- Город

Машинист подземки награжден медалью

Сергей Собянин рассказал о программе модернизации столичных поликлиник

Суд арестовал второго подозреваемого в подготовке убийства в саратовской школе

Анастасия Ракова: Создаем новую современную инфекционную службу

Камера сняла побег напавшего с ножом на учительницу школьника

«Это конец эпохи»: как иностранные СМИ отреагировали на уход Шараповой из тенниса

Вильфанд посоветовал россиянам забыть о целине

Чем грозит закрытие сахарных заводов российской экономике

Россиянам напомнили о длинных выходных в марте

«Польша — бандит, а Россия — милиционер»: Марков о высказывании Дуды

Россияне назвали главные причины отказа от предложенной работы

Психологи рассказали о требованиях женщин к современным мужчинам

«В ней мертво все»: Любовь Успенская раскритиковала Ксению Собчак

Роспотребнадзор предупредил о необычном поведении клещей

Меган Маркл официально выступила против Елизаветы II

Ученые определили самую устойчивую к раку группу крови

Машинист подземки награжден медалью

Андрей Ульянов: «Не теряться в экстремальных ситуациях»

[b]– Выходя на работу в воскресенье, 19 марта, ожидали чего-нибудь экстраординарного?[/b] – Все было, как обычно. К 9 часам пришел на работу. В воскресенье график движения поездов не такой интенсивный, как в будние дни, да и пассажиров не много. В 14.25 я отъехал от «Войковской» несколько сот метров, поезд уже набрал ход. На этом участке не прямой тоннель, а с двумя поворотами. Сначала левый, потом правый. Выворачивая после второго поворота, я неожиданно на пути движения поезда увидел препятствие. Не могу сказать, что сразу понял, что это такое. Но успел нажать экстренное торможение – электрическое и пневматическое. Удар. Свая вошла внутрь кабины где-то на полметра. Кабину заволокло пылью, известкой. Я предупредил диспетчера, что столкнулся с железобетонным блоком. [b]– Диспетчер, наверное, ругался. Какой блок в тоннеле?[/b] – Как ни странно, он промолчал. Видимо, было не до этого. Необходимо было срочно останавливать другие поезда и обесточивать линию. Потом я из кабины машиниста прошел в первый вагон и спросил пассажиров: «Все живы?» – Да, вроде, – ответили те. – А вы как? – Нормально. Вообще мне повезло, что свая врезалась не по центру кабины, где находится кресло машиниста, а чуть правее. Тогда бы я точно сильно пострадал. [b]– А не было паники, подозрений на теракт?[/b] – Нет. По местной связи в кабину машиниста было много взволнованных звонков, но в целом все было достаточно спокойно. О теракте я не думал. Взрыва-то не было. А поставить за две-три минуты железобетонную сваю на пути следования поезда ни одному террористу в голову не пришло бы. Потом я пошел через торцевые двери вагонов в глубь поезда. Пожалуй, только в шестом вагоне люди были сильно напуганы. Там я увидел буквально всаженную в вагон в районе третьей двери еще одну железобетонную сваю. Пассажиры сказали, что она вошла, когда поезд уже остановился. Я пошел дальше. [b]– Говорят, что в шестой вагон позже вбили еще одну сваю?[/b] – Точно. Но я этого не видел. Благодаря грамотной работе диспетчеров обесточили и заземлили пути достаточно быстро. К этому времени с «Войковской» прибежали техники. Они помогли пассажирам покинуть вагоны и через специальный ход, расположенный между путями, вывели к станции… Вот, собственно, и все. Никакого героизма. [b]– Я знаю, что вы служили на Северном флоте, в Североморске, на большом противолодочном корабле «Адмирал Левченко». Скажите, служба в армии и навыки, полученные там, пригодились в этой экстремальной ситуации?[/b] – Конечно. Армия учит не расслабляться в любой ситуации. Я на «Адмирал Левченко» попал после учебки в Архангельске, где получил специальность связиста. Но на корабле их было в избытке, и меня назначили писарем. Одно из самых ярких впечатлений – это выход в Баренцево море. Первый шторм, качка, когда огромный корабль длиной 160 метров проваливается носом в волну. К сожалению, в дальние походы «Левченко» при мне не ходил. Уволился я старшиной первой статьи в 2003 году. После армии закончил учебно-производственный центр метрополитена и начал работать в метро. – Командование Северного флота наградило вас медалью «70 лет Северному флоту». Ожидали ли вы когда-нибудь, что получите такую награду за проявленные мужество и отвагу, но уже на гражданке? – Не ожидал, и лучше бы этого инцидента в метро вообще не было. [b]– А что вы делаете сейчас?[/b] – Как что? Работаю машинистом. Часто проезжаю это место. Стараюсь даже объехать, но не получается ([i]смеется[/i]). [b]ДОСЬЕ «ВМ»[/b] [i]Андрей Ульянов, 24 года. Москвич. Профессия – машинист подвижного состава в метро. 19 марта 2006 года на перегоне «Войковская»–«Сокол» он вовремя заметил в тоннеле сваю и успел применить экстренное торможение, что позволило избежать больших человеческих жертв. Его уже назвали героем, хотя таковым он себя не считает. «Лучше бы этого инцидента в метро вообще не было», – скромно говорит Ульянов. А еще он утверждает, что научился умению не теряться в экстремальных ситуациях в армии, на Северном флоте, где служил на большом противолодочном корабле «Адмирал Левченко». На днях командование СФ за мужество и отвагу наградило его медалью «70 лет Северному флоту». Награду он получил в минувший понедельник в Москве на встрече с начальником Московского метрополитена Дмитрием Гаевым и представителями Департамента земельных ресурсов.[/i] [b]На илл.: [i]Начальник Московского метрополитена Дмитрий Гаев вручил награду Андрею Ульянову (справа).[/i][/b]

Новости СМИ2

Алиса Янина

Анти-Грета: у экоактивистки появилась конкурентка

Виктория Федотова

Не портите блинами на кефире ваши отношения

Анатолий Горняк

«Географ глобус пропил»: за что уволили трудовика

Дмитрий Журавлев, политолог

Можно ли считать Эрдогана другом

 Александр Хохлов 

Каждый мужчина должен уметь стрелять

Георгий Бовт

Как высокие налоги мешают нам жить

Мехти Мехтиев

Работы много, народу мало

Солнечное угощение

Талантливый модельер строит успешный бизнес

Любимое варенье писателя

Больше читайте о разных странах и народах