Главное
Карта событий
Смотреть карту

Почему бьются частные самолеты

Общество

27 ноября в Истринском районе Подмосковья рухнул двухместный спортивный вертолет Robinson. Он упал в деревне Рождествено, рядом с Волоколамским шоссе. Два человека пострадали, погибших, к счастью, нет. Вообще же редкий месяц обходится без трагедий с вертолетами. С нового года в России изменяется порядок использования воздушного транспорта – он станет уведомительным. По новым правилам, владельцам частных вертолетов достаточно будет, как в Америке, лишь позвонить по телефону диспетчеру, назвать номер борта, номер лицензии и – от винта! И сразу возникают серьезные опасения: не приведет ли введение такой «упрощенки» к тому, что вертолеты начнут сыпаться с неба, как яблоки в бурю? Чтобы ответить на этот вопрос, корреспондент «Вечерки» отправился в закрытый подмосковный аэроклуб, где продают вертолеты, а также учат на них летать. Bell: крутее всех крутых До ангара в районе Истры добираемся на такси и сигналим перед раздвижными воротами. Людоедская рожа охранника становится подобострастной, когда мы говорим, зачем приехали. Секрет сего преображения прост – сюда, на закрытую для простых смертных территорию, я отправился в компании со своим приятелем – богатеньким буратино. Он давно мечтал о личном вертолете, и вот теперь собрался, наконец. Со стороны ВИП-аэроклуб выглядит просто. Небольшой асфальтированный квадрат, на котором в шеренгу выстроилось полдюжины красных и желтых вертолетов. На заднем плане ангар, ближе ко входу одноэтажный офис клуба. – На чем полетим? – предупредительно улыбается менеджер Наташа. – У нас три модели вертолетов, все американские: двухместный Robinson-22, четырехместный Robinson-44 и пятиместный Bell-206. Час полета стоит соответственно 350, 600 и 900 долларов. Приятель с пристрастием рассматривает вертолеты. Круче всех, конечно, Bell. На таких по Нью-Йорку перемещаются фэбээровцы, гангстеры и миллионеры. Салон у него, как в лимузине, и, в отличие от Robinson с автомобильными двигателями, он оснащен настоящим авиационным мотором, работающим на керосине. – Вот этот подержанный стоит 950 тысяч у. е. – заметив наш интерес, говорит Наташа. – Полетим на 44-м, – вздыхает приятель. – Bell я все равно не куплю… Мы не в Нью-Йорке! Пока механик готовит «робинзона» к полету, мы идем в офис пить кофе. За столом, на котором почему-то расстелена карта Парижа, сидят трое пилотов и вспоминают недавний вояж на вертолетах по Европе. Наш инструктор Игорь – симпатичный мужик лет 40 – вспоминает его с особенной тоской. – У нас небом командуют вояки, – жалуется Игорь. – Чтобы полетать над Москвой, нужно согласовать все в пяти инстанциях: с правительством города, Генштабом, ФСБ, Федеральной службой охраны и командованием специального назначения ВВС. Короче, затея нереальная. А вот над Нью-Йорком можно летать как угодно. Встречные вертолеты там расходятся по морскому обычаю – левыми бортами. Над Парижем разрешено летать над Сеной и вдоль всех крупных автомагистралей. Такие же порядки во всех крупных городах Европы. Помню, взлетали под Дюссельдорфом: попили пивка, сели в машину, предупредили диспетчера о взлете – и все дела. Вот в Москве бы так… Попутно выясняется, что ограничением зоны полетов проблемы не исчерпываются. В Воздушном кодексе РФ закреплено право граждан иметь в частной собственности воздушные суда, в том числе вертолеты. Однако сегодня многие владельцы частных вертолетов не хотят связываться с трудоемкой процедурой государственной сертификации и получают летный сертификат в оборонно-спортивной организации РОСТО (регистрационные номера с обозначением RF). Это, по сути, незаконно, поскольку в Государственном реестре гражданских воздушных судов «ростовские» борта не значатся (а таковых сейчас, между прочим, 400). Введение новых правил должно упростить жизнь тем, кто прошел государственную сертификацию и находится в компьютерном списке воздушных судов. Владельцам «левых» бортов легальный путь в небо будет заказан. Может, тогда и аварий станет меньше… Чтобы легально управлять вертолетом, нужно выложить неслабую сумму. Курс обучения занимает 60 часов теории и не менее 42 часов летной практики. В зависимости от вида летного удостоверения, которое хочет получить курсант, ему придется заплатить от 19 до 21 тысячи долларов. Это в случае занятий в мини-группе. За индивидуальные же занятия придется доплачивать инструктору еще по 50 долларов в час. Еще дороже стоят «права», которые признают за границей. Плюс около 3 тысяч долларов стоит получение летного сертификата. – А как вертолет в плане надежности? – интересуюсь я. – Управлять вертолетом безопаснее, чем автомобилем, – уверяет Игорь. – По крайней мере, вероятность столкновения минимальна. А если откажет двигатель, можно сесть в режиме авторотации. Но это народ и расслабляет. В вертолетных авариях только в 4–6% случаев виновата техника. Остальное – пресловутый «человеческий фактор»: невнимательность пилота, излишняя самоуверенность, лихачество, наконец. Я, например, детально знаю обстоятельства двух аварий с «робинзонами». Первый неудачно сел – землю закрывала дымка, и летчик «промахнулся». Пилот погиб, два пассажира выжили. Командир второго решил покатать девочек под ЛЭП и зацепился за только-только протянутую телефонную линию. Насмерть разбились все четверо… Прогулка по вертикали В офис заглядывает механик и говорит, что наш вертолет готов к полету. Мы допиваем кофе и отправляемся на воздушные покатушки. Вблизи желтый «робинзон» выглядит как игрушка. По размеру он не больше «жигулей». В салоне четыре кресла-ковша, хлипкие двери, которые закрываются крошечными шпингалетами, – из стеклопластика. Внутри вертолет, как автомобиль, только пилот – справа. – Смотри, все устроено просто, – говорит Игорь моему приятелю, сидящему на месте второго пилота. – Видишь слева от кресла «ручник»? Он регулирует шаг несущего винта. Тянешь ручку вверх – и взлетаешь. На штурвал сильно не дави, его можно двумя пальцами держать, как джойстик – это автомат перекоса для выбора направления движения. Ноги на коромысле с педалями – качаешь его и регулируешь тягу хвостового винта. Попробуй сам. Потом мы натягиваем наушники, Игорь запускает двигатель и по-взрослому запрашивает разрешение на полет. Мгновение – и винтокрылая машина отрывается от земли (при этом сильно наклоняется вперед – так, что сквозь лобовое остекление виден асфальт) и резво уходит вверх. – Можно отключить двигатель, – кричит в наушниках Игорь. – Тянем левой ручку вверх, увеличиваем угол лопастей и садимся в режиме авторотации. Не успев испугаться, мы с заглохшим двигателем планируем на поляну. Я жду, что вертолет жестко шмякнется об землю, но толчок едва ощутим. Снова взлетаем. – «Робинзон» – довольно мощный аппарат, – кричит Игорь. – Сами видите, может подниматься вертикально с полной нагрузкой. И в то же время экономичен – за час полета сжигает 50 литров обычного бензина А-95. Тот же Ми-2 съедает в шесть раз больше, 300 литров авиационного керосина. Так этот керосин еще нужно достать! Мы облетаем Новоиерусалимский монастырь, делаем несколько фоток на память и идем на посадку. Приятель рассчитывается – короткий воздушный вояж обошелся ему в 200 долларов. – Покупайте, не пожалеете, – напутствует нас Игорь. – Небо – оно как наркотик… Недавно я снова позвонил этому своему приятелю. Вертолета он пока так и не купил, по-прежнему перемещается на «лендкрузере». Тем не менее регулярно выкладывает по 200 баксов за час полета. Небо манит… Хроника пикирующих «стрекоз» (2007 г.) -27 ноября. В Истринском районе Московской области разбился двухместный спортивный Robinson. Два человека пострадали. -21 октября. Вертолет MD-600 врезался в землю из-за тумана в Таштагольском районе Кемеровской области. Погибли пилот, бортмеханик и два пассажира. -19 сентября. Аварийную посадку совершил вертолет Авиационного отряда специального назначения ГУВД Москвы. Никто не пострадал. -24 июля. Robinson-44 разбился в Ступинском районе Подмосковья. Погиб пассажир, пятнадцатилетний мальчик, и пилот-инструктор. -4 июля. Вертолет Ми-8 Пограничного управления ФСБ разбился в Гдовском районе Псковской области. При полете на высоте в 150 метров отказали оба двигателя. Командир экипажа погиб, штурман и бортовой техник попали в больницу. -3 июля. Военный Ми-8 упал возле полигона Чижи Ямало-Ненецкого АО. При наборе высоты вертолет начал вращаться и потерял управление. На борту 6 человек, пострадал бортмеханик. -1 июля. Robinson-44 разбился в Подмосковье под Яхромой. Вертолет летел на предельно низкой высоте, зацепил винтом провода, упал и загорелся. Из трех пассажиров двое получили легкие травмы, одна девушка доставлена в реанимацию, пилот не пострадал. -23 июня. Вертолет АС-355 «Балтийских авиалиний» упал в акваторию бухты Желтая в Выборгском районе Ленинградской области. На борту находились два пилота и три пассажира. Один пилот погиб, пассажирка госпитализирована. -3 июня. Разбился Robinson-44 авиационно-учебного центра Sky Vision в Каширском районе Подмосковья. Пилот-инструктор погиб, оба пассажира попали в больницу

Подкасты