарушится историческая целостность. Этого нельзя допустить. И потом, мы единственная страна в мире, где не похоронено такое огромное количество погибших. Слухи о криминале вокруг воинских захоронений – просто глупости. Ну, скажите, кому нужна проржавевшая винтовка? Кто даст за нее огромные деньги? Ведь сейчас любое оружие купить не проблема. Я категорически против этой идеи.[b]Алексей СИГУТКИН,заместитель председателя Комитета по обороне Госдумы:[/b]Нужно искать, возвращать из небытия погибших на полях сражений. И то, что это не было организовано сразу после войны, не красит всех нас, живущих в России. Задача государства – найти, захоронить, опознать всех тех, кто отдал свою жизнь за победу. Остальные могут только помогать. Я против тех, кто занимается раскопками ради корысти, но поддерживаю тех, кто ищет ради возвращения имен.Министерство обороны выступило с инициативой создания специальных частей, занимающихся именно раскопками. Первый батальон создан в Ленинградской области и в начале июня 2006 года он начнет раскопки в Новгородской области.[b]Рой МЕДВЕДЕВ,историк:[/b]Поисковые отряды появились давно. Помню, когда я в 1955 году работал в сельской школе на Карельском перешейке, у нас по решению комитета комсомола был создан такой отряд.Правительство и государственные структуры не должны вмешиваться в эту работу. Поиском должны заниматься общественные организации, как это делается во всех европейских странах. Были попытки наших военных, например, маршала Гречко, взять поиски под свою опеку, но из этого ничего не вышло. Нам еще долго заниматься подобными печальными делами. Во время тотальных войн всегда остается много не захороненных солдат. Кстати, такая же проблема стоит и в Германии. Там тоже до сих пор не похоронен последний солдат. А что касается черных копателей, то криминал неизбежен. И вот тут-то и нужна четкая государственная политика и серьезное наказание за подобные деяния.[b]Евгений ИХЛОВ,руководитель информационно-аналитической службы Общероссийского движения за права человека:[/b]Общеизвестно, что война кончается тогда, когда погребен последний солдат. Обратите внимание, что ни одно событие, ни одна битва не отмечается с таким размахом в течение такого большого исторического периода. Эта победа была важнейшим событием столетия для нашей страны. Государство установило культ этого праздника, с размахом отмечает День Победы, но в то же время по отношению к погибшим не прикладывает заметных усилий. Я не представляю такой ситуации, когда бы под Верденом случайно нашли останки погибших солдат. У нас это часто происходит – сошел снег, и на берегу реки оголяются кости погибших. Я считаю, что установление памятников, архивные поиски – дело государства, но поскольку оно этим не занимается, то это должны на себя взять гражданские организации.[b]Сергей Алексеевич ПОПОВ,депутат Госдумы:[/b]У меня на территории округа, в Петербурге, есть такие отряды. Часто с высоких трибун повторяют ставшую расхожей фразу: «Пока не похоронен последний солдат, война не закончилась». Но если само правительство не в состоянии организовать работу по поиску и захоронению солдат Второй мировой войны, то разве можно запрещать работу поисковиков?[b]Наталья БАСОВСКАЯ,проректор РГГУ:[/b]Я помню, у нас в университете были такие отряды. Их создали и в них работали ребята с идеей. К сожалению, такой молодежи осталось мало. Я бы сто раз подумала, прежде чем принимать решение о ликвидации поисковых отрядов. Лучше бы им помогали.

Google newsYandex newsYandex dzen