Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Жизнь в большом городе

Общество

[b]Краткое содержание предыдущих серий[/b][i]Семья Кирилиных – супруги Ольга (27 лет) и Сергей (29), Олины сестра Люба (14) и брат Ваня (12), сыновья Никита (9 лет) и Женя (4 года) – живет в двухкомнатной квартире в панельной пятиэтажке на востоке Москвы. Сергей работает в автомагазине, Оля следит за домом, а дети беспрестанно шалят. Нехватка денег в этой семье компенсируется любовью и отличным настроением. Последней новостью у Кирилиных стала покупка машины. Сергей взял в банке кредит в сумме 110 тыс. рублей, который он будет выплачивать в течение 5 лет (по 3,5 тыс. ежемесячно), и стал счастливым обладателем малиновой «Нивы». Когда через неделю после покупки автомобиль сломался (а всю неделю Сергей только и делал, что занимался машиной, совсем забросив семью и домашнее хозяйство), Ольга не выдержала и ушла из дома к сестре на целых три дня. Семья была на грани распада, однако Серега нашел в себе силы и починить машину, и помириться с женой.Очередная проблема пришла в семью Кирилиных неожиданно вместе с повзрослевшей Любой. В январе Олиной сестре исполнилось 14 лет. В начале февраля Люба уже получила самый важный в жизни документ – паспорт, а Оля решила по этому поводу устроить дома праздник. Любе, как большой, налили бокал пива. Потом еще один…[/i]Гости уже давно разошлись, а мы с Ольгой все сидели на кухне и слушали откровения ее младшей сестры. Люба рассказывала о том, как хорошо прошлым летом ей отдыхалось в пионерском лагере. Как весело мальчишки и девчонки пили портвейн и курили сигареты вместе с вожатыми, а потом бегали по ночному лесу, валялись под кустами и все такое прочее….Оля была в шоке, но виду не подавала, чтобы не спугнуть разговорившуюся сестру. Только спросила в конце: «И ты тоже все это делала?» Люба клятвенно заверила, что она, конечно же, не такая. Позже мы с Олей нервно курили на лестнице и вспоминали собственные 14 лет. Нет, мы тоже не были пай-девочками, но в пионерлагерях не пили и не курили – это точно. В итоге мы сошлись на том, что все, о чем рассказывала Люба, как-то нездорово и не очень нормально для 14-летней девочки и надо что-то делать.…В 1998 году после неожиданной смерти мамы (она умерла от сердечного приступа прямо в поезде по дороге в родную деревню Бежин Луг) Ольга осталась одна с тремя детьми на руках. Сыну Никите было 4 года, брату Ване – 6, сестре Любе – 8 лет.Самой Оле едва исполнилось 22 года. Какой метод воспитания могла она предложить детям? Конечно, самый распространенный – метод «кнута и пряника». Получил в школе пятерку, убрался в комнате – молодец, возьми конфету и иди гулять. А если двойка или кровать не убрана – никуда не пойдешь и конфет не получишь. Дисциплина и строгость, и еще раз строгость и дисциплина.Только так Ольге удалось заполучить и удержать безусловный авторитет взрослого человека, главы семьи среди многочисленного подрастающего поколения. Основой же воспитания всегда служило абсолютно одинаковое отношение ко всем детям – даже к маленькому Жене, который родился у Оли в 1999 году. Отбой в 9 часов – для всех без исключения, яблоки с рынка – всем одинакового цвета и размера, новые кроссовки – обязательно 4 пары.И все же к сестре Любе у Ольги всегда было особое чувство. Во-первых, она старшая из всех детей, во-вторых, единственная девочка. С нее Оля больше требовала, но ей же и больше давала. «Я была счастлива, когда сестра появилась на свет, – рассказывает Оля, – нянчилась с ней, кормила, купала… Даже с друзьями перестала гулять, все свободное от уроков время старалась посвятить Любе – мне это было приятно и интересно. Когда мы остались без мамы, я именно ей уделяла больше всего внимания, даже с собственным сыном я столько не занималась, сколько с сестрой».Люба всегда старалась соответствовать требованиям сестры. Она хорошо (без троек) училась, исправно выполняла все домашние обязанности – каждое утро варила кашу на всю семью, два раза в неделю становилась к утюгу и переглаживала все детские вещи, раз в неделю делала генеральную уборку квартиры...«Я знала, – говорит Оля, – что когда-нибудь это кончится, она не выдержит, взбунтуется».И вот этот момент настал, Люба не выдержала. После того знаменательного разговора на кухне Ольга решила идти ва-банк, причем испытанными методами. Любе она заявила: «В мае я собиралась взять тебя в путешествие в Турцию. Но если я узнаю, что ты куришь, если ты вернешься с прогулки позже восьми вечера, если дома будет не убрано, а белье не поглажено – ты никуда не поедешь». И Люба замкнулась. Нет, она по-прежнему выполняла все указания сестры – она же хочет поехать в Турцию! – но без былого энтузиазма, как бы из-под палки. Если раньше, когда Оля ее ругала, она искренне просила прощения, то теперь – стоит с крепко сжатыми губами, смотрит в пол и старается побыстрей уйти.Поняв, что прежние приемы воспитания уже не действуют на сестру, Оля пошла в школу. Дело в том, что директор школы Елена Эдуардовна Беликова является для Любы вторым, после Ольги, авторитетом.Елена Эдуардовна объяснила Ольге, что пока особых поводов для беспокойства нет – учится Люба по-прежнему хорошо, ведет себя удовлетворительно, с одноклассниками общается доброжелательно. «Ты знаешь, – сказала мне потом Оля, – а я ведь только сейчас задумалась: почему она ни разу не приглашала подруг из школы к нам домой? Я ведь никогда ей этого не запрещала. Зато девочки из того самого пионерлагеря постоянно у нас околачиваются». Она спросила директора школы: «А может, мне запретить ей ездить в этот лагерь?» – но мудрая Елена Эдуардовна сказала, что на крайние меры идти не стоит. И вообще, сказала директор, пора тебе, Оля, пересмотреть свои отношения с сестрой и методы ее воспитания. У Любы, говорит, сейчас сложный период – переходный возраст.Оля вернулась домой, посадила сестру рядом с собой, взяла за руку и сказала: «Давай-ка поговорим». И они поговорили…Оказалось, что девочки из лагеря такие же, как и сама Люба, сироты (путевки в лагерь Ольга получает через собес), и поэтому с ними ей общаться гораздо проще, чем с одноклассницами, что она стесняется своей маленькой комнаты, где живет вместе с братом и племянником, своей двухъярусной кровати и строгой сестры. Для Оли все это стало настоящим откровением. Она как будто сама вернулась в свои 14 лет, вспомнив все – сомнения, переживания, комплексы и страхи, все, с чем сталкивается девочка в переходном возрасте. Ольга надеется, что теперь они с сестрой поняли друг друга и смогут общаться как раньше – свободно и откровенно. А если нет? «Я пойду в опеку, в собес, к психологу, не знаю куда еще, – говорит Оля, – пойду куда угодно, но использую все шансы, чтобы не потерять Любу. Она ведь старшая, к тому же единственная у меня девочка».[b][i]В семейный блокнот[/i][/b]В Москве действует около 30 специализированных психолого-медико-социально-педагогических центров, которые оказывают бесплатную помощь подросткам и их родителям. Такие центры есть в каждом округе столицы.Первый и самый известный в Москве телефон доверия – [b]205-05-50 [/b]– круглосуточно работает в городе с 1982 года.Кроме того, существуют специальные телефоны доверия для детей и подростков, родителей и учителей: [b]160-03-63[/b] ([i]с15 до 21 часа[/i]), [b]413-05-35 [/b]([i]с 14 до 20 часов[/i]).

Подкасты