Устрицы, которых больше нет

Устрицы, которых больше нет

Общество

[i][b]Вчера в Гостином Дворе прошел конкурс по открыванию устриц среди поваров. Четырнадцать мужчин и одна женщина, вооружившись колюще-режущими инструментами, разделывали и расчленяли беззащитных морских аборигенов. Из жертв никто не уцелел. Среди нападавших – всего один раненый. За неравным поединком человека и беспозвоночного наблюдала корреспондент «ВМ».[/i]Бой начался[/b]На подносах среди осколков льда чернели – в ряд по шесть – шершавые раковины. Рядом суетились судьи: Денис Федоркин, вооруженный секундомером, и Даниэль Риветти с блокнотом под мышкой. «Дамы и господа! Второй Международный конкурс по открыванию устриц открылся», – объявляет конферансье. И перед публикой появляются два первых участника – Наталья и Алексей. «Раз, два, три!» – командует Денис и нажимает на секундомер.Взмах ножей, треск разламывающегося перламутра, и из раковин брызжут внутренности моллюсков. Жмурясь, Алексей и Наталья продолжают хладнокровно раскрывать лежащих на подносе устриц. У каждого участника одна рука защищена перчаткой-кольчугой – чтобы не порезаться. Неудобно, зато безопасно.Первым закончил Алексей, но это еще не значит, что он победил. На конкурсе оценивается не только скорость, но и экстерьер раскупоренной устрицы.«Так, вижу осколки раковин, – говорит Даниэль, вертя в руке беспозвоночную жертву Алексея. – А здесь повреждена мантия. В таком виде их на стол подавать нельзя». «Ну что, посмотрим, что там у Натальи», – суровый судья направляется к девушке. К великому сожалению Даниэля, у Наташи бракованных устриц не меньше. Так что в этом поединке победил все-таки Алексей.[b]«Главное – не суетиться»[/b]Открывание устриц – дело тонкое и небезопасное. Даже опытный устрицеед, извлекая из раковины комочек шевелящейся слизи, рискует поранить пальцы и испачкать костюм. «Здесь главное – не суетиться, – говорит судья Федоркин, шеф-повар ресторана «Sorri, бабушка». – Я, например, перед тем как взять в руки устрицу, делаю глубокий вдох. Что-то вроде релаксации».Новичкам же, прежде чем воспользоваться кислородным советом Федоркина, стоит познакомиться с анатомией морского деликатеса. У устрицы, как у яйца, есть острый и тупой конец. В остром конце – дырочка: туда и втыкают нож. Затем столовый прибор поворачивают вокруг своей оси и, услышав треск, разламывают устрицу пополам. «Лучше держать раковину острием вверх, – советует Даниэль Риветти, представитель компании «La Mare». – Иначе можно забрызгать не только себя, но и соседей по столу».[b]Устричный мастер-класс от Даниэля Риветти[/b]Все участники конкурса сражались друг с другом. И только Сергей Свиридов с устричным гроссмейстером – Даниэлем Риветти. Юноша был пятнадцатым – ему просто не хватило пары. «Ну что, вспомним молодость», – сказал Риветти, извлекая из кармана холодное оружие. «Раз, два, три!» – командует Денис. Даниэль сразу же деморализует юного соперника своим мастерством. Он берет устрицу и начинает ее раскупоривать не на столе, как все, а в воздухе, у себя за спиной. Раскрасневшийся Сергей никак не может попасть острием ножа в устричное отверстие.«Делай глубокий вдох. Ух, ух!» – подсказывает соотечественнику Денис. «Ух!» –повторяет Сергей, еще раз тыча в конец раковины колюще-режущим инструментом. «Чпок», – вдруг раздается из раковины. «А-а-а!» – кричит в ответ Сергей. Раковина раскрывается, и на бледное тело устрицы капает человеческая кровь. «Браво!» – кричит восторженный зал. Сергей смущенно улыбается. Обнаженная устрица брезгливо съеживается.[b]P.S.[/b] [i]Первое место в конкурсе по открыванию устриц занял Максим Ковалев из Москвы.[/i]

Google newsYandex newsYandex dzen
Вопрос дня
Кому поставить памятник на Лубянской площади в Москве?