- Город

Олимпийское золото Муратовых

Анастасия Ракова: Создаем новую современную инфекционную службу

В Саратове задержаны подростки, готовившие массовое убийство

Летучие мыши могут проснуться раньше времени в Москве

Мария Шарапова объявила о завершении карьеры

Камера сняла побег напавшего с ножом на учительницу школьника

Вильфанд посоветовал россиянам забыть о целине

Чем грозит закрытие сахарных заводов российской экономике

Россиянам напомнили о длинных выходных в марте

«Польша — бандит, а Россия — милиционер»: Марков о высказывании Дуды

Россияне назвали главные причины отказа от предложенной работы

Психологи рассказали о требованиях женщин к современным мужчинам

«В ней мертво все»: Любовь Успенская раскритиковала Ксению Собчак

Роспотребнадзор предупредил о необычном поведении клещей

Меган Маркл официально выступила против Елизаветы II

Ученые определили самую устойчивую к раку группу крови

Олимпийское золото Муратовых

На двоих у них — 5 олимпиад, начиная с самой первой для советских спортсменов — 1952 года

[i]У нашей первой заслуженной гимнастки Софьи Муратовой, открывшей серию непрекращающихся побед в этом виде спорта и на медалях которой значатся еще 40-е годы, месяц назад, был юбилей. Ее муж, Валентин Иванович, отпраздновал день рождения 28 июля. Только ему 70 лет исполнилось год назад. На двоих у них — 5 олимпиад, начиная с самой первой для советских спортсменов — 1952 года. На двух выступал [b]Валентин Муратов[/b], на трех была его жена. В их «иконостасе» — шесть только золотых олимпийских медалей. А еще восемь серебряных и бронзовых медалей чемпионов мира. Высшие награды страны — орден Ленина у Валентина Ивановича, орден Трудового Красного Знамени — у Софьи Ивановны. Чемпионкой страны [b]Софья Муратова [/b]становилась 14 раз (!) — с 1949 по 1963 год. Я позвонил Муратовым домой. — Софья Ивановна на тренировке. Это Валентин Иванович, ее муж. — А вы почему не на тренировке? — Я знал, что супруги Муратовы выступали вместе, тренировали сборную страны по гимнастике. — А я на пенсии. Мне хватает — Ельцин выписал «персональную» как народным артистам и заслуженным деятелям искусств… Я пришел, когда дома были оба… [/i] [b]— Софья Ивановна, сколько же лет вы вместе? [/b] — Считай, с первой «советской» Олимпиады. Через два года — золотая свадьба. [b]— У спортсменов, как и у артистов, не так часто встречаются такие прочные отношения. Свадьба была «олимпийская»? [/b] — На той Олимпиаде медали добывал один Валя. Я не поехала из-за травмы. Пока она заживала, чтобы время понапрасну не терять, решили завести ребенка. Первым был сын Сережа. [b]— Сколько их у вас? [/b] — Второй, Андрей, родился после Римской Олимпиады. Тогда, вроде бы, решила оставить спорт — как никак уже была двукратной олимпийской чемпионкой. Но все же поехала в Токио, хотя мне стукнуло уже 35. Там, правда, не выступала, была запасной. — Я не настоял, чтобы ее в команду поставили, хоть и был тогда главным тренером сборной, — вступает в разговор Валентин Иванович. — Не хотел, чтобы обвиняли в семейственности, в использовании служебного положения. Такие разговоры возникали уже на предыдущей Олимпиаде. [b]С. И.: [/b]Что ни делается — к лучшему. Мы не откладывали рождение детей. Видели взросление внуков. Дождались и правнука Володьку. [b]— Кто-нибудь из потомства пытался повторить ваш путь? В. И.: [/b]Старший, Сергей, вырос только до мастера, сейчас преподает физкультуру в школе. Может быть, если бы его тренировал я сам, он добился бы большего, но я тогда работал со сборной. А у Андрея были нелады со здоровьем, сейчас выровнялось, но «поезд ушел». Занимается атлетизмом, но это для себя. А вот у внука Димы еще может получиться — ему только 15. Пока даже не определился: занимается и борьбой, и легкой атлетикой… [b]— Не хочется повторять избитые выражения, что, мол, природа отдыхает на детях гениев… ну и чемпионов… В. И.: [/b]Спорт — жестокая вещь. У детей слишком близки были примеры перед глазами, сколько надо было терпеть ради побед. Какие нагрузки выносить; видели они и травмы какие бывают… Я ведь «завязал» со спортом перед своей третьей Олимпиадой из-за отрыва грудных мышц на тренировке — неправильно установили перекладину. У Сони сколько травм было, роковых, прямо-таки, неудач… На первую Олимпиаду почему мы вместе не поехали? Она к тому времени года три была сильнейшей в стране, побеждала на международных турнирах. И вот, в Берлине, после выигранных ею соревнований на Всемирном фестивале молодежи, устроили показательные выступления на параллельных брусьях, на которых девушки уже давно перестали выступать: показать, «как это было». Непривычный снаряд, неудачный соскок и — разрыв крестообразных связок… Прощай, Олимпиада-52! А в 1954 году — лидировала на чемпионате в Риме, где страшная жара, а спортсмены выступали-то на открытом воздухе. О раскаленные солнцем снаряды можно было обжечь руки и потому «коня» периодически протирали тряпкой, смоченной в холодной воде. Соня и поскользнулась на опорном прыжке, руки проехали по мокрому — в результате серьезная травма. А тренер-выводящая не подстраховала: неопытная была, не за спортивные заслуги за рубеж послали... Когда же Соня сама тренером команды стала, при ней Лариса Петрик зацепилась ногой — так та успела под спортсменку подставиться, спасла от травмы… У нее вообще-то нервы были «стальные» — не волновалась вовсе. Но не хватило чистого везения. Так на Олимпиаду в Мельбурн она приехала фавориткой — наша гимнастика главенствовала в мире, а Соня была абсолютная чемпионка последних лет. Но тот год шел под знаком будапештских событий — мы были из команды «оккупантов». Встретила нас Австралия провокационными статьями в местных газетах. На самих состязаниях всячески пытались «подставить» и судьи, и бывало, соперники. К примеру, в матче по водному поло, проигравшие нашим, расцарапали себе лица — в воде не видно, а вылезли из бассейна окровавленные: вот она, «кровожадная рука Москвы», мол, русские зверствуют не только в Венгрии. Протест подавали… В гимнастике судьи тянули на первое место спортсменку из «обиженной» Венгрии, а Соню, как очевидного лидера, откровенно придерживали. Но это привело к неожиданному результату: судьи проглядели еще неизвестную в мире Ларису Латынину и она обошла венгерку, хоть по общему мнению тогда была не сильнее Муратовой. Соне утешением стала золотая олимпийская медаль в командных упражнениях. [b]— Но потом Латынина стала абсолютной чемпионкой еще на двух Олимпиадах. Выиграть у нее тогда, по-моему, было просто невозможно… В. И.: [/b]Как сказать… Соня была абсолютной чемпионкой страны и в олимпийском, 60-м, и в 63-м годах. На Олимпиаде в Риме она выступала после операции на колене. И буквально за неделю до олимпийских стартов надо было на тренировке зацепиться этим коленом за снаряд! На соревнованиях ей пришлось осторожничать, а это приводило к проигранным — пусть тысячным! — баллам. Она стала второй после Латыниной и снова золотой — в команде. До следующей Олимпиады она была на первых ролях, на равных с Латыниной, Астаховой, Ивановой. Но в Токио ее личный тренер выставила в команде более молодую подопечную. Я считал неэтичным «качать права» за жену. Даже не стал участвовать в том тренерском совете. Но был уверен, что уж Соню в команду поставят… [b]С. И.: [/b]Не только за меня, но и по отношению к себе он слишком деликатный. И в первую очередь это касается служебных отношений. Десять лет, пока он был главным тренером, наша сборная — и мужская, и женская — была лучшей в мире. Что ни человек — эпоха в гимнастике. Били изобретателей элементов «ультра-си» японцев их же и своим более современным оружием. Борис Шахлин, Сергей Диомидов, Михаил Воронин, Валерий Кердемилиди творили чудеса. Не случайно в Государственном Русском музее в Петербурге висит картина, где вся эта легендарная сборная с тренером Муратовым запечатлена на полотне. В женскую гимнастику при нем пришли Петрик и Кучинская. Но… сняли со сборной в самом расцвете ее славы. Он ушел в ЦСКА, заведующим учебной частью гимнастической школы. Под начало своего бывшего ученика по сборной, который его в свое время тоже сместил. Вспомнил, видно, какие-то обиды… [b]— Ну вот, выходит вы конфликтный человек! В. И.: [/b]Элементарно требовательным был. Дисциплину в команде надо было поддерживать. Тогда многие у нас покуривали — привычка послевоенного детства, часто — безотцовщины. Я считал, что это непрофессиональное отношение к своему здоровью. Курить запретил. Чуть что наказывал — вплоть до отчисления со сборов. Вот один из тех курильщиков и стал моим начальником… Ушел я из ЦСКА уже в годы развала Союза. Тогда был экономический обвал, более молодым спортивным специалистам нечем было кормить семьи. А у меня была пенсия… [b]С. И.: [/b]Потому что и инсульт у тебя тогда случился! [b]— Может сложиться впечатление, что при всех ваших заслугах и успехах вас нельзя назвать везучими людьми… С. И.: [/b]Самая главная удача — то, что мы вместе, что рядом на протяжении всей жизни и спортивной карьеры был мой муж: и как спортсмен, и как болельщик (мы выступали практически всегда на одних и тех же соревнованиях), и как тренер — пусть не мой постоянный, но который всегда подсказывал, помогал. И по жизни — надежный, умный — о лучшем трудно мечтать. [b]— А как вы нашли друг друга? В. И.: [/b]Тоже в гимнастике. Я, считай, коренной москвич, родился только под Каширой, в деревне Костюково, откуда мои родители, боясь раскулачивания, сами перебрались в Москву, перешли в пролетарии: отец стал работать на артиллерийском заводе… В 1947 году уже серьезно занимался гимнастикой, был в обществе «Буревестник». Зашел как-то на динамовский теннисный корт к гимнасткам — там и для них находилось место — и увидел девчушку, которая сразу приглянулась. «Кто это?» — спрашиваю. «Да это Соня со стадиона «Юных пионеров», по мастерам выступает, — отвечают. Стал провожать ее с тренировок, года четыре так продолжалось: замуж она не торопилась. Поженились только в 51-м. [b]— Почему, Софья Ивановна, был еще кто на примете? С. И.: [/b]За мной ухаживали, не без того… Но я замуж как-то не собиралась. Думала, дети пойдут и прощай, гимнастика! А я была на таком подъеме, в 1949 году уже чемпионка страны, ездила за рубеж, выигрывала международные соревнования. Нравилось мне все это дело. Да и зарплату получала приличную по тем временем, сама себя вполне обеспечить могла. «Пожарницей» была, тогда мы считались любителями, деньги получали в штате, куда нас приписывали… Но и Валентин был интересный парень, высокий для гимнаста, там редко кто до 170 дотягивал, а у него было 173 см. Образованный (Институт физкультуры оканчивал), я стеснялась разницы — сама потом уже вечернюю школу окончила. Девчонки за ним бегали, отбивали, как могли, одна подруга объявила мне, что он, мол, и женат был, и даже двоих детей имеет. Я тогда свои фотографии и письма забрала у него, просила перестать за мной заходить — он понять не мог, в чем дело… Да и совсем девчонкой была по физическому состоянию, несмотря на возраст. Я ленинградка, блокадница, это даром не проходит. [b]В. И: [/b]Действительно выглядела худенькой… Вывезли ее в 42-м на Волгу, там в войну тоже несладко жилось, особенно эвакуированным. Вбила она себе в голову, что не ровня мы — с учебой в войну запустила, переезжала с семьей сестры — мать в Ленинграде погибла, отец еще в 1932-м репрессирован был — из Рыбинска в Казань, потом в Куйбышев, по чужим квартирам. За племянником маленьким ходила, сестра работала… Но я тоже два года пропустил, когда немцы к Москве рвались, школы позакрывали, шла эвакуация. После 6-го класса на тот же завод пошел, где отец работал, «Мостяжарт», сначала слесарем, потом фрезеровщиком. И до того мне это нравилось: быть самостоятельным, получать зарплату, продовольственные карточки, помогать семье, работать на оборону — я делал детали для снарядов, авиабомб — что, когда немцев отогнали, меня с трудом смогли вернуть в школу. Может быть, потому и младший сын Андрей работает слесарем на заводе — фамильное это. Руки у сына умные, делает сложные операции, имеет личное клеймо… А с учебой в школе заставил примириться учитель физкультуры — Корольков Виктор Александрович. Педагог был — от Бога. Вернулся с фронта инвалидом и все свое нереализованное стремление в спорте перенес на нас. Мы занимались у него легкой атлетикой и лыжами, волейболом, футболом и гимнастикой: тогда в каждом дворе стояли турники, и многие из нас научились «солнышко» крутить. Корольков тех, кто имел успехи в спорте (а у меня были взрослые разряды чуть ли не по всем этим видам спорта) назначал инструкторами для проведения внеклассных физкультзанятий, обязательных для всех учащихся школы. Мы проводили ежедневную утреннюю гимнастику в Бауманском парке. Вот оттуда и пошел в гимнастику, которая и стала смыслом и делом жизни, семейным занятием. Соня выводила на помост Латынину, Астахову, Кучинскую — сборную страны. Сама подготовила и довела до олимпийской чемпионки Ольгу Карасеву… Подготовила десятки мастеров. И сейчас у нее есть и мастера, и совсем малолетки-первоклашки… Многих передала в «родственные» виды спорта: в прыжки в воду, фристайл — «лыжную акробатику», там успешно выступает уже трехкратная чемпионка мира Оксана Кущенко, которая у Сони дошла до мастера по гимнастике. Посмотрите на нее — совсем неплохо для своих лет выглядит. Пусть не все, но очень многое может показать ученицам сама. И это при том, что гимнастика очень усложнилась, много феерических трюков. Но такой чистоты, красоты движений, отточенности элементов, как было у нее, я думаю, сейчас не увидишь. [b]НА ФОТО: [/b] [i]Гимнастический «полет» Софьи Муратовой [/i]

Новости СМИ2

Алиса Янина

Анти-Грета: у экоактивистки появилась конкурентка

Виктория Федотова

Не портите блинами на кефире ваши отношения

Анатолий Горняк

«Географ глобус пропил»: за что уволили трудовика

Дмитрий Журавлев, политолог

Можно ли считать Эрдогана другом

 Александр Хохлов 

Каждый мужчина должен уметь стрелять

Георгий Бовт

Как высокие налоги мешают нам жить

Мехти Мехтиев

Работы много, народу мало

Солнечное угощение

Талантливый модельер строит успешный бизнес

Любимое варенье писателя

Больше читайте о разных странах и народах