- Город

1 февраля Виталию Сырокомскому исполнилось бы 80 лет

Когда в столице наступит настоящая зимняя погода

Путин оценил ситуацию с распространением коронавируса

Как в Москве прощались с отцом Всеволодом Чаплиным

Политолог назвал цель «сделки века» Трампа

Власти Москвы озвучили планы благоустройства на 2020 год

Знакомые рассказали о матери брошенных в Шереметьево детей

Навка и Ягудин заступились за молодых фигуристок

«Росконтроль» обнаружил пестициды в спагетти двух брендов

Жизнь проходит мимо. Как просмотр новостей может довести до депрессии

В словах Водонаевой нашли признаки уголовного преступления

Станут ли россияне жить лучше после отмены комиссии за ЖКУ

Елизавета II отобрала у Маркл подаренное на свадьбу кольцо

«Он почти не изменился»: одноклассник рассказал, каким был Мишустин

Актриса Наталья Андрейченко нашлась в Мексике

1 февраля Виталию Сырокомскому исполнилось бы 80 лет

В 60-е годы Сырокомский стал самым молодым главным редактором в Москве

КОГДА запустили первый спутник, тассовское сообщение пришло слишком поздно и не попало в “Вечернюю Москву”. Номер вышел в свет без информации о выдающейся победе советской науки. Редактора газеты вызвали на секретариат ЦК КПСС. Назад он вернулся безработным. Партийное руководство зло издевалось над “Вечеркой”: “Только два человека в мире не поверили в запуск советского спутника – государственный секретарь США Джон Фостер Даллес и редактор “Вечерней Москвы” товарищ Фомичев…” “Космическую” репутацию газеты через несколько лет восстановил новый редактор газеты – Виталий Сырокомский. Когда в шестидесятые годы из полета возвращались космонавты, им устраивали торжественную встречу: проезд по Ленинскому проспекту, митинг на Красной площади, а в два часа дня – пышный прием в Георгиевском зале Кремля. В этот день “Вечерняя Москва” выпускалась в сжатые сроки. Без пятнадцати два газета была готова – с огромным репортажем о встрече космонавтов на первой полосе! Сырокомский садился в машину и в два часа уже вручал в Кремле свежий номер приятно удивленным космонавтам, руководителям страны и редакторам других газет, которые не понимали, как это он успел… Помощника первого секретаря московского горкома партии Виталия Сырокомского назначили редактором “Вечерней Москвы” в 1963 году. В редакции ехидно переиначили фамилию нового главного – Сыр-горкомский. Но аппаратного в нем ничего не было. Он был газетчиком до мозга костей. Три года в горкоме помогли понять, как работают механизмы власти и что за люди сидят в важнейших кабинетах. Сырокомский позвонил одному крупному начальнику, попросил кое-что сделать. Тертый калач пытался уточнить: – Это ваше поручение или первого секретаря? – А вы позвоните первому, переспросите, – посоветовал Сырокомский. Побеспокоить хозяина аппаратчик, ясное дело, не решился и все исполнил. Редактору было всего тридцать четыре года – самый молодой в Москве. Когда редакторы “Вечерней Москвы” и “Московской правды” вместе приезжали на совещания, на Старой площади шутили: “Шустрик и Мямлик!” Шустриком был редактор “Вечерки”. Ему приносили статью, он читал и сразу отвечал:“печатаю”. Или: “не пойдет”. Выражений: “надо подумать, посоветоваться с товарищами, позвоните на той неделе” – не признавал. От своего слова не отступался. Сотрудников в обиду не давал. В редакции знали: к Сырокомскому можно прийти с любой заботой. Пообещает помочь – сделает. Талантливого работника принимал на работу, какие бы опасные пункты не находили в анкете бдительные кадровики. Вот и пошли по Москве разговоры: Сырокомский получил в ЦК карт-бланш – берет кого считает нужным, и все печатает… Чиновники с недоумением наблюдали за новым редактором: отчего он такой смелый? Пожимали плечами: кто-то за ним стоит. И не связывались с напористым и энергичным редактором. А редактора “Вечерки” сжигало страстное желание сделать лучшую газету в городе. Подписывая в печать свежий номер с острой статьей, он ставил на кон свою карьеру. И до поры до времени даже большим начальникам нравился неугомонный редактор, который делает хорошую газету. Им же тоже хотелось почитать что-нибудь интересное. Но наступит момент, когда его принципиальность дорого ему обойдется… Он ввел в редакции железное правило: если другая газета давала важную информацию о столице раньше “Вечерки”, редактор отдела, прозевавший новость, получал выговор. Из аморфной и скучноватой “Вечерка”, которую презрительно именовали “московской сплетницей”, превратилась в живую и влиятельную газету. После следующей подписной кампании редактор с гордостью доложил коллективу: тираж газеты увеличился вдвое. В 1966-м Сырокомский перешел в “Литературную газету”, которой суждено было стать почти свободной трибуной советской интеллигенции, своего рода Гайд-парком при социализме… Но еще многие годы после ухода из “Вечерней Москвы” коллеги по столичной печати, встречая Виталия Александровича, уважительно говорили: – “Вечерка” живет традициями Сырокомского. Ему было приятно. До конца жизни он считал “Вечерку” своей газетой. 1 февраля все мы, кто любит и помнит, кто многим ему обязан, отметим 80-летие выдающегося журналиста Виталия Александровича Сырокомского.

Новости СМИ2

Ирина Алкснис

Никогда больше не завтракайте в одиночку

Антон Крылов

Освенцим-75: чемпионат по исторической лжи

Игорь Воеводин

Как нас изменил «Биг Мак»

Алиса Янина

Глава Чувашии — менеджер или барин?

Александр Лосото 

Мафия нищих бессмертна

Анатолий Горняк

Отец, бросивший детей! Ты — не мужчина

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Почему в век цифровых технологий печатная книга популярна

Восстание одного дня. Почему решающую роль для обеих сторон играла темнота

Умные светильники помогут сэкономить электричество

Большевики хотели доказать, что могут победить даже смерть

Киберспорт развивает полезные навыки