Музей В. А. Тропинина открывается после реконструкции

Музей В. А. Тропинина открывается после реконструкции

Культура

Завершена реконструкция старинной городской усадьбы, в которой размещается Музей В. А. Тропинина и московских художников его времени. Особое обаяние «малого» музея испытываешь уже при взгляде на этот дом с мезонином и с садом в глубине Замоскворечья – между Полянкой и Ордынкой. Через каких-нибудь два-три квартала от Третьяковки проходит Щетининский переулок – тропа к Тропинину. Ее проложил коллекционер и меценат Феликс Евгеньевич Вишневский, когда подарил Москве 300 произведений живописи, графики и прикладного искусства, став основателем музея фактически на дому – в уютном особнячке № 10, хозяином которого был по завещанию. Музей, открывшийся в феврале 1971 года, быстро стал посещаемым и популярным из-за прекрасной экспозиции портретов и городских пейзажей, выставок и презентаций новых поступлений, сопровождаемых выступлениями музыкантов. В своей ауре музей представил картины, в которых интеллигенция из купечества ценила «приятство» живописи. Тропинин из тех художников, которые всегда изображали людей с искренней симпатией. Будь то сиятельная особа или никому не известный старый извозчик, опершийся на кнутовище, знаменитый мастер-камнетес, кружевница или молодая купчиха Карзинкина. К началу нашего века коллекции музея выросли во много раз, в основном благодаря дарителям, вдохновленным примером Вишневского. Но возраст купеческого дома, построенного в первой половине ХIХ века, потом частично перестроенного, дал о себе знать. Устарели коммуникации, затапливался подвал, начались протечки кровель, сгнили перекрытия, вентиляция отсутствовала... После прорыва водопровода в 2001 году на некоторых картинах появилась грибковая плесень. Памятник истории и культуры был признан в аварийном состоянии, и один из самых московских музеев пришлось закрыть, а произведения искусства – эвакуировать в запасники других музеев. – Открою «секрет»: чем меньше особняк, тем дороже и труднее в нем работать, – поделился с «ВМ» руководитель авторского коллектива генпроектировщик ООО «КАРЭНСИ» Александр Никитин. – Реконструкцию пришлось вести комплексную и очень сложную. Дошли до каждого кирпича дома и до каждого бревна мезонина. Конструктивная прочность памятника очень важна, поскольку на его крышу мы поместили современное оборудование весом более двух тонн. Особые трудности вызвала реконструкция сетей. Проходящие мимо трубопроводы спрятали в землю и внутренний дворик замостили, оставив место газонам. Нужно было оснастить музей новейшими системами пожарной сигнализации и пожаротушения, кондиционирования, видеонаблюдения, электрооборудования и при этом совершенно не влезать в музейное пространство. Научную реставрацию дома выполняли, работая по старым образцам. Столярка, скобянка, паркет, беломраморные подоконники, узорные решетки на окнах – как встарь. Никакого пластика в оконных рамах. Бережно реставрирована и колоритная чугунная лестница каслинского литья. Все для музея сделано за счет бюджета города, при строгом контроле Москомнаследия и активной помощи городского Комитета культуры. Удобств для посетителей будет гораздо больше, чем прежде. Инвалиды-колясочники смогут с улицы въезжать в главный вестибюль. Устроен второй вход в музей со двора. А в расширенном подвале добавятся буфет и комната отдыха. – Более пяти лет мы были закрыты, но времени зря не теряли, – рассказала нам директор музея Ирина Егорова. – Многое посетители увидят в первый раз. Например, акварели, которые были реставрированы. Восстановлены картины, шитые цветным бисером. Впервые выставим украшение нашей живописной коллекции – два портрета, подаренные музею мэром столицы. Дар Юрия Михайловича Лужкова, приуроченный к 100-летию со дня рождения Вишневского, на удивление удачно дополнит экспозицию тропининских работ. Блестящая живопись! Интересны и личности изображенных. Это Павел Тучков из семьи героев 1812 года и Александр Тон, родной брат и помощник архитектора Константина Тона, автора храма Христа Спасителя. Впрочем, есть версия, что изображен именно Константин. Окончательно от нее пока не отказались. С устройством экспозиции спешить не будем. После такого вмешательства дом должен прийти в нормальное состояние, обрести естественный влажностный режим. Но зная, как ждут этого любители искусства, будем делать все, чтобы открыть музей ко Дню города. – Одно время шли разговоры о том, что музею отдадут квартиру Тропинина в доме на углу Волхонки и Ленивки. Как с этим? – поинтересовался корреспондент «Вечерки». – Мы этот вопрос не снимаем. Как-то некрасиво, что в доме, где Василий Андреевич писал всем известный портрет Пушкина, да еще с натуры, сейчас ресторан. Надеемся, будет найдено решение в пользу музея. Ф. Е. Вишневский (1902–1978) – потомственный московский коллекционер. Началом его личного собрания стал портрет тропининской кисти, подаренный отцом в 1918 году. Москвичи старшего поколения помнят этого высокого худощавого человека, эрудита, почти аскетичного в быту. Он был завсегдатаем музеев, выставок и антикварного магазина на Арбате. Каждую картину или вазу непременно разглядывал через лупу, которую доставал из кармана потертого пиджака или поношенного демисезонного пальто. Приобретать редкие вещи ему больше, чем деньги, помогал авторитет в сообществе ценителей искусства. Многие вещи он буквально спас – извлек с чердаков и из чуланов рушившихся особняков. На основе дара Вишневского в феврале 1971 года был открыт Музей В. А. Тропинина и московских художников его времени в особняке, который завещал коллекционеру профессор этнографии Петухов. До конца жизни основатель музея проработал в нем главным хранителем.

Google newsYandex newsYandex dzen