- Выключить коронавирус

Москва скоро станет столицей сирени

Рабочие пропуска в Москве автоматически продлят до 14 июня

Коронавирус: главные события и цифры за сутки на утро 28 мая

Сергей Собянин рассказал о новом этапе смягчения ограничений в Москве

Не откладывай мечту: застройщики пошли навстречу москвичам, нуждающимся в жилье

Климатологи предупредили о температурных аномалиях летом в России

#БУДЬДОМА онлайн-линия психологической помощи

Цискаридзе предрек катастрофу театральному искусству в России

Столичные студенты создали уникальный клапан для аппарата ИВЛ

Тесты на наличие антител к COVID-19 бесплатно будут проводить 30 поликлиник

Гнев и недовольство: эксперты по мимике объяснили жест Путина с ручкой

Финансист рассказал, как накопить и куда вложить деньги в кризис

Подмосковный фермер рассказал, как правильно выбирать клубнику

Лучший повар Москвы рассказал, как определить прожарку мяса по ладони

Названы группы риска, которые первыми нужно вакцинировать от COVID-19

«Не готовы к созерцанию молодого тела»: Онищенко о медсестре в бикини

Москва скоро станет столицей сирени

В столичном правительстве обсуждается рабочий вариант программы «Москва – столица сирени»

Флора из пробирки «ВАЛЕНТИНУ ГРИЗОДУБОВУ» КЛОНИРУЮТ ДЛЯ ВЫСАДКИ НА ПОКЛОННОЙ ГОРЕ За окном трещал мороз, с неба лениво падали снежинки. А здесь, в небольшой комнате, под мощными лампами дневного света спокойно зеленели десятки растений. Нет, не десятки! Одна сотня, две, три… Сколько же их тут?! – «Около тысячи», – улыбается заведующая лабораторией биотехнологии растений Главного Ботанического сада им. Н. В. Цицина Российской академии наук (ГБС РАН) кандидат сельскохозяйственных наук Ольга Молканова. Но как такое потрясающее количество уместилось на нескольких квадратных метрах? И зачем их держать под крышей, когда десятки гектаров Ботанического сада – вон они, за окном? Секрет разгадывается просто. За 60 лет существования ГБС РАН собрал у себя свыше 17 тыс. таксонов – то есть различных биологических видов и специально выведенных человеком сортов растений. Но климат у нас – сами знаете, не субтропики. Фактически полгода растения «спят», и неизвестно, как тот или иной раритет переживет очередную зимовку. Кроме того, бывают случаи, когда ученым вдруг приспичит срочно поработать с образцом какого-то редкого растения. Вот на все эти «вдруг» и «не дай бог» в лаборатории биотехнологии растений и создан своеобразный «страховой фонд» – около тысячи самых редких растений, потерять которые нельзя ни при каких обстоятельствах. Выращивают их отнюдь не в оранжерее. «Генетический банк» наиболее ценных образцов живет в прямом смысле слова в пробирках. Конечно, не сам собой – под чуткими руками ученых, которые разработали и реализовали целую технологию микроклонального развития. Сначала у взрослого растения – того самого, которое сидит под открытым небом – берут семена или почку. Потом этот исходный материал тщательно дезинфицируют, чтобы исключить попадание чужеродных бактерий и грибов. Хорошо для дезинфекции, признается Ольга Молканова, подходит 50процентный раствор обыкновенной бытовой «Белизны», годится и спиртовой раствор. Затем малюсенький миллиметровый зачаток помещают на универсальную питательную среду, и для растения начинается ясельный период. – На формирование побегов, если правильно подобраны температура и освещенность, уходит примерно месяц, – говорит Молканова. – По истечении этого промежутка времени получается симпатичный компактный пучочек, который мы разделяем по междоузлиям и сажаем на размножение. Причем наилучший результат достигается, если растения развиваются в герметически закрытых колбах, исключающих попадание инфекции. Понятно, что прежде чем изолировать «малыша» в пробирке, надо точно рассчитать баланс жизнеобеспечения, при котором он не задохнется, а будет развиваться нормально. А расти ему долго! Еще предстоит процедура не менее сложная, чем формирование побегов, – укоренение, а уж после нее – высадка на так называемую адаптацию, где растеньице привыкает к естественному воздухообмену с окружающей средой. Ну а если с адаптацией по каким-то причинам лучше погодить, малютку «консервируют» – отправляют в холодильник, где она может ожидать своего часа несколько лет. – Сейчас работу с нашей коллекцией мы ведем по трем главным направлениям, – продолжает завлаб. – Первое – редкие плодово-ягодные растения: жимолость, подмосковные абрикосы… Здесь у нас самое богатое собрание, сформированное совместно с коллегами из Московского отделения Всесоюзного института растениеводства – 160 наименований актинидий. Между прочим, это самая витаминозная культура – витамина С в ней, к примеру, на порядок больше, чем в лимоне или смородине! Второе направление – два десятка таксонов, которые нельзя увидеть больше нигде в Ботаническом саду, даже летом. В основном это исчезающие орхидеи – естественные виды, размножающиеся протокормами (особыми побегообразованиями) плюс аралиевые (к ним относится и женьшень). [b]– А почему бы вам не высадить их под открытым небом? Боитесь, что вымерзнут? [/b] – Нет, дело не в этом. Просто на наших просторах за всеми драгоценными посадками не уследишь. А у нас есть такая интересная категория посетителей, которая как увидит необычный цветок – сразу хвать и тащит его себе на дачу… Но главная причина все же – рук на все не хватает… [b]– Ну да, на собственной-то даче небось у вас второй такой же Ботанический сад… [/b] – Да вы спросите, когда я последний раз на собственной даче была! Все силы лаборатория отнимает, да еще два маленьких живых организма, которые дома меня дожидаются – собственные дети… Ведь с маленькими растениями, как и с маленькими детьми – постоянно нужна ласка, нежность и добрые слова, иначе зачахнут! Наконец, третье направление – исключительно красивые декоративные кустарники. Наша особая гордость – больше сотни сортов и 24 вида сирени, способные зацвести на третий год после высадки в открытый грунт. В столичном правительстве сейчас активно обсуждается рабочий вариант общегородской программы «Москва – столица сирени», по которой за несколько лет в разных точках города предполагается создать небольшие сады с лучшими отечественными и зарубежными разновидностями этого замечательного кустарника. Конечно, мы будем рады помочь городским властям в реализации этих намерений. Но даже если денег в ближайшее время изыскать не удастся, мы все равно решили передать городу образцы одного из красивейших сортов сирени «Валентина Гризодубова» для формирования пилотной аллеи на Поклонной горе уже в этом году. Гарантируем – через три года эти посадки зацветут! Еще в этой удивительной лаборатории сейчас принимают на хранение несколько уникальных видов сочинской флоры с тех участков, которые идут под застройку олимпийских объектов. Когда предолимпийские стройки финишируют, сочинцы получат этот генетический материал обратно уже в адаптированном для высадки виде, и все, что им останется – вернуть его в привычную среду обитания. А зимними вечерами, когда на колбы и пробирки спускается дремота, ученые этого необычного подразделения мастерят настоящие миниатюрные садики – помещают наборы из нескольких растений в декоративные прозрачные сосуды в форме груши и яблока. Как уверяют авторы, если периодически опрыскивать эти живые сообщества чистой водой, они проживут внутри своего стеклянного мира около полугода…

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

71251 +3793 (за сутки)

Выздоровели

173497 +2054 (за сутки)

Выявлено

2254 +71 (за сутки)

Умерли

Александр Сергеев, президент РАН

За что природа мстит человечеству

Дарья Завгородняя

Самое время рискнуть

Анатолий Горняк

Александр Башлачев: темный ангел русской поэзии

Екатерина Рощина

Оставьте сирень городу

Алексей Коренев, финансист

Стоит ли покупать валюту

Михаил Бударагин

Россия — родина индейцев

Ольга Кузьмина  

Чего вы хотите от телевидения

Олег Сыров

Готовим дома: как зажарить личинку

Идущие по следу Создателя: совершенный мир нуждается в постоянном совершенствовании

Аттестат без ЕГЭ

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

27 мая – День библиотекаря и борьбы с рассеянным склерозом