Как отмечали Новый год московские китайцы

Как отмечали Новый год московские китайцы

Общество

Новый год по Восточному календарю наступил тихо и незаметно – рано утром 7 февраля. Для москвичей. Но только не для китайцев, волею судьбы оказавшихся в столице. Отмечать приход Желтой Крысы они начали еще накануне днем. Корреспондент «Вечерки» решил не оставаться в стороне от торжества и отправился в один из китайских ресторанов, где его научили готовить, рассказали, кто такой Цзаован, и объяснили, зачем китайскому посольству нужны хлопушки. – Китайские женщины самые счастливые на свете, знаешь, почему? Потому что китайские мужчины умеют готовить и делают это с удовольствием, – сотрудник крупной нефтедобывающей компании Ян Гон учил меня лепить их традиционные пельмени. Они делаются ушком, так, чтоб формой напоминали старинную монету Ян. За нее когда-то можно было купить целую шанхайскую деревушку. Сегодня это блюдо главное на праздничном столе. Оно – символ благополучия. А процесс его приготовления подобен ритуалу, где участвуют все. На подносе, кроме китайских пельменей-монет, выделялись русские вареники. Постарались русский переводчик Саша и мужчина в красной майке по имени Вячеслав. Это был их дебют. Для китайца слепить пельмень – все равно что для русского, скажем, нарядить елку, которой здесь, к слову, не было. Равно как и Деда Мороза со Снегурочкой. Зато у китайцев есть хранитель очага по имени Цзаован. Некая бесплотная субстанция, показать которую они при всем желании не могут. Зато рассказывают о Цзаоване часами. «Он наблюдает за нашими хорошими и плохими делами, а потом улетает на небо с отчетом. Мы пытаемся дать ему взятку и ставим на стол как можно больше сладостей», – говорит китаянка Шуман. Вокруг стола бегает ее дочь. «Называйте ее Катей», – говорит Шуман. Здесь у каждого китайца есть свое русское имя. Зина, Таня, Витя… Только начальство называют их настоящими именами. У Минлинь – представитель нефтедобывающей компании в России, Ли Цзунлунь – руководитель Центра китайско-русских культурных связей. Есть еще Ян Гон. Он пока не начальник. Просто в Москве живет недолго и новое имя еще не получил. Ян Гон в переводе означает «солнечный свет». Вот скромная часть представителей далекой страны, волею судьбы оказавшихся в такой торжественный день за тысячи километров от дома и родных. Для них это был не просто корпоратив. Компания, в которой работают эти люди, как вторая семья. Многие из присутствующих живут в гостинице при посольстве, и отмечать семейный праздник, кроме китайских ресторанов, им негде. Они признаются, что между китайцами и русскими не так мало общего, как кажется на первый взгляд, и подтверждают это своим гостеприимством. Сажают меня за стол ровно в три часа дня. Они живут по пекинскому времени. У них дома сейчас почти 8 вечера. «Куа Нянь Хао», – говорю наспех выученное своему соседу Тэн Шэнгуан. «Вас тоже с Новым годом», – с трудом отвечает он порусски. У Тэн Шэнгуан бренчит мобильник. 256-я по счету за сегодняшний день смс. От жены и детей, дальних родственников, одногруппников, друзей. Завтра на свежую голову он ответит каждому лично. Никаких общих рассылок. Отведайте «тухлых яиц» Сначала на праздничном столе не было ничего, кроме орехов, подсолнечных семечек и водки. И это настораживало. Кстати, китайская водка была представлена в двух вариантах. Первая – крепостью в 38 градусов. Вторая – в 52, настоящая русская самогонка. Все спиртное китайцы запивают кока-колой и… зеленым чаем, который нейтрализует алкоголь. Но по ходу праздника тарелок с закусками все прибывало, и скоро их некуда было ставить. Их просто сгружали одна на другую. Сельдерей с имбирем, грибы с кинзой, запеченная утка, рыба… Наутро они будут есть яньсао – сладкие шарики из риса. – Закуси, – толкает меня переводчик Саша, – вот тухлые яйца. Рекомендую. Рецепт: утиные (ни в коем случае не куриные) яйца засыпаются негашеной известью и закапываются на две недели в землю. На выходе получается очень оригинально. За новогодним столом женщины ухаживают за мужчинами, а не наоборот – откупоривают бутылки, разливают водку. Чокаясь с начальством, надо опускать свою рюмку как можно ниже, демонстрируя тем самым свое почтение к сотрапезнику. Ну и, наконец, верх бескультурья – выпить полрюмки, когда босс допил до дна. – Это у русских главное – напиться самому. У китайцев главное – напоить соседа, – объясняет мне Саша. Пьют китайцы много, и в основном за богатство, процветание и благополучие. Когда в Пекине часы пробили полночь, мой сосед Тэн Шэнгуан совершенно неожиданно произнес на чистом русском: «За вас, за нас, на нефть и газ». В разгар торжества выяснилось, что преград для общения между русскими и китайцами нет никаких. Первые говорили на плохом английском, вторые – на таком же русском. И все друг друга понимали с полуслова. Были и исключения. Зина, два месяца назад приехавшая в Москву, говорит на языке Пушкина и Толстова практически без акцента. А представитель нефтедобывающей компании в России господин У Минлинь честно признался, что за два года жизни в Москве выучил всего пять слов по-русски, но зато какие это слова… «Вотка, дэвюська, харасо, спасипа, да-да». Этого вполне достаточно, чтобы чувствовать себя здесь как дома. Как испугать «кота»? По телевизору шла прямая трансляция из Пекина. Сотни человек уставились в экран. «Это сяншен – юмористическая передача. Чтото вроде нашего «Кривого зеркала», – коротко пояснил переводчик Саша. Китайцы любят посмеяться над хорошей шуткой. Меня уверяли, что после китайского «голубого огонька» вот-вот выступит их президент, но мы не дождались его поздравлений. Зато руководителю Центра китайско-русских культурных связей Ли Цзунлунь позвонил посол Китая в Москве и передал самые теплые поздравления своим соотечественникам. После чего все встали из-за столов и дружно двинули на крышу, взрывать фейерверки. Не просто забавы ради. «Есть такая легенда, – пояснил господин Ли Цзунлунь. – Жило в Китае чудовище по имени Кот. Оно приходило в село, ело животных и людей. И никак не могли его остановить, пока не поняли, что Кот боится звука хлопушек». С тех пор фейерверки – самая торжественная часть восточного Нового года. На крыше здания неожиданно выяснилось, что китайцы – это всетаки китайцы, даже если и чувствуют себя русскими. Они вспомнили про пожарную безопасность и решили взорвать весь стратегический запас хлопушек возле своего посольства. К 10 вечера по московскому времени все стали разъезжаться. Чтобы отмечать праздник уже у себя в общагах, гостиницах, на съемных квартирах. Несмотряна выпитое, китайцы твердой походкой направлялись к «Газели». И русский шофер бросил полный восхищения взгляд на их статные фигуры. – Ты думаешь, они спать лягут? Нет, Новый год только начинается… Есть поверье, что чем дольше не будешь ложиться спать в новогоднюю ночь, тем дольше проживешь. А завтра ровно в семь утра они будут стоять у родного офиса как огурчики. Готовые трудиться во благо своей компании и отчизны.

Google newsYandex newsYandex dzen