- Город

Маленькое сердце

Анастасия Ракова: Создаем новую современную инфекционную службу

В Саратове задержаны подростки, готовившие массовое убийство

Летучие мыши могут проснуться раньше времени в Москве

Мария Шарапова объявила о завершении карьеры

Камера сняла побег напавшего с ножом на учительницу школьника

Вильфанд посоветовал россиянам забыть о целине

Чем грозит закрытие сахарных заводов российской экономике

Россиянам напомнили о длинных выходных в марте

«Польша — бандит, а Россия — милиционер»: Марков о высказывании Дуды

Россияне назвали главные причины отказа от предложенной работы

Психологи рассказали о требованиях женщин к современным мужчинам

«В ней мертво все»: Любовь Успенская раскритиковала Ксению Собчак

Роспотребнадзор предупредил о необычном поведении клещей

Меган Маркл официально выступила против Елизаветы II

Ученые определили самую устойчивую к раку группу крови

Маленькое сердце

Психиатры поставили диагноз Александру Копцеву

[i]Александру Копцеву, устроившему 11 января резню в синагоге на Большой Бронной, могут назначить принудительное лечение. Правда, шизотипическое расстройство личности, которое обнаружили у него специалисты Института имени Сербского, не освобождает от уголовной ответственности. Скорее всего, общаться с психиатрами Александру придется, сидя в колонии. Вчера специалисты, обследовавшие Копцева, выступали в Мосгорсуде.[/i] [b]«Сын возмущался, что животных убивают»[/b] Александр Копцев, недавно встретивший на скамье подсудимых свое 21-летие, отреагировал на появление в зале двух экспертов из ГНЦ имени Сербского – Надежды Бутылиной и Марии Алексеевой – довольно спокойно. Заключение судебно-психиатрической экспертизы готовили шесть специалистов, но в суде решили заслушать лишь двоих. Основной вопрос, поставленный перед медиками: в каком состоянии находился Копцев в момент совершения преступления и после него. На заседание пришли и родители Копцева – Татьяна Вениаминовна и Александр Александрович. Оба признались, что не интересовались увлечениями сына, а тот, в свою очередь, и не делился с ними своими взглядами. «Лишь незадолго до случившегося, когда он увидел по телевизору сюжет о жертвоприношении во время мусульманского праздника, сын сильно возмущался, что животных убивают», – сказала Татьяна Копцева. «А по медицинской части у него были проблемы?», – спросила прокурор Кира Гудим. «У него левый глаз не видит, и сердце тоже... как нам объяснили медики, маленькое», – сообщила мать подсудимого. И добавила, что нападение сына на синагогу шокировало ее, ведь все вечера Александр проводил дома за компьютером. «У вас есть какое-то объяснение случившемуся?» – поинтересовался адвокат потерпевших Виталий Хавкин. «Крыша поехала», – лишь пожала плечами Татьяна. Она и ее супруг предположили, что причиной внезапных перемен в поведении сына, скорее всего, стала смерть от рака старшей дочери Светланы в июле 2004 года. «Он замкнулся, никуда не ходил, стал раздражительным», – сообщили родители. По словам Копцева-старшего, сын никогда не высказывал вслух своего мнения о евреях, был спокойным и послушным ребенком. «Чтото случилось с парнем, это стопроцентно! – недоумевал отец. – Взять нож и пойти резать людей здоровый человек не может». [b]«Считает, что по уму и красоте превосходит окружающих»[/b] С медиками, как выяснилось в суде, Александр был намного более откровенен, чем со своими родителями. «Копцев заявил, что в России должны жить только белые люди – потомки арийцев, всех кавказцев надо выселить, а евреев уничтожить, – процитировала прокурор Кира Гудим текст судебно-медицинской экспертизы. – Он также сказал, что «не может смириться с жидовской властью в России». Рассуждая о проблемах общества, он пришел к выводу, что «во всех неудачах виноваты евреи» и «он должен совершить геройский поступок, чтобы привлечь внимание мыслящих людей России к этой тематике». Копцев признался экспертам, что, направляясь в синагогу, «хотел зарезать столько евреев, сколько сможет, а потом зарезать себя». Медики констатировали, что вопросы о бессмысленности существования начали тревожить юношу еще много лет назад, и поэтому смерть сестры вряд ли могла подтолкнуть его к решительным действиям. «Он достаточно спокойно пережил смерть сестры, сказав, что «ее смерть не принесла ничего нового», – продолжала зачитывать результаты экспертизы обвинитель. Из откровений Копцева следовало, что он осознал свою необычность лет в 11–12, замечая, как прохожие «удивленно оборачиваются вслед». «Копцев сообщил, что в 2003–2004 годах он заинтересовался язычеством, стал читать старославянскую литературу, понял, что не первый раз живет на земле, но не знает своих предыдущих воплощений, – цитировала прокурор документ. – Копцев говорил, что видел пророческие сны. Считает, что по уму и красоте превосходит окружающих». Итак, уверовав в реинкарнацию, Александр, по его словам, «почувствовал, что может стать в следующей жизни кем захочет», «может стать Богом», а возможно, «великим вождем на земле», а для этого решил уйти из жизни как герой. Состояние подсудимого эксперты диагностировали как «шизотипическое расстройство личности». «Имеющееся у Копцева психическое расстройство может служить основанием для применения к нему принудительного лечения», – констатировала комиссия. Обследование, по словам экспертов, проводилось в течение трех дней. «Комиссия собиралась дважды. Это объяснялось трудностью диагностики. Ведь само расстройство ново для российской психиатрии. Копцев ограниченно вменяем, – объяснила эксперт. – Мы не пишем, вменяем человек или нет, это прерогатива суда. Мы лишь диагностируем состояние». [b]«Достаточно ясное сознание»[/b] «Я правильно понял, что согласно заключению у Копцева достаточно ясное сознание, и это относится как к моменту обследования, так и к моменту совершения им правонарушения?» – спросил у эксперта Бутылиной адвокат потерпевших Виталий Клювгант. «Да», – согласилась специалист. «В заключении говорится, что Копцев нуждается в принудительном лечении, о каком лечении идет речь?» – спросил адвокат подсудимого Владимир Кирсанов. «Об амбулаторном», – ответила другой эксперт Мария Алексеева. «Материалы экспертизы несколько противоречивы, но я абсолютно убежден, что Копцев в синагоге был адекватен, он четко и ясно понимал, что шел убивать. Это подтверждают и его высказывания на суде», – сказал «ВМ» уже после заседания адвокат Виталий Хавкин. Вадим Клювгант был солидарен с коллегой: «Я не сомневаюсь ни секунды, что Копцев должен быть наказан. В своих показаниях оба эксперта еще раз сослались на статью 22 УК. А в ней говорится, что даже если лицо во время совершения преступления из-за своего психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, то оно подлежит уголовной ответственности». Защитники подсудимого были не так категоричны. «Мы согласны с заключением, – заявил «ВМ» Владимир Кирсанов. – Но Копцев не может нести ответственность в полной мере, поскольку даже в экспертизе сказано, что психическое расстройство повлияло на его поведение и он не мог в полной мере осознавать общественную опасность своих действий». С адвокатом были согласны и родители Александра. «У нас ведь не только дочь умерла, но перед этим дедушка Саши и его дядя», – искала в оправдание сына все новые аргументы Татьяна Копцева. Сегодня слушания по делу о резне в синагоге продолжились.

Новости СМИ2

Алиса Янина

Анти-Грета: у экоактивистки появилась конкурентка

Виктория Федотова

Не портите блинами на кефире ваши отношения

Анатолий Горняк

«Географ глобус пропил»: за что уволили трудовика

Дмитрий Журавлев, политолог

Можно ли считать Эрдогана другом

 Александр Хохлов 

Каждый мужчина должен уметь стрелять

Георгий Бовт

Как высокие налоги мешают нам жить

Мехти Мехтиев

Работы много, народу мало

Солнечное угощение

Талантливый модельер строит успешный бизнес

Любимое варенье писателя

Больше читайте о разных странах и народах