«Музыка для меня – большой котел»

«Музыка для меня – большой котел»

Культура

[i]15 лет мытья витрин супермаркетов, музыкальный колледж Беркли, потом мировое признание. В Россию приехал британский композитор Брайан Ирвайн – хитрец и весельчак, нарушивший все возможные музыкальные границы и показавший, как на самом деле нужно дирижировать ансамблем. У нас Ирвайн в своем репертуаре – сначала мастер-классы в Москве, потом почему-то в Нижнем Новгороде, затем концерт в Международном доме музыки: он состоится завтра. Если на пластинках музыка Брайана Ирвайна слегка тяжеловата и расплывчата, то в концертном отношении его ансамбль – это самое смешное и захватывающее, что может произойти этой весной на московской музыкальной сцене.[/i][b]– Для российских слушателей вы крайне противоречивая фигура. С одной стороны, серьезное музыкальное образование, с другой – ваш сумасшедший ансамбль, смесь всех возможных жанров, рэп под классику… Или для вас здесь нет противоречий?[/b]– Я никаких противоречий здесь не вижу. Это просто комбинация, единение всех тех вещей, с которыми я вырос, которые я люблю. Музыка для меня – большой котел, в котором варятся всякие направления, жанры и стили. И ничего безумного или сумасшедшего в этом нет. Вот, кстати, что по-настоящему безумно – так это популярная музыка, которая крутится на радио. Реальное сумасшествие: там же все одно и то же, без каких-либо изменений.[b]– А есть ли в этом вашем музыкальном котле что-нибудь, что привлекает вас больше остального?[/b]– Я не отделяю стили один от другого. Кто-то говорит, что вот это классика, это рэп, это джаз. Но для меня и для всех музыкантов моего ансамбля это одно целое, из которого трудно вычленить какую-то отдельную составляющую. Вообще, я понимаю, что людям легче разбирать мою музыку по частям. Когда я рос, я проходил через различные музыкальные «этапы». Каждый стиль для меня был чем-то отдельным, обособленным. Это сейчас я уже, можно сказать, не вижу разницы между теми направлениями, в которых работаю. Мне не важно, как называют мою музыку.[b]– Ну вот, например, в российской прессе ее как только не называют. То вы минималист, то какой-нибудь авантджазист…[/b]– Да ради бога. Мне, в общем-то, все равно, что пишет пресса.[b]– Да? А я вчера на вашем сайте обнаружил массу цитат из хвалебных рецензий английских и американских газет.[/b]– Ну надо же что-то размещать на сайте. Я вообще не очень слежу за тем, как работает мой сайт.[b]– Я там прочитал историю про то, как вы мыли окна в супермаркетах.[/b]– Да, я мыл окна пятнадцать лет. Мой отец владел небольшой компанией, которая на этом деле специализировалась, и я работал мойщиком окон в супермаркетах. Первые пять лет, кстати, абсолютно задарма, потому что меня отец заставлял. А потом до меня дошло, что надо за это деньги брать. Я говорил себе: если с музыкой у тебя ничего не получится, то всегда можно вернуться к мытью окон. Я всегда хорошо это делал. Впрочем, с музыкой, как мне кажется, я не хуже справляюсь.[b]– Вы можете назвать каких-нибудь музыкантов, которые вас вдохновляют?[/b]– Больше всего, надо сказать, меня воодушевляют русские музыканты. Сергей Курехин, например, один из важнейших для меня музыкантов. Сессил Тейлор, Орнет Коулмен, Джон Зорн, Афекс Твин – я слушаю огромное количество музыки, и вся она оказывает на меня свое влияние. В кино я тоже нахожу источник вдохновения.[b]– Я вчера смотрел сборник ваших короткометражек, который называется «Таинственное искусство танца». Как конкретно вы участвовали в их создании?[/b]– Эти фильмы мы сняли с одним режиссером… Он не слишком известен. Мы сделали так: на некоторые его короткометражные зарисовки я написал музыку, а потом он взял несколько моих треков и снял по ним короткие фильмы. Мы вообще сделали 12 таких фильмов, но в сборник «Таинственное искусство танца» попали только пять.[b]– А полнометражные фильмы? Я знаю, что вы сотрудничали с самыми разными режиссерами.[/b]– В создании больших голливудских картин я никогда не принимал участия. С некоторыми людьми я действительно работал в кино, например с Дэвидом Хоумсом или Стивеном Скоттом Смолли. Я люблю связывать свою музыку с другими видами искусства, но в кинематографии меня в основном привлекают короткометражные ленты или клипы.[b]– То есть вы пишете музыку специально под какой-то видеоряд. Или бывает, что вы заранее отдаете свою музыку режиссеру?[/b]– Нет, я всегда пишу целенаправленно для того или иного случая. Я сначала должен все посмотреть, послушать, чего хочет режиссер.[b]– Я знаю, что одну из своих пластинок вы записали, основываясь на фильмах Дэвида Линча.[/b]– Да, я уже сказал, что кино является для меня источником вдохновения. Вот, например, в прошлом году я написал большое произведение для Оркестра Би-би-си. Оно называется «Montana Strange». Эта вещь основана на фильмах Дэвида Линча, одного из моих любимых режиссеров.[b]– Не хочу показаться занудой, но я опять о вашем сайте. Первое, что видишь, заходя на вашу страницу, – огромный список наград и призов, присужденных вам разными европейскими и американскими организациями.[/b]– За мойку окон?[b]– Да нет, видимо, за вашу музыку. Это для вас так важно?[/b]– Я не думаю, что самое важное – это признание каких-то официальных организаций. Но просто иногда такое происходит, и вот на моем сайте есть информация о тех наградах, которые я получил. Подумаешь… А что, их там слишком много?[b]– Да не то слово. Причем это только на первой странице. И в оглавлении еще такая неоднозначная ссылка: «Awards».[/b]– Ну и что? Вот, например, вы, журналисты, иногда совершенно ничего не хотите понимать о человеке, пока вам не покажешь, сколько у него этих самых «Awards».[b]– Мне кажется странным, что серьезный композитор, пусть джазовый или еще какой угодно, имеет свой ансамбль. А в вашем случае и вовсе можно говорить просто о группе.[/b]– Знаете, однажды в моей жизни наступил такой момент, когда я понял, что музыка – самая важная для меня вещь. Однако в общении с другими людьми мне было тяжело говорить об этом. Многие странно, если не неприязненно, реагировали на мои слова о том, как прекрасно заниматься музыкой и как я этого хочу. И я понял, что вместо того чтобы убеждать кого попало в том, что я как музыкант имею право на существование, лучше окружить себя людьми, которые и так это понимают. Такие люди и стали участниками моего ансамбля. Для меня они больше, чем просто музыканты; это мои друзья. В работе с таким коллективом масса преимуществ. Эти люди не просто исполняют то, что я пишу, они помогают мне сочинять музыку и вдохновляют меня.

Google newsYandex newsYandex dzen