Главное
Карта событий
Смотреть карту

Ночью в столице работать опасно

Общество

Когда пробивает полночь, Москва превращается в другой город. В нем, залитом искусственным светом, появляются иные жители – люди ночи. Проститутки и гламурная молодежь, стритрейсеры и работяги-коммунальщики, бандиты и менты, бомжи и богатенькие полуночники – все они толкутся на его тротуарах, сидят в его клубах, глотают алкоголь в его подворотнях. Чтобы попасть в этот город обычному человеку, достаточно ночью выйти на обочину и поднять руку. Через минуту рядом притормозит забрызганная тачка ночного «бомбилы», лучшего проводника ночного города, ведь он знаком со всеми и все знают его. Сам себе хозяин Я поймал своего проводника на Таганке, прямо возле метро. До полуночи оставалось 10 минут. «Бомбила» оказался седеющим кавказцем лет 40 с усталыми глазами. Мое предложение покататься до утра в качестве напарника его не удивило: «Садись сзади, корреспондент». Его тачка, вазовская «пятерка», была так «убита», что казалось удивительным, почему она до сих пор не развалилась. На 60 километрах в час двигатель завывал на манер истребителя. Вдобавок в салоне нещадно сквозило. – Может, музыку включите? – подал я голос. – Вас как зовут-то? – Нету музыки, – печально ответил он. – А зовут Гамзатом. Мы взяли курс на центр. Еще до станции метро «Новокузнецкая» Гамзат успел рассказать о себе. По профессии он врач-хирург, до перестройки работал в больнице, был на хорошем счету. Женился, есть двое детей. Потом врачи стали получать копейки. Гамзат уволился из больницы и поехал в Москву на заработки – «бомбить». Машину он купил уже здесь всего за 700 долларов – занял дома денег. «Жигуль» быстро отбил вложенные в него средства, и Гамзат вернул долг. Работает только по ночам – это выгоднее. Зарабатывает неплохо. И еще один плюс профессии – регистрацию спрашивают не в пример реже… Съездить купить выпить Возле ст. м. «Новокузнецкая» нас тормознул первый клиент. – До Маяковки, пятьсот, – дохнул виски парень клубного вида. – Где «Б2», знаешь? – Садись. Всю дорогу парень, не затыкаясь, болтал по мобильнику – сначала с одной подругой, потом с другой, потом с третьей. Выяснилось, что в «Б2» он едет из Fabrique и очень Fabrique недоволен. Точнее, не самим клубом, а танцевальной программой с участием каких-то ветеранов Ибицы. На Маяковке мы расстались. – Вот такие чаще всего и ездят по ночам, – Гамзат сунул в карман смятую «пятихатку». – Развлекаются, хотят попасть куда-то как можно быстрее, готовы платить. Еще совсем юнцы, очень пьяные, разъезжают по клубам. Я как-то вез компанию с Пушкинской площади до «16 тонн» на улице 1905 года. Было всего 11 вечера, расстояние– одна остановка на метро. А они захотели «мотор» и заплатили тысячу… Но вообще, по словам Гамзата, ночью трудно разобраться в платежеспособности клиента. – Еду как-то раз в районе Маяковки – а я там часто тусуюсь, в центре за небольшие расстояния платят хорошо, – вижу, на обочине мужик голосует в трениках. Причем штаны эти чисто совдеповского вида, с оттянутыми коленками. Ну прямо алкаш. Мне стало жалко его: дай, думаю, подброшу бесплатно, может, случилось что. И знаешь, куда он попросил себя отвезти? К «Азбуке вкуса». Оказалось, местный парень, живет прямо на Тверской. Играл с друзьями в покер и проиграл бутылку «Хенесси». А поскольку ночь и все окрестные магазины закрыты, ему потребовался круглосуточный супермаркет. Заплатил, как сейчас помню, 50 долларов… Оперативный бизнес Перед Белорусским вокзалом нас снова остановили. На этот раз парочка крепких ребят с бритыми затылками. – Братан, поехали девку снимем на Ленинградку, – наклонясь к окну, предложил один, в бейсболке и черной куртке. – Оттуда на Курский отвезешь. За все – 700. А че, у тебя пассажир? Сменщик, говоришь? Странные вы пацаны, я смотрю… Ладно, трогай! Парень в бейсболке плюхнулся на переднее сиденье, его друг втиснулся рядом со мной. В салоне отчетливо запахло криминалом. – Слышь, старик, – немного погодя обратился тот, что в бейсболке, к Гамзату. – Давай так: мы девку снимем, а ты нам машину одолжишь на часок и сам с напарником погуляешь. Получишь полторы штуки. А то в гостиницу дорого, а хата у нас в Жулебине – не с руки в такую даль тащиться. Ну, что скажешь? Гамзат плавно сбросил скорость и прижался к бордюру: – Выходите, ребята. Я на такие дела не подписываюсь. – Да не боись, нормально все будет. – Выходите. – Ну, козел... Смотри, попадешься мне еще раз… Пацаны вывалились из машины и так шмякнули дверями, что «пятерка» охнула. – Менты это были, – спокойно объяснил Гамзат, выруливая на свободную полосу. – Мне рассказывали о таких шутках. Водила соглашается, а ему за это шьют статью как организатору. И попадает парень на хорошие бабки – от уголовного дела отмазаться стоит, сам понимаешь, немало. Катана в качестве аргумента Ночью в столице работать опасно. На Гамзата однажды напали в районе Измайлово. Прилично одетый пассажир попросил отвезти его на 16-ю Парковую – туда, где она выходит к парку. Место это глухое, но нельзя сказать, чтобы совсем дикое. Гамзат подвез. Парень полез в карман, вроде бы за деньгами, но достал не бумажник, а аэрозольный баллончик с какой-то дрянью и брызнул водиле прямо в лицо. Потом коротко ударил чем-то по голове. Когда Гамзат очнулся, пассажира не было. Из карманов пропала вся наличность, но хоть документы оказались целы. На машину налетчик не позарился. – С тех пор я вожу с собой катану – знаешь, меч такой самурайский, короткий, – сказал Гамзат и вытащил из-под сиденья клинок сантиметров 40 длиной. – Я в молодости восточными единоборствами занимался, прилично фехтую. Голыми руками меня сейчас не возьмешь. Агнцы и козлища В жизни ночного «бомбилы» случаются разные ситуации. Как-то, возвращаясь часов в 5 утра из «спальника», Гамзат едва не сбил мужика, который бросился ему наперерез из-за кустов и, как безумный, принялся махать руками. Сначала Гамзат подумал, что у мужика «поехала крыша». Но оказалось, все проще – жена рожает, вызвали «скорую», а та никак не едет. В машине у женщины отошли воды, но до роддома она все же дотерпела. А однажды тоже на окраине Гамзат остановился подобрать голосовавшую одинокую девчонку. – Решил подвезти – показалось, еще обидит кто, – рассказывает Гамзат. – А она в машину села, посмотрела на меня невинно так и говорит: «300 рублей». Оказалась проституткой. Это у них целый бизнес, некоторым водилам нравится – едешь и получаешь удовольствие, не отрываясь от баранки. Но хит сезона – история с теткой постарше. Она ловила такси в чистом поле на подъезде к Москве. По виду явно иностранка. Когда Гамзат остановился, тетка просунула в салон голову и выпалила всего два слова: «Москва! Пожалста!» Как она оказалась в том поле, Гамзат так и не узнал – тетка действительно не говорила по-русски… Наркотик для бывшего хирурга Самые хлебные для таксистов места – площадки возле вокзалов, аэропортов и гипермаркетов. Но там своя мафия, работают одни и те же люди много лет подряд, и в этот круг не пробиться. Чужаку запросто могут отвинтить несколько гаек на колесе или проколоть шины. Так чтотуда Гамзату дорога закрыта. Некоторые «бомбилы» выбирают такую тактику: стоят возле метро и ждут своего клиента – по нынешним ценам на бензин колесить порожняком по городу накладно. Но Гамзат колесит. Говорит, ночная Москва – это как наркотик. – А что если бы случилась возможность вернуться к прежней профессии, пошел бы опять в хирурги? – спрашиваю его напоследок. Гамзат хмуро щурится и замолкает надолго. А потом отвечает: – Да… Но сначала хорошо подумал бы, стоит ли это делать.

Подкасты