Под скрежет гитары

Под скрежет гитары

Культура

[b]ФСК (расшифровывается двояко: Фестиваль Сергея Курехина и Фестиваль современной культуры) – московский вариант SKIF, который в течение семи лет, если не считать первых концертов в Нью-Йорке, проводится в Питере.[/b]Оба фестиваля теснейшим образом взаимодействуют, так что его участники буквально перепрыгивают с одного форума на другой (часто жертвуя бисами ради того, чтобы успеть на поезд). Но программы совпадают далеко не во всем. Например, в этом году только питерцам повезло услышать автора оглушительной музыки, знаменитого композитора-минималиста Фила Ниблока. А изюминками московского фестиваля стали выступления дуэта Фреда Фрита с Крисом Катлером и тенор-саксофониста Дэвида Мюррея с питерским контрабасистом Владимиром Волковым.Появление в Москве Фрита (гитара) и Катлера (ударные) — сенсация для тех, кто помнит британскую авангардную рок-группу 1970-х годов Henry Cow. Впрочем, у каждого из музыкантов и помимо того не счесть проектов: в роке, в джазе и даже на политической арене. Фрит, например, около десяти лет играл на басу в Naked City Джона Зорна. Катлер, ударник-теоретик, начинал в оркестре рок-композиторов The Ottawa Music Co с Дэйвом Стюартом, был идеологом движения Rock in Opposition и активным членом британского ВЛКСМ. В дуэте оба выступают на протяжении примерно тридцати лет.В «Доме» Фред Фрит и Крис Катлер обошлись всего одной пьесой, которая, правда, продолжалась минут сорок. Спонтанное, интуитивное музицирование было лишено какой-либо четкой схемы, мелодических контуров, за которые могла бы зацепиться память. При этом оба музыканта вели себя как настоящие аутисты, поглощенные своей кропотливой, дотошной работой. Крис Катлер – этакий интеллигент в очках, колдовал над ударными и электроникой, словно перед ним не барабаны, а колбы, в которые он твердой рукой ученого вливает растворы.Фред Фрит гитару держал по большей части плашмя на коленях: то клал на нее полотенце, то ставил медные баночки, в которых пересыпал песок, то слегка касался струн цепью, то водил по ним смычком. Таким небанальным способом он извлекал из гитары самые неестественные для нее звуки: шуршание, царапанье, серебристый звон, скрежет распиливаемого оргалита.Второй специальный гость московского фестиваля – черная жемчужина мирового фри-джаза Дэвид Мюррей, уже однажды побывал в «Доме» два года назад. Но для повторного визита «домовцы» «нашли ему пару» в лице контрабасиста Владимира Волкова. Начал Мюррей с соло. Фантастический виртуоз обрушил на аудиторию целую лавину звуков, взмывал к высочайшим нотам, почти ультразвукам, играл на безумной скорости и на одном, сквозном дыхании (то есть, вдыхая носом и выдыхая ртом), ибо в течение нескольких минут не имел никакой возможности его перевести.Впрочем, потом Мюррей ушел-таки в мейнстрим, причем несколько эстрадного толка (от чего его выступление не стало хуже). В одной пьесе он — под феерический аккомпанемент Волкова — даже напел в рэповой манере веселые куплеты, к немалому удовольствию джазоманов. В завершении Мюррей вызвал на сцену замечательного голландского гитариста Вика Хаймана (покорившего публику в первом отделении), и втроем они импровизировали от души.

Google newsYandex newsYandex dzen