Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Почему закрыта дверь в «одно окно»?

Общество
Почему закрыта дверь в «одно окно»?

[b]В поисках работающего «одного окна» я посетила управы московских районов Гольяново и Измайлово. Поразило даже не то, что «окна» эти не работают – этот факт был вполне ожидаем. Неожиданностью же стало непривычно ласковое и внимательное обращение чиновников с простой женщиной, желающей получить разрешение на установку «ракушки». Именно в таком образе я предстала перед работниками районных управ.[/b]Признаться честно, без журналистского удостоверения я попала в «коридоры власти» впервые в жизни. Вернее, у меня был опыт общения с женщиной-монстром из местного ДЭЗа. Но было это лет пятнадцать назад, когда в первый и последний раз мне пришлось вынести от чужого злого человека столько унижений (она буквально довела меня до слез), и я зареклась ходить в подобные заведения. И не ходила – как-то так удачно сложилась моя судьба, что до сих пор ни мне, ни моей семье от «них» ничего не требовалось. Зато требование редактора – «Пора наконец проверить, как работают эти «окна»!» – с каждым днем звучало все настойчивее. И я пошла, предварительно морально подготовившись к скандалу и последующему нервному расстройству… В управе района Измайлово приветливая сотрудница встречает меня прямо у входа: «Вы по какому вопросу?» – «Интересуюсь местоположением «одного окна». – «Пройдите в восемнадцатый кабинет, оно должно быть там. Только сейчас там, по-моему, никого нет», – отвечает добрая женщина. На двери № 18 большими буквами написано «Одно окно», но дверь эта действительно закрыта.Рядом красуется большой стенд под названием «Информация «одного окна». Пока я изучаю эту информацию, открывается соседняя дверь № 17 и оттуда выглядывает любопытное лицо, принадлежащее джентльмену средних лет: «Что вас интересует? Одно окно? А зачем оно вам?» Когда выяснилось, что я намереваюсь получить разрешение на установку «ракушки», товарищ из семнадцатого кабинета очень обрадовался: «Так это вам ко мне и нужно!» На табличке, прикрепленной к двери, я прочитала, что мужчину зовут Андрей Николаевич Лексиков и в управе он трудится ведущим специалистом гаражно-транспортного хозяйства. «Но я не хочу к вам, я хочу в «одно окно», – возразила я специалисту Лексикову. «Да бросьте! Еще не один месяц пройдет, прежде чем это «окно» нормально начнет функционировать, – отмахнулся Андрей Николаевич. – Сейчас там работать некому, штат еще не утвержден. А у нас у всех своя работа есть, мы в этом «окне» сидеть не обязаны. Нет, идея, конечно, хорошая. Наверное, когда оно по-настоящему заработает, всем станет легче…. Но зачем же вам столько ждать, приходите ко мне завтра часа в три, мы с вами обо всем договоримся и без всякого окна».На мой вопрос, придется ли мне самостоятельно собирать всякие справки, которыми, по постановлению правительства Москвы, с 1 января должны заниматься специалисты из «одного окна», Андрей Лексиков заговоршицки произнес: «Ну я же сказал – договоримся!» В управе «Гольяново» нет ни табличек на дверях, ни стенда с информацией. Зато есть грозный охранник, которому все заходящие в управу граждане радуются с порога: «Здорово, Иваныч!» Я с Иванычем не поздоровалась, поскольку знать его лично не имею чести. А зря! В отместку охранник долго отказывался пускать меня в здание управы, аргументируя это по-своему: «Како-тако «окно»? Нету здесь никаких «окон»!» После недолгих препирательств «окно» все-таки нашлось.Оказалось, что оно скрывается за дверью с надписью «Канцелярия». В кабинете сидела одинокая девушка и, зевая, смотрела в окно – настоящее, стеклянное. Моему визиту она искренне обрадовалась: «Надо же, а я думала, что в наше «одно окно» так никто никогда и не придет!» – но ответить ни на один из заданных мною вопросов так и не смогла. Она смущалась, извинялась и, горя желанием помочь, посылала меня в другие кабинеты. Но ни о том, как, например, написать заявление на установку «ракушки», ни о том, какие в принципе документы можно оформить через «одно окно», девушка ничего не знала. «Вы понимаете, – оправдывалась сотрудница управы «Гольяново», – меня сюда посадили, сказали принимать заявления от граждан. А какие, для чего и почему – не сказали. Если хотите, изложите свою просьбу на бумаге, а я эту бумагу отнесу куда следует. Я в газете прочитала, что «одно окно» придумано, чтобы избавить граждан от хождения по инстанциям. Вот вы и не ходите! Я вместо вас схожу, а потом сообщу о судьбе вашей бумаги».Тут на подмогу коллеге подоспела заведующая канцелярией. Выяснилось, что вся информация – и реестр документов, и образцы заполнения заявлений, и текст самого постановления № 660-П «Об организации работы органов исполнительной власти в режиме «одного окна» – хранится в ящиках ее стола. В управе до сих пор не смогли прикрепить к стене доску под стенд. «Мы так и не можем понять, – недоумевала заведующая канцелярией, – кто же должен заниматься этим «окном». Наше начальство ждет указаний от вышестоящего начальства, а те соответственно от своего руководства… Нет никаких конкретных указаний, предписаний и нормативов. А проявлять инициативу мы не привыкли. Теоретически я понимаю, как это «окно» должно работать. Я тоже была в Германии, на опыте которой правительство Москвы и пытается построить организацию этой новой системы… Но, поверьте, жить и работать, как в Германии, мы будем еще не скоро. Во всяком случае, пока все городские структуры и организации не начнут пользоваться специальной компьютерной программой с единой базой данных – а такую программу только предстоит создать,– все справки вы так и будете носить из одного окошка в другое самостоятельно».Ну и ничего страшного, и будем носить. Москвичи – люди в борьбе с бюрократией закаленные. Долго мы ждали счастливой жизни, как у немцев, и еще подождем, если нужно. Главное, чтобы не хамили. А от этого недуга городские власти мелкое районное чиновничество, похоже, начинают излечивать.

Подкасты